Счастье вопреки

Карина Рашитовна Сарсенова


Карина Сарсенова

Счастье вопреки: Избранные поэтические произведения

   © Сарсенова К., 2016

   Посвящается моему возлюбленному супругу Марко Ауджелло.

   Спасибо тебе, мой ангел, за вдохновение любовью!





   Радость и печаль в нашей жизни идут рука об руку… Будем ли мы плакать от счастья или от горя – зависит от нашего выбора. Но как сделать тот самый верный выбор, чтобы страдания обошли нас стороной, а если и случились, то какой урок можно извлечь из тьмы пережитой боли, чтобы грядущий день стал ещё ярче, ещё солнечнее? Многогранность человеческой души раскрывается в поэзии слова и песни, в стихах и пьесах и даже в сюжете для кинопроизведения.



Стихотворения

* * *
 

Надо мной – бесконечное небо!

Предо мной – полный радости путь!

Устремляюсь к познания свету,

И с дороги прямой не свернуть!

 

 

Предо мной – безоглядные дали

Совершенной, великой страны!

С нею наши мы судьбы связали,

С нею мы так друг другу нужны!

 

 

Предо мною – прекрасные лица

Близких духом, любимых людей!

С ними вместе учиться, трудиться,

Ввысь стремиться всегда веселей!

 

 

Предо мною – и солнце, и звёзды,

День сияющий, сумрак ночной…

Стать сильнее, мудрее – не поздно,

Если сердце и разум с тобой!

 

 

Одолею любые невзгоды,

Страх, сомнения, боль отпущу…

Жизни данной мне лучшие годы

Я душе и уму посвящу!

 

 

И когда в путь далёкий отправлюсь,

Поклонюсь я родимым стенам:

Что постиг, то на сердце осталось,

В нём построил я Знания храм!

 

 

И теперь, что бы в жизни ни сталось,

Верный путь я найду без труда!

Небо в духе моём расплескалось,

И моя в нём сияет звезда!

 

* * *
 

Изношенные лица…

Разбитые сердца…

Уставшие молиться

И души, и уста…

 

 

И судеб вереница

Сквозь мыслей круговерть…

И с кем-то не проститься…

И с чем-то не успеть…

 

 

Дня нового страница -

Лишь оттиск прошлых лет…

И оттого ль не спится,

Что твой утерян след…

 

 

И оттого ль не спится,

Что твой утерян путь…

Как пыль до неба взвиться,

Осесть, но не блеснуть…

 

 

Ничем, ни с кем не сбыться…

И в равнодушья спесь

Увязнув, погрузиться

Всем тем, чем был и есть…

 

 

Презренье – вместо счастья…

Безумье – формой лжи…

Распавшийся на части…

Сознанья миражи…

 

 

И жизнь небылицей…

И тьмою забытье…

И суета, что мнится

Плохим, но бытием…

 

* * *
 

Пустая страсть…

Пустые сожаленья…

Так мелок дух, что видно дно души!

Среди камней – застывших заблуждений —

Чужих улыбок жалкие гроши…

 

 

Повсюду ты, повсюду тень густая —

Самовлюблён и безнадёжно слеп…

И отраженья постепенно тают —

Во тьме бездушья твой построен склеп…

 

 

И зеркала разбитые тускнеют,

В щелях стеклянных хоронится ночь…

И сердце равнодушьем индивеет…

И Бог, как сон, вдруг отлетает прочь…

 

* * *
 

Бездонна ночь…

И лунное светило

Подчёркивает непроглядность тьмы…

Куда ушло всё то, что я любила?

Какие дни теперь мне суждены?

 

 

Каких дорог пороги одолею?

В какие дали снова забреду?

И где же я, ничуть не сожалея,

Зажгу над миром вечную звезду?

 

* * *
 

На жемчужной волне,

Под небесною лаской

Мы творили с тобой

Счастья дивного сны…

Чувств своих новизне

Отдались без опаски…

В ярких дней череде

Свет будили Луны…

Узнавали себя

Мы в тенях, отраженьях…

Узнавали себя

Средь запретов, страстей…

Познавали, любя,

Явь в своих сновиденьях…

Познавали, любя,

Средь соблазнов путей…

Признавали, любя…

И в момент озаренья

Возносились, творя,

Мы над бренностью всей!

 

* * *
 

Тобой живу…

Тебя люблю…

Твоим признаньем наслаждаюсь…

Твою любовь я так ценю!

Твоей заботе подчиняюсь…

С тобою быть не утомлюсь…

Твоей улыбкой воскрешаюсь!

И, надломившись, не сломлюсь…

На всё решённое решаюсь…

 

 

В твоей извечности спасаюсь…

И за тебя молясь, молю…

Тебя рождая, возрождаюсь…

Тебя лепя, себя леплю…

 

 

И смыслом жизни обретаюсь

В созвучье струн со-бытия…

В себе кончаясь, продолжаюсь

В твоей душе, в сознанье я!

 

 

Тобой болея, исцеляюсь…

В объятьях – сердцем я пою!

Когда с тобой – ни в чём не каюсь…

В надеждах истину творю…

 

 

В тебе душою обновляюсь…

Тебе мечту мою дарю…

Тебя прощая, не прощаюсь…

Тебя за всё благодарю!

 

 

Тебя свершая, совершаюсь

Вершиной новой красоты!

Себя любя, в тебя влюбляюсь

Сильней, ведь Бог – и я, и ты…

 

* * *
 

Вонзился в сердце ржавый гвоздь:

Ты не единственный на свете,

Кому, бесспорно, удалось

Счастливой следовать примете!

 

 

И рвётся плоть твоя в куски:

Он (иль она) куда успешней!

И сердце воет от тоски,

От безнадёжности кромешной!

 

 

И путеводная звезда,

Что над твоей стезёй сияла,

Над входом в адские врата

Вдруг фонарём бордовым стала…

 

 

Все достижения твои

В кислотной зависти расплылись…

Страданья сумрачные дни

Твоей судьбой теперь явились.

 

 

Чужого счастия огни…

Как загасить, залить их мраком?!

Как смеют быть, светить они,

Не просто так, ещё с размахом?!

 

 

Ведь не достоин тот, другой,

Ведь ничего он не достоин!..

Он затемняет гений твой!

Спокоен ты, коль он покоен…

 

* * *
 

О, сколько зависти людской

Я видела… увижу боле!

Но, следуя своей тропой,

Вброд перейду и топь, и море!

 

 

Пусть стынут тени по углам,

Пусть тьма злословием вскипает…

Я отдаю мой труд векам —

Бессмертье лучших выбирает!

 

* * *
 

А если воплотима я в мечтах,

А если возрождаема – в надежде,

То всё былое – заблуждений прах,

А истина – что не свершалось прежде…

 

 

А если я встречаема во сне,

И в яви узнаваема мгновенно,

И светом различаема во сне,

Неугасимом в мире переменном…

 

 

А если я отмечена судьбой —

Звездой твоей счастливою ведома,

То свет любви, изысканно благой,

Дарует путь к величию простому!

 

 

А если я – любимая твоя,

А если ты – моё благословенье,

То мы живём и чувствуем не зря,

Продляя человечности творенье!

 

* * *
 

Невероятна радость бытия!

Невероятно чудо наполненья

Той красотой, что всюду – для тебя

И что дарует сердцу исцеленье!

 

 

Закономерность судеб и времён,

Свет познающих через испытанья,

Охваченный душою небосклон —

Невероятны, как сознанья тайны!

 

 

Невероятна истина твоя —

Цель всех шагов и смысла обретенье!

Былая и грядущая стезя

Невероятна блага накопленьем!

 

 

Невероятно, может быть, понять,

Что мы нужны самим себе и людям,

И сокровенность знанья осознать —

Ведь без него любой наш выбор труден.

 

 

Невероятно страшно умирать…

Но и рождаться – легче не намного!

Всё, что дано – принять, перестрадать

И собираться в новую дорогу.

 

 

Невероятно тяжек первый вздох,

Последний, он, порой, бывает проще.

За болью, неподъёмностью оков —

Пространство вероятных полномочий.

 

 

Мы все растём, от радости к беде.

Цветы ли, или камни на дороге,

Собою мы останемся везде.

Но стать собой позволено немногим.

 

* * *
 

А преходящее придёт.

Времён расстелет покрывало.

Раскинет звёздный небосвод

И над великим, и над малым.

 

 

Смешает истину и ложь.

Проложит в суетном дороги.

Воткнёт противоречий нож

Под все доступные пороги.

 

 

Размоет краски и цвета.

Под маски спрячет очевидность.

И вложит пошлое в уста,

А в прошлое – судьбы немилость.

 

 

Свершится явью результат.

Взойдёт законом беспринципность.

В уродстве сгинет красота.

Ликвидной будет неликвидность.

 

 

И господином станет всяк,

Кто и за грош всегда согласен.

В друзья любой набьётся враг,

Но ярый друг – вдвойне опасен.

 

 

Беспамятством продолжим род.

И безразличьем вскормим детство.

И жизни искорёжим ход,

С небытием ведя кокетство.

 

 

Рассеем всюду зло и боль.

Отринем светлые отрады.

Но… сердца праведная роль

Раскроет смыслом все преграды.

 

 

Через страданий жар и лёд,

Сквозь равнодушия беспечность

Нас преходящее ведёт

Туда, где духом правит Вечность.

 

 

Туда, где тают времена

И где таится суть мирская.

Душа – бессмертна ведь она.

И праха пыль с неё слетает.

 

 

И заблуждений пелена

В земные дали отступает.

Ошибок плачена цена.

И Ангел смерти нас прощает.

 

* * *
 

Снов разноцветные узоры…

Над временем – сознанья власть…

С души летящие оковы…

И счастья избранная масть…

 

 

Земных печалей растворенье…

И безмятежность бытия…

В себе Творца преображенье…

И новой вечности заря…

 

* * *
 

Зима. Меж давящих пределов

День разливался второпях.

И солнце нежностью несмелой

Смывало с мира боли прах.

 

 

Дарило робкой, но надеждой

На избавленье от грехов.

На жизнь лучшую, чем прежде.

На видимость любых основ.

 

 

На исцеленье осознанья,

На света в сердце торжество!

На прекращенье всех скитаний,

Пути держанье своего.

 

 

На духа верную свободу.

На подлинность любых высот.

На близость к самым дальним звёздам.

И на весны благой приход.

 

* * *
 

Из окна – звенящий свет.

В нём парю, летаю!

Божий замысел, завет —

То любовь святая!

 

 

Вижу я её везде:

В рае и за раем.

Даже там, казалось, где

Только боль без края.

 

 

Даже там, где полон мрак

Безысходной стужи.

Человек – себе лишь враг

И себе лишь нужен.

 

 

Но в душе его – и Бог,

Мир и все творенья.

Человек не одинок

Ни в одно мгновенье.

 

 

Тьма – невежество его.

В заблужденьях мука.

Счастье – то не колдовство,

Бытия наука.

 

 

В каждом выборе – добро

Или разрушенье.

Множить страждущих число

И бесстыдства тени?

 

 

Или новые творить

На устах улыбки?

Жизни суть не позабыть

В бренном, где обвыкли?

 

 

Там, где норма – слепота,

Где незрячесть правит,

Небыль там твоя проста,

Человек без правил.

 

 

Без сознанья, без мечты

О себе, о вечном.

И слова твои пусты,

Смыслы быстротечны.

 

 

Но рассеются они —

Наносное было.

То сиянье глубины

Набирает силу.

 

 

Солнце – в небе и в душе.

Счастье – в единенье.

Всякой ночи тает шлейф

Перед дня рожденьем.

 

* * *
 

Рождались люди. Птицы пели.

Цвела подлунная Земля.

Ветра кружились и метели

В раздольном танце Бытия.

 

 

Безликость облик принимала.

Являлась форма в пустоте.

И я себя то понимала,

То вновь не верила себе.

 

 

Сжималась вечность, уходила

В один лишь сердца перестук…

И я прощала, я любила

Всё то, чем жизнь являлась вдруг…

 

* * *
 

А сердце прыгало в груди,

Душа в мечты летела дали…

Всходило солнце впереди,

На стыке неги и печали…

 

 

На стыках неба и земли,

Там, на границах дня и ночи…

И мы с тобой туда же шли

Меж пар счастливых, среди прочих…

 

 

И мы с тобой туда же шли

Тропой надежд, воспоминаний…

Гореньем радостной любви

Путь освещался перед нами…

 

 

И каждый освящался шаг…

И скалы разбивались в камни…

И становился другом враг…

Ведь шли мы ангелов следами…

 

* * *
 

Человек мечтал о небе,

О свободной красоте.

И о той, где раньше не был,

Внепланетной высоте.

 

 

Ну а небо же мечтало

О просторах над собой.

И над звёздами витало,

И над тьмой, над синевой…

 

 

Билось сердце властью неба

Через грёз своих полёт.

В сны его вплетался светом

Новых далей хоровод.

 

 

И душа летела выше,

Сквозь пределов череду.

Становясь к себе всё ближе,

Бога видела вокруг…

 

* * *
 

Пахло морем…

Дальними снегами,

Тающими на вершинах гор…

Веяло излюбленными снами

И мечтами

Сквозь души простор…

И звало к желанным перспективам…

И манило сердца чистотой…

И растило истинною силой…

И дарило жизни красотой…

Раскрывало солнечные крылья…

И плыло незримостью высот…

Звёздною рассеивалось пылью…

Вышивало светом небосвод…

Расстилало личностные дали…

Их вплетало в вечность Бытия…

Рассыпало целое в детали…

И жило, любимое творя…

 

* * *
 

Вершилось чудо! Над Землёю

Кружились сказочные сны…

И проявлялось всё былое

Из возрождённой глубины…

 

 

Мечты, надежды, ожиданья

Вдруг, обновлённой красотой,

Являли свежее дыханье,

Являясь истиной простой.

 

 

Они летели из сознаний,

Очнувшихся от забытья.

И очищались все желанья,

В сиянье ласковом паря.

 

 

И отлетали все сомненья

В туман исчерпанных хлопот.

И новой данности виденье

Дарило вечности оплот.

 

 

Сны приносили пересказы

Иных сознаний и времён…

Но слышалось в звучанье сразу:

Та небыль – не совсем уж сон…

 

 

И становилось всё возможным…

И мир менял свои черты…

И в настоящем, неотложном —

Иное «я», иное «ты»…

 

 

Неоспоримым становилось,

Что прежде мысли не далось.

И недоступное открылось

Как времени и жизни ось.

 

 

И человечество вступило

За прежних далей передел.

И новый путь в себе открыло.

И новый обрело предел.

 

* * *
 

Душа и мир…

Земля и небо…

Твои грядущие следы…

Границ условность и пределов

Любой и жизни, и судьбы…

 

* * *
 

Всполох счастья…

Огней переливы…

Ворох радуг

Над сутью твоей…

Мудрой власти

Бодрящая сила…

Полных смыслом

Созвучие дней…

Озаренье мечтой…

И узримость

Всех твоих

Тупиков и дорог…

Со святой простой

Примиримость…

Жизни цель…

Испытания срок…

В прежнем зеркале —

Новые лики…

И грядущих свершений следы…

И свои, и чужие молитвы…

И продленье единой судьбы…

 

* * *
 

Иное видится иначе

Для всякого и для тебя.

По-разному ты будешь зрячим

На каждом пике бытия.

 

 

То с удивлением и болью

Отринешь правду о себе.

То со смиренною любовью

Мирской поклонишься судьбе.

 

 

То возжелаешь всех на свете

В своих страданьях обвинить.

То осознаешь: ты в ответе

За то, что надо пережить.

 

 

За то, что следует исправить,

Предотвратить или понять.

За то, к чему себя направить,

Без обвинения принять.

 

 

За то, кому сейчас ты веришь

И чем обманываться рад.

За то, что захотеть успеешь,

Но не осилишь всех преград.

 

 

За муки совести, за ревность

К тому себе, кем мог бы стать.

За недостатков неизменность,

Непринятых достоинств рать.

 

 

За лень и за неадекватность,

За оправданий перебор.

И за свою ж к себе халатность,

За с собственной душою спор.

 

 

За заблуждения, за слабость,

Что силой верной почитал.

За власти каверзную сладость,

Страстей дешёвеньких накал.

 

 

За неподкупную подкупность:

Солгать себе всегда ты рад!

И за ума лихую скудость,

Твой выбор вечно наугад!

 

 

И за усталость от ошибок,

Вину, что не поднимешь враз.

И за успех, что честью хлипок,

За пышных фраз иконостас!

 

 

За старость мученного духа,

За жизнь, что пустотой полна.

За то, что суть твоя – разруха,

И выбрана тобой она.

 

 

И за возможность исцеленья

Тех ран, что сам себе нанёс.

Весь мир – твоё лишь отраженье,

Ты сам своей судьбы прогноз.

 

* * *
 

Многоликость души…

И судьбы многомерность…

Пёстрых листьев полёт

В синеве над Землёй…

Многорядность вершин…

И шагов неизменность…

И по радуге всход

Над преград чередой…

Многоцветье надежд…

И миров необъятность…

Многочисленность вех

И над бездной мостов…

Многослойность одежд…

Лжи любой вероятность…

Но – единый для всех

Свод духовных основ…

 

* * *
 

И всё равно весна!

А небо

Звенит от птичьих голосов…

И всё равно весна!

А мера

Суть раскрывает всех основ.

И всё равно весна!

Растают

Холодной лености снега.

И всё равно весна!

Бог знает:

Душа прекрасна и нага.

И всё равно весна!

Восходят

Благие помыслы к Творцу.

И всё равно весна!

Природе

Все изменения к лицу.

И всё равно весна!

Свершится

Всё благом в жизни для тебя.

И всё равно весна!

Границы

Любые пройдены не зря.

И всё равно весна!

Разбудит,

Мир возродит твоя мечта!

И всё равно весна!

Путь труден,

Но цель величием проста.

И всё равно весна!

Найдутся

Дороги, силы и слова.

И всё равно весна!

Разуться…

Вон первая взошла трава…

 

* * *
 

Бывает так: как будто осень…

В цветущем изыске весны

Душа покоя, дрёмы просит

И серые рождает сны…

 

 

Бывает так: весна как будто

В тягучей осени дана…

Надеждой расцветает утро,

И жизнь – прекрасна столь она!

 

 

Бывает так: запахнет снегом

Июльской свежести роса…

И в плотном белом мраке неба

Льдом проторит свой путь гроза…

 

 

Бывает так: в туманной стуже,

Средь равнодушной пустоты

Нужна улыбка, взгляд твой нужен:

Любим в любую пору ты!

 

* * *
 

Да, красота недолговечна.

Да, молодость – летящий миг.

И жизнь, как ливень, быстротечна.

Земля впитает боли крик.

 

 

Рожденье, смерть – всего лишь грани,

Меж многогранностью настрой.

Душа – не страхи и желанья,

И не пустых шаблонов строй.

 

 

Твоя душа – не гнев, не ярость,

Не горечь отжитых обид.

Не пораженье, не усталость,

Не обвинение, не стыд.

 

 

Не самомненье, не гордыня,

Не хвастовство, не мотовство.

Не заблуждения трясина

И не уродства естество.

 

 

И не сомнений жгучих стая,

Не бренности короткий срок.

Твоя душа – любовь святая.

Она – извечность, путь и Бог.

 

 

Она – творящее начало

Сознанья, мира, Бытия…

Она всё то, что жизнь знала,

Душа великая твоя…

 

* * *
 

Любимый мой, прошу, ты подари

Мне долгий поцелуй, проникновенный…

И о любви без слов поговори,

О счастье жить, о радости нетленной!

 

 

И увлеки в заоблачную даль,

За горизонт мечты и вдохновенья!

Ты подскажи: бессмысленна печаль,

Ведь Бога мы живём благословеньем!

 

 

И напои душевной чистотой,

Сердечным жаром, восхищеньем страстным!

И стану я небесной синевой,

И светом звёзд в твоей душе прекрасной…

 

 

И стану я и Солнцем, и Луной…

Земною твердью, силой океана…

Ведомая божественной рукой,

В любви себя узнаю и воспряну!

 

 

И осознаю: Бог – и я, и ты,

Когда любви мы души посвящаем!

И радуг восходящие мосты

Нас с сердцем бытия соединяют!

 

 

И в сердце Бога, в истине святой,

В истоке жизни, в сути сотворенья

Узреем нас обоих мы с тобой

На каждом новом пике просветленья!

 

* * *
 

Вдохновенье глубинами мира,

Тайной жизни и тайной времён…

И судьбы разноцветным пунктиром,

И картинами, скрытыми в нём…

 

 

Вдохновение красками неба,

Переливами Света и Тьмы…

И полётом свободного ветра

Над простором любимой страны…

 

 

Вдохновение нежным рассветом

И рождением нового дня…

Сказкой снов и волшебным заветом,

Что души начертанья хранят…

 

 

Вдохновенье величием Бога,

И поддержкой, и силой Его!

Осознаньем: любая дорога —

Шаг к Нему или шаг от Него.

 

* * *
 

Порою лучше, чем улыбка, слёзы.

Порою лучше не простить – понять.

Порой желанны и ветра, и грозы.

К иному сроку лучше опоздать.

 

 

Порою лучше радости страданье.

Порою слаще сахара песок.

Случается, бесценны наказанья.

И путь пройти вдруг легче и без ног!

 

 

Порою ненавистно всё святое.

Порою жизнь адом суждена.

Да, так бывает. И дано такое,

Чтоб докатиться поскорей до дна.

 

 

Чтоб всё отринуть и предать, низвергнуть

В тартарары любое бытие.

Чтобы себя потом же опровергнуть,

Жизнь осознать и полюбить её.

 

 

И слушать небо, и смотреть почаще

За горизонт над каждою мечтой.

И признавать: и счастья, и несчастья

Одна причина – это выбор твой.

 

* * *
 

Гроза бушует! Огненные тучи,

Наполненные гневом всех времён,

Ревут над миром, яростью трескучей

Реальность рвут в лоскутный чёрный сон.

 

 

И звёзд соцветья, сорванные, бьются,

В утробе мрака тают без следа…

Травой деревья вековые гнутся:

По ним ступает тяжкая беда!

 

 

И из сердечной раны небосклона

Потоки слёз дождём несутся вниз!

Страх заглушает, поглощает стоны,

Что обезумевшая исторгает жизнь!

 

 

И вдруг безмолвья ласковая сила,

Растущая из тайников Земли,

Накатывает на раздоры мира

И боевые топит корабли…

 

 

И угасает в штиле Мирозданья

Страстей накал… теряет время ход…

И в тишине, под солнечным касаньем,

Свой начинает бабочка полёт…

 

* * *
 

Я поцелую, очень нежно,

Твои глаза, твои уста…

И в счастья море безмятежном

Любви родится красота!

 

 

Родятся страсти и желанья,

Сердечный жар, души озноб…

И новой жизни очертанья,

Предначертаний вечный спор…

 

 

Родятся радости, печали,

Несхожесть и единство дней…

И всё, что в прежней жизни знали,

Яснее будет и ценней.

 

 

Дороги прошлого откроют,

Даруют нам совместный путь.

Друг к другу станем мы с тобою

Со вздохом каждым ближе чуть…

 

* * *
 

Любовь…

Она так многогранна…

Так разнолика…

Так важна…

То безмятежностью отрадной,

То испытаньем нам дана…

Безумия волной накроет,

Взойдя из чистоты сердец…

Со тьмой сражаясь вековою,

Терновый вынесет венец…

Гонимая, родится всё же

В могиле, в логове греха…

Пусть с идеалом так не схожа,

Ни в чём, однако, не плоха…

Любовь…

Порой судьбою странной,

Судьбой великой правит путь…

Меняет мир, людей и страны,

Но проявляет жизни суть…

Любовь…

Душа живёт размахом,

Стремленьем быть и созидать…

Длить нелюбовь —

Духовных крахом

Себя ж в небытие вогнать…

Опровергая муки страха,

Надежду дарит вновь и вновь…

Из боли и страданий праха

Она рождается…

Любовь…

 

* * *
 

В распахнутом небе бездонном,

В душе, что не знает границ,

В полёте сознанья свободном,

В паренье неведомых птиц…

 

 

Во тьме океанских юдолей,

В потоках стремительных рек,

Во льда безмятежной неволе,

В слезах из-под сомкнутых век…

 

 

В незримых ветров переливах,

В мелодиях летних дождей,

И в шёпоте снов яркокрылых,

В созвучье шагов и путей…

 

 

В сиянье далёкой зарницы,

В глазах и улыбках детей,

В бутоне, готовом раскрыться, —

Любовь, смысл жизни твоей!

 

Стихи для песен

* * *
   Мы с тобою – две звезды на небе,

 

Мы с тобою – две реки у моря.

В радости и в горе

Вместе мы с тобою!

 

 

Если же решит судьба иначе,

Пусть глаза твои сияют, а не плачут.

В сердце я твоём живу

И во сне, и наяву!

 

 

Если между нами – километры суши,

Если между нами – бездна океана,

Я тебя прошу: ты никого не слушай,

Слушай песню

Между нашими сердцами.

 

 

В этой песне о любви я говорю.

Ты меня запомни самым-самым нежным.

В этой песне за любовь тебя благодарю.

Ты любима навсегда,

Тает боль, она – вода.

 

 

Припев:

Запомни меня самым-самым нежным,

Целующим ласково руки твои.

Запомни меня самым-самым страстным,

О, ночи любви,

Нашей любви!

 

 

Запомни меня самым-самым чутким,

Хранящим все мгновения нашей любви!

Запомни меня самым-самым сильным,

Все тяготы я

Возьму себе твои!

 

 

Мы с тобой – две радуги после дождя,

Я улыбка твоя, ты – улыбка моя.

Всё на свете не зря,

Если любишь меня!

Мы с тобой – два ветра над горами,

Мы с тобой – всё то, что не сказать словами:

Мы любовь и мечта,

Двух сердец чистота!

 

* * *
 

Традиции, традиции!

Отметить и не спиться!

Традиции, традиции!

Блюсти их научиться!

Традиции, традиции!

Все разные, как лица!

Традиции, традиции!

А лучшая – жениться!

 

 

Скоро-скоро Новый год!

Обновляется народ.

Вещи старые в окно

Всё жена бросала.

Табуретка, веник, кот…

Я же спрятался, мой Бог,

Весь под одеяло!

В прошлый год не углядел —

Вслед за кошкой полетел!

 

 

Перед ужином

Мы нарядные, вдвоём,

Погулять по улице!

Ну а там – народу тьма!

Площадь вся людьми полна!

Топчемся как курицы!

Пусть живот урчит от голода,

Мы как сельди в бочке города!

 

* * *
 

Солнце светит прямо в душу,

Тают сумрак и снега.

Мир вокруг ясней и лучше,

И беда нам не беда!

 

 

Все печали одолеем,

Все утраты отведём,

Если будем мы добрее —

И станцуем, и споём!

 

 

Двери радости откроем,

Станет лучшей песней смех!

С настроением, с любовью

Сотворяем свой успех!

 

 

Мир придёт и процветанье,

Наши сбудутся мечты,

Если помощь и признанье

Дарим все – и я, и ты!

 

 

Если дарим уваженье

И поддержку в трудный час!

Мир – он наше отраженье:

Мы для мира, он для нас!

 

 

Припев:

А музыка – душа народа,

Душа любви, душа страны,

Душа единства и свободы,

Мы жизнью в музыке полны!

 

 

А музыка без слов понятна,

Живут мелодии в сердцах,

Под человечества под флагом,

В нас, в наших детях, в праотцах!

 

* * *
 

Любовь не имеет пределов,

Любовь не имеет границ!

Любви покоряюсь всецело,

Пред нею я падаю ниц.

 

 

Любовь – это песня святая,

Прекрасная песня души!

Любовь – это музыка рая,

Созвучья её хороши!

 

 

И с песней я жизнь проживаю

Всё красочней, всё веселей!

В любовном огне оживаю,

Свободный от бренности всей!

 

 

Нет страха во мне, только радость

Пройти все дороги мои!

А музыка смоет усталость,

Пыль времени с чувства любви!

 

 

Личины привычных сомнений

Рассеются прахом у ног.

И в счастья высоком паренье

Услышится музыкой Бог!

 

* * *
 

А за общим за столом

Свой душа находит дом.

Хлеб я с другом преломлю,

Тем скажу ему: ценю!

Хлеб супруге подаю,

 

 

Тем скажу я ей: люблю!

Хлеб родителям даю,

Тем скажу: боготворю!

Хлеб я детям отдаю,

Тем скажу: благословлю!

 

 

Общий стол; Земля едина;

Перед Богом все равны!

Братья мы и побратимы,

В праздник радуемся мы!

 

 

В праздник славим жизнь земную,

Как прекрасен этот мир!

С благодарностью даруем

Мы друг другу щедрый пир!

 

 

В праздник ярче и светлее

На душе у всех у нас!

Мы становимся добрее

Хоть на сутки, хоть на час!

 

 

Мы становимся мудрее,

В соединстве мы сильны!

Над путём в любви и вере

Светят праздника огни!

 

* * *
 

Верь в себя сегодня,

Верь в себя сейчас!

Боль – она бесплодна,

Радость – сила в нас!

 

 

Ты неповторимым

Послан в это мир!

Для себя кумиром

Стань же в этот миг!

 

 

Отпусти сомненья,

Горести развей!

Ты – венец творенья,

Бог в душе твоей!

 

 

Сбудутся желанья

И твои мечты,

Если утром ранним

Улыбнёшься ты!

 

 

Улыбнёшься небу,

Радужной заре,

Сохраняя веру

Богу и себе!

 

 

Не вчера, не завтра,

Верь в себя сейчас!

Жизнь – она подарок,

Мир – для всех для нас!

 

 

Да, порою страшно —

Давит мрак ночной.

Одиноко, тяжко —

Дождь стоит стеной…

 

 

И никто не любит,

И нигде не ждут…

В ледяной во стуже —

Сердца перестук…

 

 

Не стонать, не плакать —

Душит боли ком.

Тает жизни слякоть,

Как тумана сон…

 

 

Но сменяет зиму

Яркая весна.

Боль твоя – то было,

И пройдёт она.

 

 

И взлетают мысли

В неба синеву.

И летят, как птицы,

И тебя зовут!

 

Пьесы для мюзиклов

Подпись

Сцена 1

Обвинение-исповедь

   – Это ты всё время воруешь у меня идеи! – Нет, это ты вечно крадёшь мои находки!

   В аудиторию вбегают, громко ругаясь, агрессивно толкаясь и крича друг на друга, два молодых человека.

   – Я написал эту мелодию! Слышишь, я! Месяц назад! И дал послушать только одному человеку – нашему общему студенту! И тридцать дней спустя ты имеешь наглость заявить, да ещё на всю консерваторию, что являешься автором этой песни! Я автор! Я! А ты, Дамир, наглый плагиатор!

   – Я?! Да как ты смеешь бросать такие слова мне в лицо! – Дамир смело хватает за грудки более хрупкого на вид соперника. – Эту песню написал я! Ещё два месяца назад! А наш студент знал о моей работе и за бабки слил мелодию тебе! Да это просто заговор какой-то! (угрожающе) Я знаю, Эльдар, ты хочешь не просто испоганить мою карьеру, но и испортить всю мою жизнь! Пустить её под откос!

   Эльдар, неожиданно легко отрывая пальцы Дамира от своей одежды и двигаясь вокруг него сужающимися кругами, словно голодная акула:

   – Это ты хочешь испортить мою жизнь! И не просто испортить, а уничтожить, взорвать к чертям собачьим! Давай, скажи, разве это не правда? Разве не ты вчера сказал моей девушке, что по консерватории ходят слухи, будто я гей? Не твоих ли это рук дело, а, дорогой братец? Может быть, ты и не знаешь, но я лично слышал, как ты говорил эту гадость нашему декану. Ты, видимо, был не в курсе, что во время твоего удивительно творческого доклада я был в его приёмной, и секретарша, милая женщина, чья дочь учится у меня, включила громкую связь! Я слышал каждое твоё слово!

   Дамир, довольно ухмыляясь:

   – Что ж, отпираться не имеет смысла. Да, это был я!

   Не скрывая торжествующего оскала, Дамир кровожадно следит за Эльдаром.

   – Это был я. Я был тогда, когда ты не смог выступить на международной конференции, потому что нанятый мной хакер перед самым вылетом аннулировал твой билет на самолёт. Я был тогда, когда твоя предыдущая девушка, ну та, помнишь, которую ты собирался представить нашим родителям, получила анонимные фото, на которых был запечатлён её идеальный женишок в обнимку с девицей из разряда тех самых, что подпирают уличные фонари. Профессиональный монтаж и фотошоп творят чудеса! Я был и тогда, когда ты полгода провалялся в депрессии, ожидая скорого и мучительного конца, а всё лишь из-за того, что несколько лабораторий подряд посылали тебе поддельные результаты анализов. Рак кожи! Что может быть ужаснее! Метастазы во все органы… На шесть упоительно долгих для меня месяцев ты вообще утратил способность творить! И на музыкальном поприще я был первым! Я!

   – Хм-м-м… – по-волчьи исподлобья глядя на Дамира, Эльдар сохраняет презрительное спокойствие. Заложив руки за спину, он неторопливо прогуливается по комнате.

   – Я так хорошо понимаю тебя, мой дорогой родственничек! Я тоже неотступно следую за тобой по пятам. Выражусь яснее: я твой тёмный Бог! Я программирую твою жизнь! Вершу твой неизбежный провал! Приближаюсь к часу моего безусловного и полного торжества! Многое тебе ещё предстоит узнать и испытать на своей шкуре. Немногое из уже содеянного мною: из-за моего обвинения в плагиате ты не получил допуска к защите диссертации, которую ты писал без малого пять лет. Я приложил руку к тому, чтобы в прошлом году твою новую песню причислили к моим музыкальным достижениям. Благодаря чему международную награду за неё получил не ты, а я. И это я уговорил родителей перестать оплачивать твою магистратуру. Мужчина ведь должен сам зарабатывать себе на жизнь, не так ли?

   Подскочив к Эльдару, Дамир пытается ударить его по лицу. Легко, по-змеиному уклонившись от удара, Эльдар злорадно смеётся.

   Дамир:

   – Ты никогда не получишь денег моего отца! Ты, жалкая пародия на композитора!

   Эльдар:

   – О, это тебе не видать наследства нашего папочки-олигарха! Мечтаешь заполучить все денежки и жить безбедно, пиаря своё никчёмное творчество и засоряя мир бездарными концертами?

   Дамир, с едва сдерживаемой яростью:

   – Но ведь ты хочешь того же самого, разве нет?

   Эльдар:

   – Да. Хочу. Мечтаю. Жажду! И сделаю всё, что в моих силах и даже превыше их, чтобы уничтожить твой талант и убедить отца сделать меня единственным наследником. Носить фамилию нашей семьи и владеть её деньгами может только один из нас. Я.

   Дамир:

   – Прекрасно. Так знай же: я ни за что не отступлюсь. И буду каждый год наслаждаться превосходным вином и объятиями очередной безмозглой красотки на твоей убогой, заброшенной и забытой всеми могиле.

Сцена 2

Подарок

   – Ненавижу сукина сына… Ублюдок… Чтоб тебя нечистая побрала…

   Пробираясь через толпу снующих по вокзалу людей, Дамир то и дело с яростью отталкивает от себя зазевавшихся прохожих. Не обращая внимания на их гневные оклики, идёт дальше, агрессивно жестикулируя и бормоча проклятья в адрес брата.

   Над головой бегущих людей безмятежно распростёрлось безоблачное синее небо.

   Яркий солнечный свет заливает вокзал, высвечивая людские страхи и пороки.

   Навстречу ему движется скрюченная старуха с растрёпанными волосами. Грязная и оборванная, она будто дышит на ладан, с усилием делая каждый шаг.

   Она идёт прямо на него. Дамир с брезгливым презрением пытается оттолкнуть её в сторону, но… не может! Он хочет обойти её, но старуха, двигаясь с молниеносной скоростью, вмиг оказывается снова и снова на его пути.

   Дамир, с яростью:

   – Чтоб тебя! Отвали, старая карга!

   Старуха:

   – Только после того, как ты возьмёшь у меня одну вещь.

   Дамир, силясь отпихнуть её:

   – Отвали! Прочь, маразматичка! Я ничего не покупаю!

   Старуха:

   – А кто здесь говорит о покупке? Скорее – о продаже…

   Дамир, выходя из себя:

   – Ты, сбрендившая бабка, чего несёшь? Пошла вон, кому сказано, иначе…

   Заносит над головой старухи кулак.

   Она, спокойно поднимая голову и распрямляясь во весь рост, глядит ему прямо в глаза:

   – Слушай меня, безмозглое человеческое отродье! Ты ничем не сможешь навредить мне, ибо не ты властен надо мною! Стой и слушай! У меня имеется нечто, что на время станет твоей собственностью. То, что поможет тебе решить твои проблемы и избавиться от одолевающих тебя страданий! Но ровно до того момента, пока ты сам не станешь чьей-то собственностью!

   Раздаётся оглушительный удар грома.

   Дамир вздрагивает, инстинктивно приседает и хватается за голову. Когда он снова распрямляется, то обнаруживает, что никакой старухи перед ним нет.

   Вокзальная площадь пуста. Все люди куда-то исчезли.

   Дамир, рассеянно оглядываясь и затем задирая голову вверх:

   – Как странно… Гром среди ясного дня… А, да ладно!

   Собирается идти дальше, но спотыкается и падает. Встаёт, отряхивая одежду и руки:

   – Фу, в самую грязь вляпался… Нет, ну надо же!

   Смотрит, обо что споткнулся, и видит валяющуюся на земле, в грязи, большую книгу в кроваво-красной обложке.

   Поднимает её.

   – Что за дрянь? А, наверное, кто-то из прохожих выронил. Или эта… старуха.

   Словно припоминая что-то, потирает лоб.

   – Старуха… В ушах звенит… Будто кто-то говорит у меня в голове… Или не в голове? (оглядывается) Старуха… Что она там сказала?

   Раскрывает книгу наугад.

   Несколько секунд смотрит на страницу.

   – А! Что она даст мне вещь, которая решит мои проблемы и избавит от боли!

   Вертит книгу в руках.

   – Вот эта вещь что ли? А что она такая тяжёлая?

   Смотрит на обложку.

   – Дамир Берикович Талаев. Жизнь и смерть.

   Хохочет во всё горло:

   – Я велик! Кто-то уже написал мою биографию! Ну-ка, посмотрим автора.

   Всматривается в обложку. Очевидно, шрифт очень мелкий.

   – Людвиг… Люцерна… Тьфу, что за мамбет средневековый? Люциан… О! Люцифер!

   Снова раздается оглушительный раскат грома.

   Дамир приседает и роняет книгу.

   Вновь поднимает её, ошарашено:

   – Что за чертовщина? Где моё имя? Я что, ослеп? И почему книга вдруг обветшала, будто ей лет двести или более того?…

   Трёт глаза, снова читает название.

   – Да нет, всё верно… А, наверное, эта книжка с хитростью, под одним названием – другое…

   Энергично трёт буквы, но без толку.

   Смирившись с реальностью:

   – Стало быть, это и есть настоящее название подарка от старой ведьмы. Ну-ка, что тут у нас написано… Язык какой-то мудрёный… Старинный, видать… Как… Как вызвать дьявола. Ого!

   Новый удар грома столь силён, что мир вокруг Дамира погружается в непроглядную тьму.

Сцена 3

Подпись

   – Ненавижу его, ненавижу!

   В полумраке жилой комнаты, погруженной в вечерние сумерки, мечется, точно голодный хищник в тесной клетке, обезумевший от ненависти Эльдар. Терзаемый потребностью в собеседнике, он подбегает к висящему на стене огромному, во всю стену, портрету покойной прабабки. Величественно красивая дама глядит сверху вниз на истекающего желчью правнука с ироническим равнодушием.

   – Этот негодяй, позор нашей семьи, эта жалкая пародия на композитора… Да что он там понаписал такого! Ничего достойного, ничего по-настоящему стоящего! Творческий ноль, гений бездарности, вот кто он на самом деле! Продажная тварь, претендующая на деньги отца! Чудовище, жаждущее моей крови! Ненавижу… Ненавижу! Ненавижу!!! Боже мой, как тяжело дышать… И сердце схватило… Какая невыносимая тяжесть… Могильная плита, давящая на душу… Но – нет, ты не дождёшься моей смерти, вероломный брат! Я переживу тебя и переживу с триумфом! Дамир… Дорого бы я заплатил за возможность поквитаться с тобой, поплясать на твоей могиле!

   В порыве отчаяния падает перед портретом на колени. В гнетущей мёртвой тишине рыдает, уткнувшись лбом в холодный пол.

   – Ты получишь то, что столь алчно просишь.

   Вздрогнув, Эльдар поднимает голову и в ужасе смотрит на женщину, выходящую из портретной рамы.

   – Б… б… б… баб-б-бушка?…

   Отползая от стены, он не сводит вытаращенных глаз с вдруг ожившего изображения.

   – Ну… Не совсем.

   С усмешкой наблюдая за его неловкой вознёй на полу, дама не спеша проходит по комнате, оглядывает её и удобно устраивается на единственном стуле. Складки длинного багряного платья со зловещим шелестом струятся вдоль её силуэта.

   – Я пришла, чтобы помочь тебе.

   – Б-б-бабушка?…

   – Хватит тупить!

   Неожиданный рык, вырвавшийся из уст хрупкой женщины, заставляет Эльдара подскочить и выпрямиться во весь рост. Затравленно озираясь, он ищет путь к бегству.

   – Ну же, возьми себя в руки, Эльдар. И подойди ко мне. – Холодный приказной тон дамы словно кожаной плетью хлещет по парню. Обняв себя за плечи и скукожившись под его ударами, он явно нехотя, будто ведомый невидимой рукой, подходит к женщине.

   – Ты звал меня. И я не могла не откликнуться на твой зов.

   – Я? Звал? Тебя? Когда? КАК? – с изумлением вытаращив глаза, парень топчется с ноги на ногу.

   – Не стоит притворяться. – Резко встав, дама внезапно оказывается у Эльдара перед самым носом. Вздрогнув, он хочет отступить, но не может сделать ни шагу, наталкиваясь на невидимую стену позади себя.

   – Эльдар, неужели ты не понимаешь: ты сделал свой выбор. Пути назад нет и никогда не будет.

   – Я… сделал… выбор?

   Ощупывая невидимую преграду, парень тщетно старается найти выход.

   Дама, подходя почти вплотную:

   – Твоя ненависть была столь сильна, что я не могла не прийти. Ты звал меня в твоём сердце. Ты хотел, чтобы я пришла. Разве это не правда? Скажи мне!

   С угрозой наклонившись к присевшему в ужасе Эльдару, дама вперивается жёстким взглядом ему в глаза.

   – Правда… я действительно звал тебя… – не в силах скрывать очевидное, Эльдар судорожно признаёт истину.

   – Тогда ты должен знать, кто я. Хоть много у меня имён, тебе незнакомых, но одно из них ты знаешь наверняка. Сколь часто ты повторял его вслух и про себя! Хватит виртуального общения. Давай же познакомимся в реальности, привычной тебе. Итак, ты – Эльдар. А я? Кто я?

   Эльдар, распластываясь от ужаса на невидимой стене:

   – Люцифер…

   Небо за окном озаряет молния, и раздаётся оглушительный раскат грома.

   – Да, это я. Я тот, кто существует вне человеческих душ и в их пределах. Я реальность зла. Оборотная сторона любого мира. И всех твоих добрых помыслов.

   Отвернувшись, будто потеряв к нему всяческий интерес, дама отходит от парня на несколько шагов.

   – Но почему… почему ты… вы… женщина?!

   Обернувшись, она секунду созерцает его с плотоядной ухмылкой:

   – Потому что у дьявола нет пола и нет лица. Мужчина… Женщина… Да хоть козёл рогатый!.. Какая разница? Главное, чтобы вы, люди, платили по выставленным вам счетам!

   Новый удар грома сотрясает комнату. Эльдар, озадаченно глядя в окно:

   – Погода вроде хорошая…

   Люцифер:

   – Для зла нет плохой погоды. Я вершу ту реальность, которая мне по нраву. Итак, что же ты хочешь от меня, призвавший меня человек?

   – Я…

   – Не призывал меня? Конечно, призывал. Или ты полагаешь, что для призвания дьявола нужна толстая книга в старинном переплёте, древние заклинания и не менее древняя ведьма в качестве курьера? Ну да, в чём-то ты прав. Твой брат призвал меня именно таким способом.

   – Мой брат? Он что, вызвал дьявола?

   – Вызвал. И мы неплохо и весьма плодотворно пообщались с ним. А разве ты не в курсе? Разве ты не чувствуешь разрушительной ненависти со стороны Дамира? Разве не знаешь, как сильно он хочет уничтожить твою жизнь?

   – Знаю… кажется…

   – Ах, знаешь! Так что же ты молчишь? Неужели ты не жаждешь отомстить ему? Не мечтаешь опорочить его честь, лишить таланта, растоптать всё, что для него важно и ценно? Неужели не за этим ты призвал меня, владыку Тьмы, неужели сейчас, когда сам дьявол стоит перед тобой, ты осмелишься отказаться от самых своих потаённых желаний и планов, целей и страстей? Ты знаешь, что тебе за это будет?!

   Эльдар, не в силах выносить её полный лютой злобы взгляд, падает на колени:

   – Сжалься надо мной, о, повелитель мрака! Сознаюсь, я действительно мечтал о встрече с тобой! Но и помыслить не мог, что это возможно на самом деле!

   Дьявол:

   – Возможно всё. Всё, во что ты веришь и в существовании чего сомневаешься. Что знаешь и о чём не ведаешь. У каждого – своя, личная реальность. Она создаётся из мыслей, эмоций, желаний, страстей. О, да, особенно из страстей! Жажда позорной гибели твоего врага – сильнейшая из страстей! Ревность к его успехам. Зависть. Чудовищная сила, чёрным смерчем поднимающаяся со дна твоей души! Сколько раз ты творил добро – и что же? Тебе отвечали благодарностью или предавали, плевали в душу?

   Эльдар, со слезами на глазах:

   – Плевали. И предавали. Мои ученики, во благо которых я тратил лучшие годы моей жизни! Передавал им знания, полученные собственным тяжким трудом. Вёл по извилистым тропам музыкальной карьеры.

   Люцифер:

   – И что же?

   Эльдар:

   – Они предали меня, все, все до единого! Кто перешёл под крыло более успешных композиторов, кто забрал наши общие наработки и покинул страну. Девки повыскакивали замуж, бросая творчество и карьеру. Бездарности! Дешёвые дуры! Как можно! Променять возможности творить на плиту и пелёнки!

   Дьявол:

   – А иные?

   Эльдар, поднимаясь:

   – А иные и вовсе отличились! Крали мои произведения, мои песни и выдавали их за собственные труды! Проклятые плагиаторы! Всё из-за денег! И славы! Не заработанной, не выстраданной, дешёвой славы!

   Люцифер:

   – Они не знали: за блага надо платить.

   Эльдар:

   – Да я отдал бы всё на свете за страдание и смерть моего брата!

   Дьявол:

   – Всё на свете?

   Эльдар:

   – Да! Всё на свете! Это он, мерзкий гадёныш, испоганил мою жизнь! Это он совратил моих студентов, соблазнил их к предательству меня! Это его музыкальные успехи сводят меня с ума! Это он талантливее меня! Это его больше любят и всегда больше любили наши родители! Это он, его жизнь, полная радости и достижений, сводит меня с ума, лишает сна и покоя! Это он мой главный враг, он, кто не имеет права называться моим братом!

   Дьявол, спокойно обходя вокруг беснующегося Эльдара:

   – Твои мучения мне понятны. Сколь много раз я был свидетелем подобных драм! Брат против брата, сын против отца… Зависть – поистине вечный двигатель человеческого зла. Но не советую тебе погружаться в пучину страдания. Твои проблемы разрешимы, причём, весьма действенно и эффективно.

   Эльдар, в отчаянии:

   – Но как? Что ты сможешь сделать?

   Люцифер, громко расхохотавшись:

   – Ох, уж эта современная молодёжь! Поколение, застрявшее между небом и землей. Люди, не верящие ни в Бога, ни в чёрта. Неучи, паразитирующие на усвоенных с детства иллюзиях. Что ж, мне не на что жаловаться. Ваше невежество мне как раз на руку.

   Эльдар, взрываясь от нетерпения:

   – Что ты там бормочешь всё время! Давай же скорей! Если можешь избавить меня от терзающих душу страданий – избавь! А если нет, то убирайся обратно в свою раму!

   Дьявол:

   – О, мне по вкусу твоё безрассудство! Мера моей ответственности определена давно. Не мной и, конечно же, не тобой. Я зачитал тебе твои права и обязанности, в той форме, избрать которую я волен сам в каждом новом случае. Но ты остался глух к моим предупрежденьям. И значит, мой триумф не за горами.

   Эльдар:

   – О, Боже! Сколько слов!

   Люцифер:

   – Нет смысла звать Бога, если ты в нём не нуждаешься. Сейчас ты хочешь иметь дело только со мной. Что ж, изволь. Как говорят в вашем земном мире, желание клиента – закон. Но закон всегда имеет двустороннюю силу.

   Эльдар:

   – Что надо сделать? Я на всё готов!

   Дьявол:

   – Да ничего особенного. Всё на свете отдавать не стоит. Цена здесь другая. И тебе она вполне по карману. Даже ни копейки потратить не придётся. Всё-таки есть в мире нечто, чья цена неизмеримо выше любого успеха, всяческих страстей и всех денег мира…

   Ловким жестом доставая из декольте лист бумаги.

   – Подпиши вот здесь.

   Эльдар, хватая листок:

   – Унизить, растоптать, уничтожить жизнь моего брата – и лишь один листок бумаги?

   Истерически хохочет.

   – Даже дьявол так низко ценит твою жизнь, Дамир!

   Люцифер:

   – Вообще-то, не о его жизни ведётся речь.

   Эльдар, хватая со стола ручку:

   – Где надо поставить подпись? Здесь? Да с превеликим удовольствием!

   Расписывается и возвращает листок Люциферу. Тот ловко прячет его обратно.

   Эльдар:

   – И что теперь? С моим врагом покончено?

   Дьявол:

   – Я думал, тебе доставит особое удовольствие самолично расправиться с ним. Отплатить по счетам. Покрыть его долги.

   Эльдар:

   – Не сомневайся! Я превращу жизнь моего брата в настоящий ад! Но как бы мне получше это провернуть? Чтоб уж наверняка?

   Люцифер:

   – Не сомневайся. У тебя будет сила, чтоб исполнить всё, что ты задумал. И тебе не нужно будет ничего придумывать. Просто внедрись в жизнь твоего брата. И ты превратишь её в ад. Потому что ад уже находится в тебе самом. И вот что я скажу тебе ещё. Если ты сумеешь полностью разрушить жизнь брата, то получишь всё, о чём мечтал. Хоть на какой-то срок. Но коль верх одержит Дамир – берегись. Я не покровительствую неудачникам. Впрочем, довольно слов. Пойдём, я покажу тебе дорогу.

   Берёт Эльдара за руку, и вместе они шагают в портретную раму и исчезают в ней.

Сцена 4

Дамир против Эльдара

   – Невероятно! Я просто супермен какой-то! Сатана не обманул! Люди вечно врут, а дьявол честнее всех!

   Входя в аудиторию, где сидят студенты, Дамир разговаривает сам с собой. Вид у него потрясённый.

   Вытягивает руку и направляет указательный палец на ближайшую девушку:

   – Ты! Три раза присядь и кукарекни!

   Девица послушно, как робот, выполняет его приказ. Студенты хохочут.

   Дамир:

   – А теперь сними блузку!

   Девушка безропотно раздевается. Студенты свистят и улюлюкают с криками: «Давай! Давай!»

   Указывает на паренька:

   – А ты! Выпрыгни в окно!

   Парень молча подходит к окну, открывает его и сигает вниз.

   Гробовая тишина.

   Голос с задней парты:

   – Чё мандражируете! Этаж-то первый!

   Студенты хохочут.

   Дамир подбегает к окну и смотрит вниз.

   – Первый, не первый… Он ПРЫГНУЛ!!!

   Выбегает из аудитории, но тотчас возвращается обратно:

   – А вы все тут… А ну забыли, что видели! Всем спать!

   Мгновенно уронив головы на парты, студенты уснули. Аудиторию наполняет густой многоголосый храп.

   – Я всемогущий… Я ВСЕМОГУЩИЙ!!!

   Дамир мечется по жилой комнате.

   – Я могу подчинить себе волю любого человека! Сотворить всё, что мне вздумается, всё! ВСЁ!!! Ну, держись, братец! Но вот что бы мне сделать? С чего начать?

   В комнату заглядывает мать:

   – Сынок, ты ужинать идёшь? Отец не любит ждать, ты ведь знаешь…

   Дамир, хлопая себя по лбу:

   – Правильно! Отец!

   – Мама, я тут хотел поговорить с тобой…

   Напряжённо глядя на мать, хлопочущую у плиты, Дамир сжимает и разжимает кулаки.

   (В сторону: как ненавижу их с отцом за то, что любят брата больше, чем меня…)

   Мать:

   – Сынок? Что-то случилось? Ты какой-то нервный? Приболел или на работе неприятности? Ах, может, с Аселью поругался?

   Поворачивается к сыну, торопливо вытирая руки о передник.

   – Садись, я тебе чаю свежего налью.

   Хлопочет вокруг стола.

   Дамир садится и пристально глядит на мать.

   – Мам, тут, в общем, такое дело…

   Мать:

   – Сыночек, я тебя слушаю, говори, вот сейчас молочка свежего в молочник налью…

   Дамир, в приступе деланного отчаяния хватая себя за голову:

   – Отец!

   Мать, мгновенно оборачивась:

   – Отец? Что с ним? Неужто плохо с сердцем?

   Дамир, трагично:

   – Хуже. Гораздо хуже!

   Мать, не сводя глаз с сына:

   – Нет… Инсульт?

   Дамир, скрывая лицо в ладонях:

   – У него другая женщина.

   Мать:

   – Или конкуренты пакостят… Что?!

   Дамир:

   – Да. У него… другая… женщина.

   Мать, тяжело опускаясь на стул:

   – Не может быть! Он сорок лет был верен мне! Нет, Дамир, ты ошибаешься! Твой отец, в отличие от других людей бизнеса, не подвержен порокам. Ты ошибся.

   Дамир:

   – Нет, не ошибся.

   Мать:

   – Да ошибся. Наверняка ты видел отца в кафе с какой-нибудь дамой и решил, что это измена. Но нет. У него много партнеров-женщин. Сейчас вон сколько женщин в бизнесе! Или новый юрист. А может быть, художница. Ты же знаешь, твой отец – известный в стране меценат. Давай лучше пить чай, сынок. И не расстраивайся. У тебя замечательный отец!

   Дамир:

   – Я не ошибаюсь, мама. Я бы очень хотел ошибаться… Но…

   Мать, отворачиваясь к плите:

   – А вот и чайник вскипел! Сейчас тортик откроем, вкусный!

   Дамир:

   – Мама, его женщина здесь. Она хочет поговорить с тобой.

   Мать, роняя ложку:

   – Кто… здесь?

   Молодая девушка, выступая из коридора:

   – Я.

   Мать, медленно поворачиваясь на её голос:

   – Ты? Это… ТЫ?!

   – Какой позор! Не может быть! Не верю!

   – Но как же не верите, господин ректор, коль это правда!

   Высокий седовласый мужчина нервно меряет кабинет широкими шагами.

   – Дамир, ты ошибаешься. Эльдар не мог так поступить.

   Дамир, со вздохом откидываясь на спинку стула.

   – Мой брат! Я так люблю его! И вас! И мне так стыдно, Боже мой, мне так стыдно! Я сам не могу поверить в случившееся!

   Ректор:

   – И я не могу!

   Дамир, повелительно:

   – А вы поверьте! Сейчас!

   Ректор, останавливаясь:

   – Что? Я не расслышал. Весь в эмоциях…

   Дамир:

   – Я говорю, не верьте сейчас голосу сердца. Вы любили моего брата. А он предал вас! (в сторону: почему моя сила не действует на него?) Никто не поверил бы в подобное. Но эти бумаги!

   Хватает со стола бумаги и трясёт ими.

   – Эти документы свидетельствуют о содеянном Эльдаром! Обо всём ужасе его преступления! Вот показания бухгалтерии! Пятеро человек, все как один, подтвердили факт его мошенничества. А вот письменные данные с допроса его друзей, так называемых друзей, продажных шкур, которых он взял в долю! Преподаватели! Все те, которых вы взяли на работу, дали приличную зарплату и возможность творческого роста! Вывели в люди! Они были с ним заодно. Деньги… Дёшево же стоила их преданность вам, их любовь. Всё показное! Только моё страдание настоящее!

   Ректор:

   – Вы оба мне как дети. Я ж давний друг вашего отца. Мы вместе с ним ходили в детский сад! В песочнице играли… Заметив ваши таланты, он попросил меня поспособствовать вашему росту. Собственных детей у меня нет, ты же знаешь. Дамир, вы с Эльдаром – моя семья! Ну и, конечно, консерватория… Моё творческое детище!

   Дамир:

   – И он предал всех нас! И лично вас, и меня, и нашу альма-матер! Подставил вас, обвинил в воровстве государственных денег, почти упрятал за решётку! Я вижу: Бог есть. Иначе как объяснить неожиданное избавление от надвигающегося на нас ада?! Если бы один из предавших вас коллег не раскаялся, не обратился ко мне… Если бы полиция не пообещала ему защиту от изверга, которым оказался мой кровный брат! Ведь он угрожал расправой тем, кто спрыгнет… Но как же мне тяжело на сердце! Я не хочу жить с таким грузом! Лучше бы я умер!

   Вскакивает и бьётся головой о стену.

   Ректор, подбегая к нему:

   – Дамир… Дамир! Сынок, родной! Успокойся, Бога ради! Как же мне понятна твоя боль! Моё сердце сейчас тоже рвётся на куски!

   Дамир, позволяя ректору бережно усадить себя на диван:

   – Зло надо искоренять безжалостно.

   Ректор:

   – Что ты предлагаешь? Я не знаю, что делать. Я в полной растерянности…

   Дамир:

   – Вам следует подписать согласие на рассмотрение дела о мошенничестве в суде. Слава Богу, мы поймали негодяя на полпути! И он не успел занять ваше кресло, на которое метил. В чём вы сомневаетесь?! Да он же полный подонок! Эльдар предал и наших родителей тоже! И мою мать, и отца, вашего друга! Вы что, не знаете, что именно мой брат, моральный изверг, соблазнил мою девушку к совершению столь унизительного поступка! Он внушил ей, что отец влюблён в неё без памяти и собирается продвигать её творчество. Вы же помните, Асель – талантливая художница, но без гроша в кармане, как и все художники. Зато с непомерными амбициями… Ей нужны только деньги… Отец же поверил её признаниям… Повёлся на свежесть чувств. На свежесть молодого тела… Сердце моей матери разбито в буквальном смысле. Только сегодня её перевели из реанимации в общую палату. Обширный инфаркт, знаете, не шутка…

   Ректор:

   – Но Эльдар мне как сын…

   Дамир:

   – Был. В вашей реальности. На самом деле он никогда не любил вас. И он предал не только вас. Но и всю консерваторию.

   Ректор:

   – Люди поймут. И простят…

   Дамир:

   – Он предал меня. Лишил надежды на счастливую семейную жизнь. Разбил мою веру в доброту людей. Вы подумайте только: меня предал родной брат!

   Ректор, медленно:

   – Да… это пережить тяжелее.

   Дамир:

   – Брат не остановится. Он будет преследовать меня всю жизнь. И мстить.

   Ректор, тяжело опускаясь на диван рядом с Дамиром.

   – Ты прав. Ты молод, талантлив. У тебя была гармоничная родительская семья… любимая девушка… Сейчас осталось только творчество. И я не позволю тебе утратить и это! Пустить всю твою жизнь под откос… Да никогда! Хорошо. Эльдар закончит свои дни в тюрьме. Куда мне надо поставить подпись?

Сцена 5

Эльдар против Дамира

   – Звучит весьма заманчиво… Говоришь, у нас получится это провернуть?

   Молодая девушка задумчиво теребит прядь длинных волос.

   – Наверняка. Ты же самый талантливый хакер в городе! Гениальный!

   Приобняв девушку за плечи, Эльдар ласково гладит её по спине.

   – А… Твоё обаяние не действует на меня, Эльдар. Ты же знаешь, я скоро замуж выхожу.

   Эльдар, прижимаясь к девушке чуть сильнее:

   – А кто говорит о романе, Элла? Так, о лёгком флирте. Уж он-то не предосудительнее твоих компьютерных взломов?

   – Не предосудительнее… Хотя – кто знает? Я же стараюсь не вредить тем, кто этого не заслуживает. Перевести пару миллионов долларов со счёта ожиревшего богача на счёт бедняка – это не грех, а добрый поступок. Или ты так не считаешь?

   Поворачивается к Эльдару и смотрит ему глаза.

   Эльдар:

   – Вот и моё дело точно из той же серии.

   Элла, чуть отстраняясь от него:

   – А ты уверен? Опорочить человека… мне кажется, это как-то чересчур…

   Эльдар, распрямляясь:

   – Элла, да я же защищаюсь! Он пытается испоганить мою жизнь. Понимаешь, этот парень, он всю жизнь завидует моему таланту и успеху. Тебе нравятся мои песни?

   Элла, с жаром:

   – Очень! Я слушаю их утром и вечером. Знаешь, твои композиции уникальны. Они заряжают энергией с утра и успокаивают вечером. И мои приятели и подруги тоже кайфуют от твоего творчества! Ты кумир современников, Эльдар! Как и Дамир!

   Эльдар, кланяясь:

   – Благодарю. Твои слова вселяют в меня вдохновение! Благодаря тебе я напишу ещё больше прекрасных песен!

   Принимает серьёзный вид.

   – Но если тот парень преуспеет в своём желании изничтожить меня… Не видать тебе и твоим друзьям новых композиций. Кумир современников прискорбно рано сойдёт в могилу!

   Элла, поднося руки к горлу:

   – Уф-ф… Что-то дышать тяжело… Душно очень… Вроде окно открыто…

   Эльдар:

   – Мне нужна твоя помощь, талантливая взломщица искусственного интеллекта! Мой враг жаждет уничтожить меня. Как ты не понимаешь, что здесь речь идёт не о мести, а о самозащите!

   Элла, с трудом дыша:

   – Да… О! Ничего себе, я никого так сильно не ненавидела! Даже моего бывшего, ушедшего к другой… Ух… Ярость буквально рвёт сердце на части… Ты прав, Эльдар! Твоему врагу нужно нанести ответный удар! И чем быстрее, тем лучше!

   Эльдар:

   – И чем разрушительнее, тем лучше!

   Элла, тяжко дыша:

   – Что… что ты там ещё придумал? Давай, показывай!

   Эльдар щёлкает мышкой, выводя изображение на экран.

   Элла, неожиданно хрипло, с рыком, хохоча:

   – Вот садист! Если брать, то с потрохами! Как, оказывается, сладка справедливость возмездия! Я и не догадывалась, что добро может скрываться в натуральном злодеянии!

   – Ещё раз спрашиваю: где ваш брат?

   Высокий плечистый мужчина в штатском с холодной угрозой смотрит на Эльдара.

   Эльдар, с деланным испугом:

   – Я не знаю! В последнее время Дамира как подменили. Он редко появлялся на семейных обедах, почти не разговаривал с семьёй. И в консерватории редко бывал! Всё по заграничным командировкам разъезжал…

   Мужчина:

   – По командировкам, говоришь? По заграничным… Значит, это действительно он.

   Переводит суровый взгляд на стоящих по бокам от Эльдара таких же массивных мужчин:

   – Мы нашли его. Знаем его имя и род деятельности. Как же я сразу не догадался, что известнейший из предателей родины прячется в сфере творчества! Умно придумано. Он имел возможность разъезжать по миру, якобы давая концерты или участвуя в фестивалях, и вести свою подрывную деятельность! Но сколько верёвочке ни виться… Идём, ребята. Пора закинуть сеть и выловить рыбку.

   Собираются уходить.

   Эльдар:

   – Предатель родины? Кто? Мой брат? Мой родной брат?!

   Мужчина, поворачиваясь к нему:

   – Кстати, вот протокол вашего допроса и договор о неразглашении. Вы поступили правильно, дав показания на вашего брата. Родина дороже всех родственных связей. Подпишите здесь и здесь.

   Эльдар, картинно заламывая руки:

Конец ознакомительного фрагмента.

   Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

   Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

   Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.