А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню
Свернуть
Совет: кликнете на ник пользователя для открытия меню.
Вы просматриваете страницу пользователя:
Друзья
Свернуть
CC20
Нет на сайте
CC20
Нет на сайте
CC20
bva
Нет на сайте
CC20
Нет на сайте
CC20
Нет на сайте
Друзья друзей
Свернуть
CC20
Нет на сайте
CC20
Нет на сайте
CC20
Нет на сайте
CC20
Нет на сайте
CC20
Нет на сайте
CC20
Нет на сайте
CC20
Нет на сайте
CC20
Нет на сайте
CC20
Нет на сайте
CC20
Нет на сайте
CC20
Нет на сайте
CC20
Нет на сайте
Интересы
Свернуть
Подарки
Свернуть
Стена
Свернуть
CC20
Нет на сайте
Добавлено: 06.01.2012 15:12
Я нашла,нашла ….. свою стену! А там подароки! Во первых, знания-как можно использовать стену!

Во вторых, подложить музыку и читать глазами такое наслаждение! В третьих, сама музыка!Ну, про Дину Рубину ,я молчу.Мало я еще ее прочитала.Наши дорожки пересеклись недавно,но я очень запомнила и отложила на потом,когда очищу свой дух для романтики в самом хорошем смысле.Пока я читаю,чтобы не разучится читать.Вот сейчас схватила с вашей помощью детективчик.Его можно читать по десять минут и делать перерыв часов на пять.Без потери воздуха произведения.СПАСИБО! C Рождеством вас!

CC20
Нет на сайте
Добавлено: 17.04.2011 14:36
валечка, раз Вы у меня в друзьях, а друзья должны общаться, сегодня я буду Вас мучить музыкальной Диной Рубиной. Если Вам это не понравится, напишите. Заранее простите мою назойливость.
CC20
Нет на сайте
Добавлено: 17.04.2011 14:33
Дина Рубина. "На солнечной стороне улицы"





...однажды они навестили смешную старушку Зинаиду Антоновну, ученицу какого-то там знаменитого композитора… У нее стоял рояль, который Вера видела впервые в жизни… И вдруг дядя Миша сел за него и стал играть! Да так резво, так рассыпчато! Вера онемела: побежали по сердцу ручейки-ручейки, и душа зашлась от восторга…

Это стало любимым: Шопен, "Фантазия-экспромт". И потом, когда ставила пластинку, или гораздо позже - диск, всегда вспоминала, как это играл он - оскальзываясь на клавишах, ляпая не ту ноту, но в такой вольно-раздольной истоме… Как ему шла эта музыка!

CC20
Нет на сайте
Добавлено: 17.04.2011 14:32
CC20
Нет на сайте
Добавлено: 17.04.2011 13:47
Обожаю Дину Рубину. Это отрывок из её последнего романа "Синдром Петрушки". В нём упоминается "Минорный свинг" Джанго Рейнхарда, посылаю и его. Послушайте и удивитесь, как Рубина умеет слЫшать музыку, в каких оттенках...Здесь и "марципановые ужимки скрипочки", и "суховатые удары банджо", и "терпкий скрипичный взмыв". Бесподобно!!!



Внизу по прежнему наяривал квартет; ребята честно отбывали свою халтуру до глубокой ночи. Играли хорошо, со вкусом и некоторым даже изыском составив программу из джазовой музыки тридцатых сороковых, и звучала, все таки звучала в этих мелодиях теплая, наивная и грустная надежда: еще немного, еще чуток перетерпеть, и все наладится! Завтра все будет иначе… Солнце, ветерок, море лодочки… купальник купим… какое нибудь колечко, что там еще?



Вдруг – после долгой паузы, когда он решил, что музыканты уже получили расчет на сегодня и, присев к крайнему столику, накладывают в тарелки салаты, – вспыхнул, улыбнулся и поплыл родной мотивчик «Минорного свинга» Джанго Рейнхардта, вбитый, вбуравленный в каждую клеточку его тела… Еще бы: он сотни раз протанцевал под него свой номер с Эллис… Да да: эти несколько ритмичных и задорных тактов вступления, в продолжение которых – во фраке, в бальных лаковых туфлях – он успевал выскользнуть на сцену и подхватить ее, одиноко сидящую в кресле.

И тогда начиналось: под марципановые ужимки скрипочки и суховатые удары банджо вступает основная мелодия: тара рара рура рира а а… и – умп умп умп умп! – отдувается контрабас, и до самой перебивки, до терпкого скрипичного взмыва: джу диду джи джа джу джи джа а а а! – Эллис двигается вот тут, под его правой рукою, багряный сноп ее кудрей щекочет его щеку… оп! – перехват – четыре шага влево – перехват и – оп! – снова перехват – четыре вправо, и пошли пошли пошли, моя крошка, синхронно: нога к ноге, вправо влево, вправо влево, резко всем корпусом – резче, резче! Оп! Тара рара рури рира а а… А теперь ты как томный шелковый лоскут на моей руке: плыви под меланхоличный проигрыш гитары и скрипки, плыви, плыви… только огненные кудри, свесившись с локтя, колышутся и вьются, и змеятся, как по течению ручья…



Он не обратил внимания, как сам уже взмыл с постели, и плывет, и колышется в полнотелом сумраке ночи – правая рука, обнимая тонкую спину невидимой партнерши, согнута в локте, левая умоляюще протянута – и плывет, и плывет сквозь насмешливо чувственный лабиринт «Минорного свинга»…

Он протанцовывал сложный контрапункт мельчайших движений; искусные его пальцы наизусть перебирали все рычажки и кнопки, при помощи которых извлекались томные жесты отсутствующей сейчас малютки Эллис, – так вызывают духов из царства тьмы. Его позвоночник, шея, чуткие плечи, кисти рук и ступни ног знали назубок каждый сантиметр ритмического рисунка этого сложного и упоительного танца, которому аплодировала публика во многих залах мира; он кружился и перехватывал, и, выпятив подбородок, бросал на левый локоть невесомую хрупкую тень, то устремляясь вперед, то останавливаясь как вкопанный, то хищно склоняясь над ней, то прижимая ее к груди… И все это совершал абсолютно автоматически, как если б, задумавшись, шел по знакомой улице, не отдавая отчета в направлении и цели пути, не слыша даже собственных шагов. Если бы движения его оставляли в воздухе след, то перед зрителем постепенно выткался бы сложнейший узор: изысканное, сокрытое плетение кружев, тайнопись ковра…

За перилами балкона, высоко над струящими свои лохмотья пальмами, крепко была ввинчена в звездное небо отлично сработанная, хотя и преувеличенных размеров медная луна, надраенная до наглого блеска (осветители перестарались). Она заполонила не только весь залив, со всеми его берегами, корабликами и лодками у причалов; она вторглась настырным парафиновым свечением в комнату, выдав каждому предмету по цельному куску черной тени, оставляя на стенах размашистые росчерки, замысловатые вензеля и заковыристые монограммы, без конца запуская и запуская по занавесям кружевную карусель теней…

И если б хоть кто нибудь мог стать свидетелем этой странной картины: миниатюрная женщина в глубоком забытьи и мужчина с лунным лицом, с действительно очень светлыми даже в полумраке глазами, что сновал вокруг нее в стремительном, изломанном распутном танце, горячей ладонью оглаживая пустоту, привлекая эту пустоту к себе на грудь и застывая в мгновенной судороге страсти, – такой свидетель вполне мог принять эту сцену за натужную находку модного режиссера.

Настоящего удивления (даже, пожалуй, восхищения) заслуживало только одно: остроносый и несуразный, сутулый человек в смешных семейных трусах и дешевой майке в танце был так завораживающе пластичен, так иронически печален и так влюблен в драгоценную пустоту под правым локтем…

CC20
Нет на сайте
Добавлено: 17.04.2011 13:39
CC20
Нет на сайте
Добавлено: 09.10.2010 14:45
Спасибо за "Рассказы о собаках" .Точнее назвать эту книгу "Рассказы о людях и собаках" Вот бы научиться понимать язык собак! Их бы книга о людях была бы пострашней.
1
Новинки
Свернуть
Популярные книги
Свернуть