Мыс Маям-Раф

Карина Шаинян


Карина Шаинян

Мыс Маям-Раф

   – Не экспедиция, а полевые работы, – в десятый раз поправил Юльку отец. – Так, по мелочи уточнить… – он замолчал, сворачивая с дороги.

   Машина затормозила во дворе института. Там уже стоял «Урал», и в тени его оранжевой туши тихо переговаривались несколько человек. Юлька узнала дядю Диму… то есть – Дмитрия Антоновича, начальника партии, и облегченно вздохнула: сразу остаться наедине с незнакомыми взрослыми людьми было бы страшновато, а рядом со старым другом отца она чувствовала себя почти свободно. Остальные совсем не были похожи на геологов, не то что дядя Дима, широкоплечий и бородатый: хрупкая румяная старушка, сидящая в кабине, высокий кряжистый дед. Тощий и вертлявый тип в красной бандане озабоченно осматривал колеса вездехода.

   – Ну, Юлька, знакомься, – сказал из-за спины отец. Рядом с ним улыбался невысокий парень лет тридцати.

   – Петр Алексеевич у нас повар, – указал отец на старика. У повара был большой сизый нос, растрепанные седые волосы и улыбка добродушного пирата. Юлька робко пожала протянутую руку.

   – Повар? – удивленно переспросила она.

   – Стар я уже по маршруту скакать, – улыбнулся Петр Алексеевич.

   – Владимир – водитель.

   Вертлявый небрежно кивнул, не отрываясь от колес.

   – Ну, и наши геологи. Сергей Александрович, – отец повернулся к стоящему рядом парню.

   – Просто Сергей, – улыбнулся тот. «Симпатичный», – решила Юлька. Темные живые глаза, твердо очерченное лицо, легкая щетина. Он был в вытертой, выгоревшей штормовке, и Юлька с отвращением посмотрела на свою новенькую зеленую курточку. Вздохнула: когда еще ткань приобретет такой благородный оттенок… «Интересно, он женат?» – подумала вдруг Юлька и покраснела.

   – И Таисия Михайловна, – отвлек ее отец, подводя к выглянувшей из кабины старушке. – Таисия Михайловна, вы ей мартышничать не давайте, хорошо?

   – Ну пап! – возмутилась Юлька. Таисия Михайловна улыбнулась, по загорелому лицу разбежалась сеть морщин.

   – Ничего, мы сработаемся, – потрепав Юльку по голове, старушка скрылась в машине.

   – Будешь жить в палатке с Михалной, и на маршрут с ней же ходить, – тихо сказал отец.

   – Она что, по обрывам будет лазать? – изумилась Юлька.

   – Ты у нее еще отдыха запросишь, – рассмеялся Дмитрий, – наша Михална еще ого-го!

   – Да, мама – молодец, – гордо улыбнулся Сергей. Юлька фыркнула. Надо же – такой большой, а до сих пор… Что до сих пор – Юлька додумать не успела.

   – Ну все, – заторопил отец, – хватай рюкзак и прыгай в будку.

   Вездеход, рыча, пробивался сквозь тайгу. Старая грунтовка, ведущая к покинутому людьми Ныврово, давно ушла в сторону, и теперь машина петляла по просекам между сопками. Проклиная крошечные окошки и тряску, Юлька на четвереньках умостилась на скамейке и прилипла к стеклу. Она уже несколько раз крепко приложилась лбом, но смотреть в окно не перестала. Когда машина остановилась у брода через темную речку, окруженную лиственницами, Сергей хитро подмигнул девочке. Отвел в сторонку Таисию Михайловну, загадочно перешептываясь. Вернулся, довольный, и погнал сконфуженную и обрадованную Юльку в кабину.

   Здесь так же немилосердно трясло, и в тесноте Юлька все время билась одной коленкой о дверную ручку, а другой – о ногу Таисии Михайловны, но и неудобства, и смущение быстро были забыты. Сопки расступились, остались позади последние лиственницы, и перед восхищенной Юлькой открылась долина Мати. Взревывая и разбрасывая торфяную жижу, вездеход шел вдоль заболоченного русла. В сочной зелени осоки вспыхивали солнечные поляны пижмы и пятна цветущего шиповника. Река неторопливо несла чайную воду к распахнувшему стальные крылья морю. Задохнувшись, Юлька смотрела, как огромная шоколадно-белая птица неторопливо летит к далекому мысу, похожему на спящего у воды зверя. Запах соли перебил аромат хвои и железистый запашок болота. «Урал» спустился на плотный серый песок и пошел по отливной полосе к багровой громадине Маям-Рафа. Водитель расслабленно засвистел, довольно посматривая на плотный ровный песок.

   – Следы, – вдруг удивленно сказал он. – Кто-то нам навстречу проехал.

   – Рыбнадзор, – безразлично предположила Таисия Михайловна.

   – У них «ГАЗ», – возразил Вова, – а это от «Урала» следы. Браконьеры?

   Таисия Михайловна промолчала, досадливо дернув плечом.

   Лагерь разбили, не доехав до мыса километров пять, на узкой полосе пляжа, зажатой между скалами и морем. Следы чужой машины тянулись от Маям-Рафа. Вова несколько раз прошелся вдоль колеи, хмуро бормоча под нос, а потом присел у машины и нахохлился. Только когда Сергей потащил его накачивать надувную лодку, водитель ожил и снова принялся рассуждать о подозрительных следах, но, увидев вежливую рассеянность геолога, затих, недовольно махнув рукой.

   Пока взрослые ставили палатки, Юлька металась, не зная, на что смотреть. Лиственничный лес наверху казался далеким и заманчивым, но лезть туда было строго-настрого запрещено. Юлька не расстраивалась: у нее и так разбегались глаза. Таежный ручей разбивался об красноватые камни обрыва на тонкие нити. Водопад был обрамлен изумрудной порослью мха, в котором яркими костерками дрожали саранки. Подножие скал терялось в зарослях лопухов – таких огромных, что Юлька могла стоять под ними в полный рост. Ближе к воде тянулась полоса плавника – песок между гигантскими стволами лиственниц, выброшенных на берег штормами, был усеян мелким мусором и длинными полупрозрачными лентами морской капусты. Серебристый от старости и соли, звонкий бурелом был сплошь оплетен диким горошком – Юлька немедленно сорвала несколько стручков. Молочные горошины таяли во рту, но девочка уже неслась дальше – через сузившуюся отливную полосу к свинцовым волнам, оставлявшим на песке языки желтоватой пены. Здесь уже складывали в надувную лодку сети.

   – Не нравятся мне эти волны, – беспокоилась Таисия Михайловна. – Может, до завтра отложите?

   – Ну, мам, разве это волны, – улыбался Сергей.

   – Вот на восточном побережье волны, – поддержал Петр Алексеевич, – а здесь чепуха, пролив!

   Юлька изо всех сил прищурилась. Казалось, что если смотреть из-под ресниц, можно заметить на горизонте тонкую полоску тумана – материк.

   – Зря стараешься, – проницательно усмехнулся Сергей, – отсюда не видать. А мне вот, – повернулся он к Таисии Михайловне, – не нравятся эти нерпы, – он показал на темные головы, торчащие из воды. Тюлени растянулись редкой цепью вдоль берега, карауля идущую на нерест горбушу. – Залезут в сеть – выпутывай потом… они, между прочим, кусаются!

   Он шагнул в воду. Волна с шипением ударилась в сапоги-болотники, откатилась, и легкая лодка запрыгала по воде.

   С утра Дмитрий с Сергеем, наскоро перекусив, бросились проверять сети. Юлька одурело тянула чай. Всю ночь ей снилось море. Во сне пролив был совсем узким – рукой подать до материка. Кто-то бродил по пляжу, шуршал вокруг палатки, – Юля не знала, было ли это частью сна или в лагерь и правда забрел какой-то зверь. Тряхнув головой, она прислушалась – взрослые обсуждали сегодняшние планы.

   Они едут в сторону Маям-Рафа. Там Юльку с Таисией Михайловной высадят, и они пойдут по обрыву к лагерю, отбирая образцы. А Дмитрий и Сергей поедут за мыс, к устью Пильво. Оставят отобранный материал у Маям-Рафа и вернулся в лагерь налегке. Образцы подберут завтра, – все равно мимо ехать.

   Юльку такой план не вполне устраивал. Здорово, конечно, что не оставят сидеть в лагере. И понятно, что прыгать с набитым камнями рюкзаком по глинистым склонам старушке тяжело, и ей помощница нужнее. Но неясно, почему ей не может помочь Дмитрий. А Юлька, так и быть, помогла бы Сергею.

   Она посмотрела на Маям-Раф. В утреннем тумане мыс еще больше походил на гигантского зверя – но уже не мирно пьющего, а грозно припавшего к земле. Казалось, он готов перемахнуть через пролив и вонзить когти в материк. Юлька поежилась.

   – Что, не нравится? – спросил Вова, перехватив ее взгляд. Юлька пожала плечами, но водитель не отставал: – Тебе говорили, что значит – Маям-раф? Место, где спит демон. Нехорошее место, – торжественно и мрачно сообщил он.

   – Или место, где спит бог, – вмешалась Таисия Михайловна. – Здесь не видели разницы.

   Юлька слушала с приоткрытым ртом, не зная, кому верить.

   – Или место, где спит медведь, – добавил Петр Алексеевич. – Божество, Хозяин… а рожа – одна. Они просто опасались называть медведя медведем. Боялись, что придет.

   – Вот глупые! – засмеялась Юлька.

   – Не только они. Откуда, по-твоему, «Топтыгин» взялся? – насмешливо спросил Юльку водитель. – То-то же.

   – Да и медведь… – добавил повар. – Мед-ведь. Тот, кто ведает медом… Иносказание!

   – Есть еще «бер»… да только это тоже метафора. «Бурый» всего-навсего, – добавил Вова.

   Юлька ошалело вертела головой.

   – А как же на самом деле? – изумленно спросила она.

   – А это самая страшная тайна древности! – свистящим шепотом ответил Петр Алексеевич и сделал большие глаза. Вокруг захихикали.

   – Не смешно, – вдруг насупился Вова. – Люди верили в бога-медведя. Боялись зазвать на землю, и так скрывали его истинное имя, что сами в конце концов забыли. Приносили жертвы. Выкармливали медвежат грудью, как маленьких детей! – Вова уставился на скривившуюся и смущенную Юльку черными круглыми глазами.

Конец ознакомительного фрагмента.

   Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

   Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

   Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.