Последние известия

Эдуард Вениаминович Лимонов


Эдуард Лимонов

Последние известия

   © Лимонов Э., 2016

   © «Центрполиграф», 2016

Юбилей преступления

   2012 год – юбилейный. Ровно 20 лет тому назад, летом 1992 года, в России началась ваучерная приватизация, справедливо окрещенная народом «прихватизацией». В стране были введены приватизационные чеки (ваучеры), которые бесплатно раздавались населению и теоретически могли быть обменяны на акции того или иного предприятия.

   Имущество предприятий страны было огульно и заниженно оценено в 1,4 трлн рублей, и на эту сумму были отпечатаны ваучеры, заявленная на каждом чеке стоимость была 10 000 рублей.

   Безжалостный «латышский стрелок», Робеспьер русской буржуазной революции, глава Госкомимущества Анатолий Чубайс, руководивший этой варварской деколлективизацией всей страны, утверждал, что на один ваучер можно приобрести два автомобиля «Волга». На Цветном бульваре, помню, сам видел в 1993-м спекулянты скупали ваучеры по цене двух бутылок водки.

   Начальником Чубайса был Гайдар. У Чубайса была карательная команда, куда входили и иностранные специалисты, в частности профессора Гарварда Андрей Шлейфер и Джонатан Хэй. У них на родине, в Америке, обоих впоследствии, в 2005 году, судили за использование служебного положения в личных целях. В России Чубайса и его команду не судили, и он до сих пор занимает важные посты в экономике РФ. Будь Чубайс гражданином Америки, его, без сомнения, судили бы за содеянное, за «прихватизацию».

   Приватизация, как и когда-то коллективизация, была проведена без согласия населения, волевым путем, сверху. Приватизации не предшествовала даже дискуссия в обществе, не говоря уже о проведении референдума, как полагалось бы. Практически приватизацию осуществили с помощью нескольких указов президента Ельцина, то есть приватизация – не демократического происхождения.

   Вот эти указы:

   «Основные положения программы приватизации государственных и муниципальных предприятий». Указ № 341 от 29 декабря 1991 года;

   «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий». Указ № 66 от 29 января 1992 года;

   «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества». Указ от 1 июля 1992 года;

   «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации». Указ от 14 августа 1992 года;

   «О государственной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации». Указ от 24 декабря 1993 года.

   Население оказалось тотально неподготовленным к государственному преступлению власти. Приватизацию, по-видимому, намеренно делали в революционно-расстрельные сроки, чтоб население не успело понять, что происходит.

   Основная масса населения не знала, что делать с ваучерами, их спешили продать, избавиться от них, опасаясь, что их стоимость съест инфляция и катастрофический подъем цен. Зато ваучерная приватизация оказалась выгодной руководителям предприятий, так называемым красным директорам, получившим свои должности в советское время. Директора, куда более умудренные, целеустремленные и посвященные в суть происходящего, скупали контрольные пакеты акций и становились владельцами.

   Простое население также не находилось в момент «прихватизации» в равных условиях. Так, рабочие предприятий имели льготы при покупке акций этих предприятий, в то время как бюджетники – медицинские работники, учителя – такими льготами не обладали.

   Предполагалось, что в результате ваучерной приватизации в России образуется средний класс, однако итогом стало расслоение на миллионы бедных и горстку очень богатых.

   Вопреки легенде, созданной литературой и фильмами 1990-х, сколько-нибудь заметного количества новых русских богачей не появилось. Но советская номенклатура, те, кто находился во главе предприятий, в министерствах и ведомствах, в отделах министерств и ведомств («старые русские»), то есть рядом с раздачей собственности, стали ее владельцами.

   Только два ярких примера.

   Виктор Черномырдин и Рем Вяхирев, возглавлявшие Министерство газовой промышленности СССР, преобразовали его в концерн «Газпром» и стали владельцами концерна.

   Вагит Алекперов, бывший в те годы заместителем министра нефтяной промышленности, стал владельцем нефтяного концерна «ЛУКОЙЛ», созданного из этого министерства.

   Ваучерной приватизации наследовала в последующие годы залоговая приватизация – так называемые залоговые аукционы.

   Залоговые аукционы проводились якобы с целью пополнения государственного бюджета с 1995 года. Идею выдвинул Владимир Потанин, владелец ОНЭКСИМ-банка. Чубайс идею поддержал, а курировал проведение залоговых аукционов Альфред Кох.

   На продажу были выставлены самые доходные предприятия страны. Вообще-то предполагалась не продажа, а отдача в залог. Выставлены были по драматически заниженным ценам. Дополнительный штрих – государственные предприятия зачастую покупались на деньги, взятые в кредит у государства (кредиты так и не были возвращены государству). Якобы взятые в залог предприятия так и не были выкуплены государством обратно.

   Поэтому через 20 лет мы имеем в стране «золотые две тысячи» семейств, обладающих состоянием свыше $100 млн каждое.

   По схеме залоговых аукционов в частную собственность перешли, к примеру, крупнейшие компании:

   «Норильский никель»;

   «Сибнефть»;

   ЮКОС;

   ЛУКОЙЛ,

   «Мечел»;

   «Сургутнефтегаз»;

   Новолипецкий металлургический комбинат;

   Мурманское морское пароходство.

   Вас интересуют цены?

   Больше всех заплатил Потанин. 51 % «Норильского никеля» обошелся ему в $170,1 млн. Сейчас эта компания стоит $12 млрд, чистая прибыль – $3 млрд.

   Ходорковский щедро выдал государству за ЮКОС $159 млн. ЮКОСа уже нет, но на пике расцвета стоимость ЮКОСа достигла $35 млрд.

   За «Мечел» заплатили $13 млн. Сейчас стоит $12 млрд.

   Мурманское морское пароходство ушло за $4,125 млн, а стоит – $248 млн.

   Лет пять назад Чубайс признался, что приватизация на самом деле была проведена якобы с политической целью – не допустить прихода коммунистов к власти. Может быть, вот коммунисты не у власти, потребовало бы государство взятое у него под залог, а?

   В российском обществе между тем сложилось устойчивое практически консенсусное неприятие приватизации и образованной на ее основе крупной частной собственности. Подавляющее большинство граждан России (разные исследователи общественного мнения называют поразительные цифры – от 80 до 90 %) считают приватизацию нелегитимной и готовы в той или иной степени к пересмотру ее итогов.

   Резкий, но справедливый лозунг «Все отнять и поделить!» красноречиво выражает народное негодование по поводу совершенного 20 лет назад преступления. Само собой напрашиваются пересмотр итогов приватизации и национализация находящихся сейчас в собственности сверхбогатых национальных богатств.

   23 октября 2012 г.

Удальцов в тюрьме им не нужен

   Сериал «Массовые беспорядки» (эпизод №…).

   Краткий пересказ предыдущего эпизода сериала:

   «Развозжаев официально отказался от показаний и явки с повинной» – такая фраза была вчера вынесена в заголовки многих СМИ, общим числом свыше четырехсот.

   Трогательно выглядит это «официально», однако означает всего лишь факт, что допущенный вчера к Развозжаеву адвокат Фейгин оформил заявление Развозжаева на бумаге. Заявление о том, что его вынудили написать чистосердечное признание.

   Чистосердечное признание никто по доброй воле не пишет. В Лефортовской тюрьме, в то время как я там сидел в 2001–2002 годах, был профессиональный выколачиватель «чистух» Леха, так он даже чеченцев, крепких духом, умел заставить написать чистосердечное признание. Нескольких вынудил. В саратовской Центральной тюрьме в 2003-м в третьем корпусе выколачивали чистухи в «пресс-хате» на четвертом этаже.

   Я верю всему, что теперь утверждает Развозжаев. Верю в подвал, в людей в масках, в то, что не пускали в туалет и грозили сывороткой правды. Только все равно не надо было писать чистосердечное признание. Надо было вынести и не писать.

   Почему?

   Потому что Развозжаев может сколько угодно отказываться, но его текст в 10 страниц будет неумолимо подшит в уголовное дело, останется там навсегда. И судье на процессе, который состоится, предстоит оценить, верить ли этому тексту или нет. Судья будет выносить приговор по совокупности имеющихся материалов, в том числе и по этому материалу. Что написано пером, не вырубишь топором.

   Сегодняшний эпизод сериала:

   Утром Следственный комитет предъявил Сергею Удальцову конкретные обвинения в организации массовых беспорядков, но воздержался от смены меры пресечения. Его не арестовали, но оставили под подпиской о невыезде.

   Есть наблюдатели, и их не мало, кто прочит Удальцову дальнейший неуклонный подъем популярности и славу героя сопротивления.

   Вздохну и признаюсь, что я так не думаю. Я вижу в открывающихся один за одним эпизодах уголовного дела большую опасность для его репутации. Что там еще приготовлено, генерал Маркин не сказал, но пообещал тонны доказательств помимо чистосердечного признания Развозжаева. Если вспомнить, что Следственный комитет уже заявлял, что по делу о беспорядках на Болотной опрошены свыше тысячи свидетелей (по-моему, мелькала даже цифра 1150 свидетелей), то опасаться есть чего.

   Следователи будут рыть, а Удальцов будет оставаться на свободе.

   С точки зрения следствия в глазах общественного мнения его положение будет неприятно контрастировать с положением находящихся за решеткой, в СИЗО «Лефортово», его товарищей Лебедева и Развозжаева. Из недр общественного мнения наряду с восхищенным отношением к борцу с режимом Удальцову будут раздаваться и неприязненные голоса (да уже и раздаются): «Вот он на свободе, а они в застенке…»

   Такая ситуация выгодна следствию. И совсем не выгодна Удальцову. Следствие всегда хочет и стремится дискредитировать «клиента».

   Что будет?

   Следственный комитет будет выкладывать свои карты медленно. Очень медленно. Одну за одной, увеличивая груз доказательств на Удальцове. Наслаждаясь по пути.

   СК хочет добиться такого состояния, чтобы груз стал невыносимым и Удальцову пришлось бы убежать в один прекрасный день, скрыться.

   Именно этого Следственный комитет и добивается. Удальцов в тюрьме им не нужен. Чтобы в оппозиции не кричали о наступившем вновь в истории страны «тридцать седьмом годе».

   Я полагаю, Удальцов честно не видит своей вины, поскольку у него иная система ценностей, чем у Следственного комитета.

   А Следственный комитет верит в вину Удальцова, поскольку у СК своя система ценностей, прямо противоположная удальцовской.

   26 октября 2012 г.

Будет ли он мстить?

   Я сидел за решеткой в несколько раз меньше, чем находится там Платон Лебедев, мне дали «всего» четыре года, и вышел раньше, но тюрьму я раскусил и в характер ее проник. Я в ней научился жить, я в ней жил и не зачеркивал с остервенением дни в настенном календаре.

   Сидеть тяжело. После трех лет вдруг тяжело, потом есть определенные черные сроки, когда изнашивается терпение, но вновь восстанавливается… Десять лет – это по-черному много, глаза у отсидевших десятку такие, что сквозь них противоположную стену видно.

   Сочувствую всем сидящим вне зависимости от «виновен» или «не виновен». Жизнь – фактически минное поле. Закон заложил свои мины достаточно глубоко и редко, взрываются, то есть садятся за решетку, не все, может быть, самые неосторожные, или самые агрессивные, или самые достойные, потому что самые нетерпеливые.

   Сейчас Лебедеву снизили срок на три года. Я бы пока на его месте не спешил радоваться, чтобы не было больно, вдруг что не так ляжет. Да он и сам, наверное, знает, уже одно смягчение наказания отменяли.

   У меня был случай в тюрьме Лефортово. После шести месяцев за решеткой мне должны были продлевать содержание под стражей. Мой адвокат узнал, что заместитель генерального прокурора подписал бумагу о смене мне меры пресечения, о моем освобождении под подписку о невыезде. Подписал и уехал в отпуск. СМИ писали и говорили об этом, называли день, когда меня должны были освободить под подписку.

   «Ты на всякий пожарный случай не верь в освобождение, – сказал мне мой опытный адвокат. – Живи как жил, мало ли чего…»

   Я уговорил себя, что меня с моими статьями УК никуда не выпустят, что пройду весь крестный путь на Голгофу, уговорил разум свой, а сам ждал освобождения. В самом-самом конце этого тяжкого дня мне все же сунули в кормушку бумагу: «Подпишите!»

   Это была бумага о продлении срока содержания под стражей, подписанная другим заместителем генерального прокурора. Так что, keep your fingers crossed, держите ваши пальцы скрещенными, Платон Леонидович!

   Какие у него перспективы? Что с ним будет, когда выйдет?

   Он уже классический зэка, постный, – разглядываю я его фотографии в Интернете. С впалыми щеками, выдубленный в нечистом воздухе тюрем и лагерей, в сыром мареве промзоны. Элитный бизнесмен растворился в жестких чертах. Выйдя, он навсегда останется зэком, бизнесмен стерт, ведь сильное, а это тюрьма, во всех случаях побеждает слабое.

   Помню физиономию вышедшего из лагеря в начале 1970-х писателя Юлия Даниэля (он был осужден в 1966-м). Выпив, Даниэль немедленно превращался в хмурого, постного, злого зэка, и словарь его был соответствующим. Если не знать, кто перед тобой, – решишь безошибочно, что отсидевший.

   Его подельник – Андрей Донатович Синявский отсидел свои семь. Как-то в Париже он (интеллектуал с белоснежной бородкой, профессор Сорбонны) поделился со мной. «Вы знаете, Эдуард, мне все чаще лагерь стал сниться… стыдно даже. Потому что сны все цветные и лагерь такой хороший, уютный, и ребята блатные, кого я знал, снятся. Стоим на пригорке, весна… А ведь со мной жестокие люди сидели… Как же так?..»

   Лебедев будет навсегда привязан к опыту неволи. Поскольку это самый экстремальный опыт его жизни. Вряд ли у него будет когда-либо еще столь тяжкий опыт.

   Пойдет ли Платон Лебедев в политику?

   Возможно, но очень маловероятно. Навечно связанный с наказанием и с этим грузом десяти лет, политиком он может быть только оппозиционным, то есть противопоставляющим себя власти.

   Он, может быть, и пошел бы в политику, но в России нет механизмов, посредством которых он мог бы это сделать.

   Парламентские партии будут опасаться взять его к себе по нескольким основным причинам.

   1. Лидеры партий будут опасаться конкуренции со стороны человека с такой биографией.

   2. Парламентские партии будут бояться недопуска партий на выборы, если его кандидатура будет фигурировать в списке.

   Непарламентские, только что зарегистрированные по новому закону партии слабы и не смогут использовать подобную крупную фигуру по причине своей организационной и финансовой слабости.

   Такой фигуре нужна большая политическая организация.

   И самый главный аспект проблемы. А достаточно ли Платон Лебедев окажется бодр для политики?

   Будет ли он мстить?

   Маловероятно. После стольких лет в неволе узник выходит оттуда отравленный высшими категориями бытия. Месть – категория человеческая.

   Мне представляется поэтому крайне неправдоподобной конструкция прославленного романа Александра Дюма «Граф Монте-Кристо». После десятилетий, проведенных в аскетичной близости с высшими категориями, земные обиды представляются тусклыми. Линяют на глазах.

   Да еще и времени на месть тратить будет жалко.

   Он будет хотеть быстро и немедленно жить. Греться возле женщин и детей.

   Если остались капиталы, будет их тратить.

   2 ноября 2012 г.

Полицейские – не священные коровы, а?

   Вчера судили Максима Лузянина, тугой узел из крепких мышц, этот парень, предприниматель, тридцати шести лет, с суровым лицом воителя.

   В самом начале заседания Лузянин сказал, обращаясь к судье А. Федину: «Ваша честь, я согласен с предъявленным обвинением, полностью признаю вину». От последнего слова он отказался.

   Что же он признал?

   Признал, что 6 мая вступал в физические столкновения не с перьевыми подушками, а с молодыми мужиками в полицейской форме, усиленной спецобмундированием, денно и нощно тренирующимися в подавлении энергии граждан на своих специальных базах.

   Лузянин сказал, что не устоял порыву общего стремления оказать сопротивление этим мужикам.

   Судя по большому сроку, которым его наградили, аж четыре года и шесть месяцев, мощный мужик-предприниматель отрицал наличие сообщников, отрицал умышленность совершенного, отрицал договоренность с кем либо.

   Такая позиция не могла удовлетворить следователей, не удовлетворила она и суд. Если бы предприниматель назвал имена-фамилии и декларировал бы, что состоял в сговоре с другими, оказавшими сопротивление, ему, в благодарность за сведения, дали бы меньший срок. Но человек с мрачным лицом предпочел свою судьбу.

   По моему мнению, так строго наказывать мужиков за драку несправедливо. Никто же не погиб, и увечий нет. А мужики родились для того, чтобы соревноваться, в том числе и в банальной версии соревнования – в драке. И те, на кого он поднял руку, тоже мужики, хотя и находящиеся под эгидой государства, под защитой закона, находящиеся в привилегированном положении.

   Ну ясно, что всякое государство хочет сохранять за собой монополию на драку. Ему можно мутузить граждан, а гражданам нельзя.

   Говорите, политика?

   Еще в 1931 году, в книге «Техника государственного переворота», ставшей с тех пор классическим пособием по внутриполитическим конфликтам, Курцио Малапарте утверждал на примерах европейских стран в 20-х годах: политические проблемы невозможно решить полицейскими методами, это никогда никому не удавалось. В России эту книгу издали в 1998 году, но те, кому надо, ее, я вижу, не прочли.

   Еще один аспект. Драки. Мы же с вами не несовершеннолетние девочки.

   Небольшой пролог к этому аспекту. Известно, что я прожил во Франции четырнадцать лет. Во Франции я себя вел более или менее так же, как веду себя в России. Только был моложе и драчливее. Однажды в парижском рабочем пригороде Обервилльерс после праздника коммунистической газеты «Юманите» в драке с арабами мне пробили трубой череп – лобовая кость треснула над глазом. 36 часов я провел в бреду. Осталась навечно вмятина на лбу. Ее можно увидеть и пальцем прощупывается.

   В полицию в те годы попадал нередко. От полицейских получил кое-какие интереснейшие сведения из области человековедения.

   Оказывается, в составе что левых, что правых крупных манифестаций в Париже присутствуют каждый раз около пяти сотен человек, приходящих с простой целью противостоять полиции, подраться, проще говоря. Обычно они замыкают шествия.

   Полицейские не считали группу собранной по идеологическому принципу, по их сведениям, это были профессиональные уличные бойцы. В обычное время они друг с другом не пересекались, но сходились в дни манифестаций (замечу, что в те годы еще не было компьютеров и Интернета и их производного – социальных сетей).

   В медицинской практике французских врачей есть один перелом кости руки, от удара полицейской дубинкой, который так и называется manif-fracture (manif, сокращенное от manifestation – демонстрация и fracture – перелом). Речь идет о кости, той, что от кисти руки до локтя (по-моему, лучевая кость, что ли, она называется). Такой частый перелом случается, когда полицейский бьет дубинкой по поднятым кверху, защищающим голову рукам манифестанта. Так что драки с полицией, в общем, нормальное явление, вот что я хочу сказать.

   Еще одно воспоминание на эту же тему, более раннее. В 1972–1973 годах я жил некоторое время в квартире приятеля-самбиста на Большом Гнездниковском переулке, знаменитый дом 10. Как-то самбист сводил меня к соседу двумя этажами выше, которого он рекомендовал как профессионала уличной драки без правил, «страшного человека». Страшный человек был неразговорчивый высокий парень, вполне приветливый, даже улыбался иногда, но только весь в шрамах. Парень этот целыми вечерами бродил по городу, выискивая многочисленную какую-нибудь компанию, с которой желал померяться силами. С одиночками ему было схватываться неинтересно.

   Я хочу сказать, что даже в советском мире были граждане, которые считали физическое столкновение нормальным способом существования. Ахать и охать не следует. Есть вот футбольные фанаты. И будут. Человек – не драгоценная хрупкая ваза, разбивающаяся от первого удара. Это жилистое, сильное существо, могущее причинить немало неприятностей, – такой сражающийся кусок мяса.

   Драки, так же как и войны, никогда не кончатся, ибо они естественны. А Максиму Лузянину хватило бы и отсиженных уже в тюрьме месяцев. Полицейские – не священные коровы, которых в Индии пальцем боятся трогать. Им за их драчливую работу деньги платят.

   10 ноября 2012 г.

Народ ее не принял

   Мария Алехина, рыжая, грудастая девушка, одна из трех Pussy Riot, совсем недавно этапированная в колонию близ города Березники Пермского края, не выдержала столкновения с народом, попросилась в одиночную камеру. Это капитуляция.

   Ее и перевели в одиночную камеру, небольшая тюрьма, человек эдак на сотню, обыкновенно имеется в каждом российском лагере заключенных. Там обычно содержат трудных зэков, чтоб не влияли разлагающе на общий лагерный коллектив.

   Я уверен, руководство колонии облегченно вздохнуло. Начальству российской колонии не нужно, чтобы Алехину избили зэчки. Весть об инциденте обязательно дойдет до СМИ, генералы УФСИНа прогневаются, боясь за свои звездные погоны, – и прощай насиженное, более или менее теплое место начальника лагеря вблизи города Березники. Поэтому ее охотно перевели. Она ушла под защиту правоохранителей.

   Вообще знаменитость в лагере очень неудобна всем. Начальство не может себя вести как привыкло, суровым деспотам приходится смягчаться, отказываться от привычного поведения. В лагерь, где содержится знаменитость, чаще обычного заглядывают контрольные комиссии, суются в больших количествах правозащитники. Контрольные комиссии тыкают пальцами в зэковские старые матрасы, заглядывают в туалеты, сморщившись, пробуют кашу в столовой.

   Все это изнуряет лагерное начальство и лагерный коллектив охранников, выбив из колеи, нервирует их очень.

   Так что, получив от Алехиной письменную просьбу (обязательно в письменном виде, в тюрьме и лагере устные просьбы ничего не стоят, должен быть свидетельствующий документ) и переведя ее в закрытое помещение, уфсиновцы в Березниках возликовали. Меньше теперь будет работы, спокойнее им станет жить.

   Знаменитость в лагере крайне неудобна и зэкам. Из-за контрольных комиссий и налетов правозащитников их заставляют выдраивать и помещение – моют его как бешеные, – и свой внешний вид, и заправку постелей. Есть особый, лагерный стиль, позаимствованный из Советской армии, где служили ранее все лагерные охранники, от прапорщика до майора, – заправка в три полосы с «лыжами». Одна, средняя, полоса – это одеяло, а две по краям, так называемые «лыжи», – это поверхность простыни.

   В лагере № 13, где я отбывал мое наказание, у нас имелся шаблон из толстого картона, соответствующий требуемой ширине «лыж», такой себе лагерный ГОСТ. И мы сами, и охранники беспрестанно мерили наши «лыжи».

   Знаменитости доставляют зэкам исключительно неудобства. Из-за знаменитости у зэков меньше времени на единственное их удовольствие, на чай, перед приходом комиссии их чуть не с утра держат в напряжении, распорядок сорван, привычная манера жизни перевернута. Если налетают правозащитники, самых болтливых и въедливых зэков прячут куда-нибудь подальше, в штрафной изолятор, на промзону.

   Неизбежно в конце концов возникновение неприязни к знаменитости, а потом и ненависти.

   К тому же любая замкнутая среда пробует вновь прибывшего на зуб. Рыжая московская панк-девочка и физиономии-то такие, какие сплошь и рядом живут в лагерях, доселе могла видеть только в кино. Со стоматологией за решеткой дела обстоят плохо, это не место, где вставляют зубы, потому зэки и зэчки обыкновенно беззубы и щербаты. Прически у них тоже не из салонов красоты. Одеты обыкновенно неказисто и жутковато, есть от чего испугаться в первое время. Это тебе не московские панки с покрытыми лаком хайерами. Народ в местах заключения выглядит и пахнет плохо.

   Алехина испугалась. В панике бросилась под отеческую защиту людей в хаки – охранников.

   Это не делает ей чести.

   Нужно было держаться, отогнать страх, понять своих недоброжелателей, парировать выпады, быстро обрасти толстой кожей.

   Завести так называемых хлебников, пару менее агрессивных персонажей, такие ячейки «хлебников» существуют для удобства существования и питания, вместе легче. Одна бежит, уже место за столом заняла, другая кипятильник воткнула (обыкновенно там очередь образуется), уже воду вскипятила, тащит.

   Распространять затем свое влияние. Этой сигарет подбросила, этой чаю одолжила. Кропотливо, час за часом, день за днем пропагандировать себя, объяснять, показывать, что тебе эти плохо одетые девки-заключенные близки, что ты с ними одной крови, что ты тоже народ, а не столичная штучка, ворвавшаяся в церковь Христа Спасителя в Москве.

   (Кстати, то, что она Бога потревожила у него дома, я полагаю, зэчкам совсем по барабану.)

   Не сумела. Сломалась. С перекошенным лицом сбежала под защиту штыков охранников. Это жизненная неудача. На всю жизнь останется горечь, что народ ее не принял.

   23 ноября 2012 г.

В щадящем режиме

   Там еще на Лубянской площади бродят люди, однако в основном все закончилось, вмешался уже, мне сказали только что, ОМОН, торопя задержавшихся, дескать уходите, мы замерзли, выдавливает их, тычки, тумаки достаются замешкавшимся. Однако «гуляние» закончилось, можно оглядеться на него и подвести итоги.

   Первый протестующий, пожилой мужчина появился на Лубянской площади в 13.10. У него в руках самодельный плакат «Питер против питерских!».

   К 14 часам к нему присоединился второй одиночный пикетчик. В руках у этого плакат «Путин – фашист!».

   Десятка два граждан к этому времени уже возложили цветы к Соловецкому камню. Кто-то возложил и ушел, кто-то бродит поблизости.

   В 14.30 несколько десятков букетов, в основном белых цветов, лежат на плите Соловецкого камня. В трансляции «Ридус. ру» можно рассмотреть с полсотни журналистов с камерами и с полсотни людей без камер. В это же время по «Эху Москвы» журналист с места события сообщает: у Соловецкого камня уже находятся около двухсот человек. Однако ведущий в студии уже через минуту заявляет, что собралось «от двухсот до тысячи».

   15.05. Прибыл Дмитрий Быков, писатель.

   15.08. Задержали Сергея Удальцова, он не пробыл у камня и пяти минут.

   15.12. Пришел Алексей Навальный.

   В это же время на площади появились Сергей Пархоменко, Два Гудкова, Илья Пономарев, некто Виторган (признаюсь, что не знаю, кто это такой).

   14.10. Ксения Собчак и Илья Яшин задержаны.

   В 14.50, по оценке «Новой газеты», у Соловецкого камня от четырехсот до пятисот человек.

   Сергей Давидис дает интервью «Коммерсанту FM». Говорит такое все выгодное для Давидиса и Координационного совета. Приторно хорошо оценивает ситуацию. Мимоходом говорит о пришедших «тысячах».

   15.00. «Эхо Москвы»:

   Ядро собравшихся у Соловецкого камня.

   Вход в сквер ненадолго перекрывали, открыли опять.

   Журналист с места говорит об одной тысяче собравшихся, а ведущий добавляет в конце сообщения, через минуту всего лишь: «Собрались три тысячи».

   Так кому из них верить?

   15.36. ГУВД сообщает, что «примет меры для пресечения несанкционированного мероприятия». В ГУВД также сообщают, что на Лубянку пришли пятьсот человек, «не менее половины из которых составляют журналисты и блогеры».

   15.41. Задержан Алексей Навальный.

   15.43. По площади гуляет человек-яйцо, с ним фотографируются.

   15.45. К площади стягивается полиция. Люди начинают постепенно уходить, опасаясь задержаний.

   15.50. «Коммерсант FM»: У камня хаос и неразбериха. Давка. Оттаптывают друг другу ноги.

   Николай Сванидзе в мегафон призывает расходиться.

   Кто-то предлагает водить хоровод вокруг Соловецкого камня. Некоторое время и впрямь водят хоровод.

   16.04. Согласно «Газете. ру», в сквере остаются около пятисот человек.

   16.09. ГУВД сообщает о семи задержанных вместе с лидерами оппозиции.

   16.18. Людей становится меньше, толпа редеет.

   Где-то через полчаса ОМОН начинает выдавливать оставшихся с площади.

   ВСЁ. ЗАНАВЕС.

   Что бросается в глаза.

   Щадящий режим. Что с ними церемонились и дали возможность возложить цветы и целый час с лишним находиться на площади. Мне и моим товарищам на Триумфальной такого обращения никогда не выпадало на долю. На нас немедленно набрасываются.

   А вот буржуям, пожалуйста, нежное и лилейное, я бы сказал, обращение. (Только в конце их чуть помяли, правда, и журналистов с ними.) Они что, считаются у власти белой костью? Привилегированные?

   Бросается в глаза, что численность драматически снизилась. Я никогда не считал количество собравшихся на оппозиционные митинги по головам. Я всегда оценивал по результату: удалось или не удалось добиться чего хотели. Однако буржуазные лидеры весь прошедший год выхвалялись количеством голов. Теперь им выхваляться нечем.

   И самое важное. Власть, дождавшись стадии их упадка (а упадок не видит только лично заинтересованный слепой), перевела их протест в другой формат. Снизила его. Из привилегированных любимчиков власти они спустились на землю. И новый формат несанкционированных митингов им ничего хорошего не обещает. В этом искусстве они не лучшие и никогда лучшими не станут.

   Вот так они сговнили протест.

   У великого поэта Томаса Стернса Элиота одна из его мощнейших поэм заканчивается строками:

 

Вот так кончается мир,

Вот так кончается мир,

Не взрывом, но взвизгом!

Хороводом то есть и человеком-яйцом.

 

   15 декабря 2012 г.

Право на Родину

   Вчера, к ночи ближе, я написал в моем «Живом журнале», что отдавать российских детей на усыновление иностранцам следует запретить. Точнее, я употребил выражение «не позволять».

   Во-первых, поскольку мы вымираем и нам катастрофически не хватает граждан.

   При этом дефиците населения, который мы имеем, разбазаривать по заграницам важнейшее богатство наше – человеческие ресурсы – просто преступно.

   В ответ я получил к сегодняшнему утру уже 577 комментариев. В основном разгневанных.

   Прочитав часть этих комментариев, я понял, что у их авторов что-то не в порядке с сознанием. Что у них деформированное сознание.

   Настаивая на том, что «там» – в Соединенных Штатах или где-то еще в Европе – русским детям будет лучше, комментаторы фактически признают превосходство Соединенных Штатов, европейских стран над нами. Эта позиция ущербная, позиция морально завоеванных и поставленных на колени, подавленных стран. С такой позицией жить нельзя, можно только вымирать.

   Я, как известно, не сторонник того политического режима, который удобно устроился у нас в стране. Я его убежденный противник. Я убежден в том, что национальные богатства страны должны быть распределены иначе, куда более справедливо, в пользу большинства населения. Я сторонник конфискации крупных капиталов и национализации сырьевых богатств страны. Однако я безоговорочный сторонник России. И все, что приносит вред России, мне ненавистно.

   Отдавать иностранцам русских детей противоестественно, это социальное извращение. Фактически дело обстоит хуже, потому что мы продаем детей за границу за мелкие деньги.

   К тому же оглянитесь вокруг себя. Сверхдорогие автомобили забили наши улицы. Дорогие рестораны на каждом шагу… У нас не ситуация гражданской войны, это не завшивленная Россия 20-х годов прошлого века. Мы живем в богатой природными ресурсами стране, где денег невпроворот. Другое дело, что не всем они достаются. Но не из завшивленной России мы отдаем сегодня русских детей, не из гражданской войны.

   Еще один мой аргумент. Укажите мне в Истории страну, которая бы торговала своими детьми? Такой страны не было и нет. Страны берегут своих детей. Потому что дети – это не только настоящее, но и будущее страны, будущие граждане, которым предстоит родиться от этих детей. Почему наша страна заняла такую самоубийственную позицию? Полагаю, не от ума, а из комплекса неполноценности.

   А теперь обратимся к самому ребенку. Каково ему? Кто-нибудь озаботился этим вопросом: каково ему?

   Он прибывает черт знает куда и черт знает к кому. Он испуган.

   Множество наших детей сопротивляется среде, в которую они попали. Американские приемные родители жалуются на «трудных» российских детей. Потому что наши дети иные. Никому в голову не приходило, что от предков мы наследуем все наши качества? Наши дети, может быть, не лучше американских, но иные. Почему вы считаете себя вправе вышвыривать их из русского мира, где они свои?

   Ребенок не вещь, которую вы отдаете, потому что вам ее негде хранить. У ребенка есть право на Родину.

   Вышвыривая ребенка в чужую страну, вы, мои оппоненты, лишаете его Родины. Он становится перемещенным лицом.

   Я понимаю, что вы заклятые материалисты, что вы исповедуете вульгарный экономизм, что вы признаете превосходство западных ценностей над отечественными русскими ценностями.

   Но ваша позиция деструктивная, самоубийственная, и почему мы должны вас слушать?

   Не будем слушать.

   Российские дети больше не должны быть выданы в другие страны.

   Даже преступник по российской Конституции не может быть выдан в чужую страну.

   Дети, получается, у нас более бесправны, чем преступники.

   18 декабря 2012 г.

Самоубийство либеральной оппозиции

   Год иссякает. Последние песчинки в песочных часах из верхней чаши досыпаются к 360 песчинкам в нижней чаше.

   Что было неожиданного?

   С моей точки зрения, случилось самое-самое что ни на есть историческое событие – самоубийство либеральной оппозиции…

   После выборов случились, ну, назовем их по аналогии с «соляными бунтами», – назовем это «выборными бунтами». На улицы вышли рассерженные горожане. Там были всякой твари по паре, всякие люди.

   Благодаря тому что вовремя подсуетились и украли протест у всех остальных политических сил, либералы, назвавшие себя «креативным классом», чтобы скрыть свою буржуазную суть, на некоторое время стали ведущим классом оппозиции. Благодаря набору многих факторов. Благодаря своей финансовой мощи, мощи информационной, благодаря обилию в их рядах журналистов и деятелей культуры, благодаря их главенствующему преобладанию в Интернете.

   Другие оппозиционные силы под таким агрессивным напором стушевались и вынуждены были всего лишь примкнуть к либералам на неравных условиях, на условиях подчинения. Примкнув, националисты Тор и Крылов стали очень сильно разбавленными националистами, а левый Удальцов потерял свою левую суть. Зато они пополнили ассортимент в либеральной витрине и позволили последним называть себя Оппозицией с большой буквы. (Единственные, кто отказался прийти в их лагерь, – нацболы.)

   Бунты не превратились в революцию.

   Революционного класса из либералов не получилось.

   Поводив рассерженных горожан по московским площадям и проспектам, либералы замучали, затаскали, уморили протест, и тот издох бесславно только что у Соловецкого камня 15 декабря в младенческом возрасте одного года и 11 дней.

   Могла ли удасться в 2012 году буржуазная революция?

   Нет, не могла, поскольку буржуазная революция против режима, пришедшего к власти в результате буржуазной же революции августа 1991 года, ни теоретически, ни практически произойти не могла.

   Либералов на самом деле отлично устроил бы государственный переворот, но для такового у них не было ни нужных средств, ни нужных людей, ни нужного влияния.

   Угробив протест, не дав им воспользоваться другим политическим силам, «ни себе ни людям», в досаде они совершают теперь чудовищные ошибки, словно стремясь побыстрее покончить с собой как с политической силой, да и дело с концом. Покончить раз и навсегда.

   Такое впечатление, что серьезные политически мыслящие лидеры покинули либералов, зато к ним прибежала вся демшиза, может быть, даже со всего мира.

   Судите сами. Из грязного хулиганского поступка, из панк-перформанса в церкви маргинальных девок, группы с похабным названием Pussy Riot, либеральные вожди раздули в истерике внутринациональную вражду между либералами и традиционалистами. Чуть ли не год усердно подливали масла в огонь, вели себя нагло, агрессивно, нетерпимо, чем вызвали неприязнь и отчуждение от себя простой традиционной России, может, и не очень уж верующей в Бога, но придерживающейся исторических традиций в церкви не гадить. (Ну обойди ее, если это не твоя церковь!) В сущности, восстановили против себя всех, кто не столичная интеллигенция, восстановили народ.

   Свежие, еще с пеной вокруг ртов после истерики по Pussy Riot бросились практически без перерыва в другую истерику, вошли в штопор по поводу «дела Магнитского».

   Печальная судьба адвоката Магнитского, умершего в российской тюрьме, была использована Немцовым и Каспаровым для целей политической борьбы с режимом. Эти двое обратились к американским конгрессменам-республиканцам с просьбой пролоббировать принятие закона о недопущении в Соединенные Штаты российских чиновников, так или иначе замешанных в деле Магнитского судей, прокуроров и прочих. Предполагалось, что, отменив поправку Джексона—Вэника, американские законодатели примут «закон Магнитского». Так все и произошло, поскольку республиканцы использовали возможность нанести удар демократу Обаме.

   Этически поступок Немцова и Каспарова, мягко говоря, некрасив. Или даже недопустим. Ну нельзя призывать иностранцев вмешаться в нашу внутреннюю политику.

   И заметьте, я считаю, что российским прокурорам и судьям нечего вообще делать в Соединенных Штатах.

   Вокруг этой провокации, инициированной буржуазными вождями (я их уже назвал), вспыхнула война истерик. На американский список Магнитского депутаты Государственной думы ответили принятием антимагнитского закона, где среди других кар и возмездий запретили усыновление российских детей гражданами Соединенных Штатов.

   Как только в кадре появились дети, они тотчас же стали у либералов детьми-сиротами и детьми-инвалидами, и вокруг их судьбы поднялся такой хай, что хоть святых выноси.

   И хай продолжается.

   И всем, кто хочет увидеть, стало отчетливо видно, что у нас есть целый класс людей, считающих Соединенные Штаты и их интересы своими интересами. Только и всего.

   Ну и кто проголосует, если вдруг случатся свободные выборы, за этих господ?! Да их линчуют, если полиция не вступится.

   Были ли еще знаменательные события в 2012 году?

   Какие-то события, безусловно, были. Но все они меркнут, не выдерживают сравнения с самоубийственной катастрофой, постигшей в уходящем году либералов.

   Борис Немцов скликает уже демшизу на митинг 13 января против принятого Думой антимагнитского закона. Если он случится, это будет откровенно антироссийский и проамериканский митинг. Вот до чего достукались.

   25 декабря 2012 г.

Нетерпимость

   Когда меня и моих товарищей в июле 2002 года на самолете авиакомпании «Россия» в наручниках и под охраной восемнадцати спецназовцев в полной боевой выкладке переместили по небу из Москвы на военный аэродром вблизи города Энгельс, стояла страшная жара.

   Из Энгельса меня перевезли в саратовскую центральную тюрьму, в третий корпус. Жара была такая, что из окон вынули рамы.

   В первую мою ночь в саратовском централе я не мог уснуть, поскольку страшно выли конвойные псы.

   Утром от разводящего офицера на поверке мы узнали, что ночью скончался заключенный.

   В то лето в третьем корпусе вследствие необычайной жары скончались двое.

   Обстоятельства смерти юриста «Эрмитаж-капитала» Сергея Магнитского мы знаем из СМИ, чрезвычайно подозрительные, правда в таких случаях часто никогда не бывает найдена, но вообще-то тюрьма – это место, где смерть бродит чаще, чем вне тюрьмы. Магнитский умер от смерти.

   А дальше стало жить «дело Магнитского» и живет до сих пор, и есть уже список Магнитского, проголосованный американскими республиканцами, чтобы усложнить жизнь американским демократам во главе с президентом Обамой.

   Еще весной, я помню, все летали в Соединенные Штаты Борис Немцов и Гарри Каспаров и усиленно лоббировали американских законодателей, убеждая их принять запретительный список Магнитского взамен поправки Джексона – Вэника. Лоббистская деятельность Немцова и Каспарова увенчалась успехом. Согласно списку Магнитского, несколько десятков второстепенных чиновников из российской системы исполнения наказаний и судейского и прокурорского аппарата не смогут отныне появиться на территории Соединенных Штатов.

   Интересно, что далее лоббисты исчезают из конфликта и никто им не предъявляет претензий.

   Начинается война на почве морали.

   Вообще говоря, российским чиновникам системы исполнения наказаний, так же как и судьям и прокурорам, нечего делать на земле Соединенных Штатов. В командировку для обмена опытом, если таковая ситуация случится, за них сможет слетать любой другой судья или прокурор, у нас их много. Соединенные Штаты, а я прожил там чуть менее шести лет, – страна вообще-то скучная и монотонная, за исключением Эмпайр-стейт-билдинг, Большого каньона и Ниагарского водопада, там нет ничего выразительного. За красотами архитектуры и культуры лучше вылетать в Европу. Американская цивилизация так же скучна, какой была в свое время советская.

   Но обе стороны как начали в одном задиристом тоне, так и продолжают.

   Задиристых лоббистов Немцова и Каспарова, преуспевших в стремлении досадить российскому режиму, поддержали задиристые американские республиканцы, желающие досадить своему режиму. Преуспели.

   Но в этот момент в дело вступают столь же задиристые российские депутаты Государственной думы. Они принимают антимагнитский закон, содержащий ряд запретительных мер, усложняющих жизнь американских организаций в России, и привешивают к этим мерам разрывной такой снаряд: запрещение на усыновление российских детей американцами.

   Несколько минут, видимо, и не более продолжалось гробовое молчание и некий шок российской либеральной общественности. А затем начался страшной силы шторм, буря, истерика природы и людей.

   Неусыновленные дети немедленно все превратились в сирот-инвалидов, хотя инвалиды представляют в действительности считаные проценты от общего количества усыновляемых американцами детей. Так, за последние семь лет в Соединенные Штаты уехали 14,5 тыс. российских детей, из них только 444 числились больными и инвалидами, то есть около 3 %. Я намеренно написал «числились», потому что бывали случаи, когда детей определяли в категорию инвалидов, но, переехав границу, они инвалидами быть переставали.

   Стенка на стенку, гора на гору, их нетерпимость на нашу нетерпимость. Лязганье интернетовских мечей, запальчивые взрывы негодований… Дипломаты с обеих сторон, и российской и американской, в ужасе закрыли лица руками.

   Когда я написал в своем ЖЖ, что быстрыми темпами вымирающая Россия не имеет морального права отдавать своих детей в другие страны, на мой пост последовали в первый день около полутысячи, а затем в общей сложности 1,5 тыс. комментариев, в которых меня обозвали «людоедом», и это было не самое ругательное слово, употребленное по отношению ко мне. Хотя на самом деле я высказал вполне справедливую точку зрения.

   Более того, я высказал точку зрения, что американцы, усыновляя российских детей, чуть-чуть кривят душой, ну как бы подкривливают. Например, плохо известен тот факт, что усыновивший иностранного ребенка американский гражданин получает так называемый taxe credit в размере свыше $13 тыс., то есть его доход увеличивается на $13 тыс. Еще одна темная сторона американских усыновлений вот какая: у самих Соединенных Штатов полно детей-сирот, называются разительные цифры – около 600 тыс. по состоянию на 2009 год.

   На меня можно наброситься, как раз момент, и еще раз назвать людоедом, да еще и людоед этот выступает с гнусными намеками в адрес американского среднего класса…

   Можно наброситься, но действительность все равно будет корчить свои неполиткорректные гримасы.

   Еще один аспект вокруг списка Магнитского и антимагнитского закона. Только что потерпевшие поражение в своей попытке сбросить режим российские либералы продолжают борьбу вот таким вот способом – ввязываются в моральные сражения с режимом.

   Для либералов антимагнитский закон уже тем плох, что его приняла власть. Воинственный либерал у нас убежден, что все исходящее от власти следует осудить, высмеять, раздавить и не принять.

   Я же считаю, что вывоз российских детей в чужие страны должен быть полностью запрещен. Это будет мудрое государственное общепонятное соломоново решение.

   Может быть, стоит ввести у нас налог в пользу детей-сирот. Прогрессирующий налог, когда богатые раскошелятся больше, чем бедные.

   Тем временем 13 января состоится первое за последние два десятка лет откровенно проамериканское шествие в Москве. От Пушкинской площади по бульварам до проспекта Сахарова. В социальных сетях некоторые горячие либеральные головы всерьез рассуждают о целесообразности выйти с американскими флагами!!!

   11 января 2013 г.

На смерть Деда Хасана

   Жизнь меня сталкивала с авторитетами, да. И не раз.

   В начале 1970-х, отдыхая с молодой женой в Сочи, познакомился с человеком по фамилии Алиев, Тофик Алиев. Тогда я знал, что он очень влиятельный человек. Но не знал, насколько влиятельный.

   Он нас, я помню, в гостиницу «Жемчужина» устроил. Тогда ее только открыли, и предназначалась она для иностранцев, но у него был большой авторитет, у Тофика. Это был 1974 год, лето.

   Мы тогда подружились с ним и его женой, была у них еще маленькая дочка. Вместе на пляже, вместе вечером развлекались в городе и за городом. Вино пили. Фотографировались.

   Уже в 2000-х вдруг одна большая газета опубликовала групповую фотографию, стоим, все обнявшись, я, он, наши жены, еще несколько человек из нашей той летней компании, его дочка. Моя физиономия обведена кругом, газета обвела: вот, мол, пожалуйста, уже тогда молодой Лимонов с известным авторитетом. То есть имел связи с криминальным миром. И в той же газете интервью с уже очень пожилым Тофиком Алиевым. Обо мне он вспоминал приязненно.

   Я надеюсь, он до сих пор жив и пользуется уважением.

   Ничего, кроме хорошего, о нем сказать не могу. Только хорошее. Обходительный, приветливый.

   С Япончиком покойным я, насколько помню (имею в виду, что в те годы я мог и не знать, кто такой Япончик, и познакомиться, но не знать, кто он, какова, так сказать, величина человека), знаком не был. Однако в каком-то русском ресторане мне его показывали, по-моему, Golden Palace ресторан назывался. Помню, что показывали.

   Когда я уже вышел из тюрьмы, я помню, в 2005-м сидели наши ребята по захвату приемной администрации президента, целых тринадцать человек (из тридцати девяти) в… назовем тюрьму, где они сидели, «одной из крупнейших московских тюрем». Ну, чтобы не смущать «исследователей», литературоведов и других… ведов.

   И у них возникла проблема.

   Вот какая.

   Тюрьма была «черная», то есть там были смотрящие и вся иерархия криминального мира. И они в тюрьме какую хотели музыку, такую и играли.

   Один из нацболов совершил незначительный тюремный проступок. (Тогда нацболов еще не так хорошо знали в тюрьмах. Непонятно было, шо цэ такэ, нацбол. Сейчас хорошо знают, уже как масть такая «нацбол», и все понятно.) На него наложили, что называется, штраф. Тысяча долларов. И он заплатил, родственники на воле заплатили. Если бы я был в Москве, я бы предотвратил этот чреватый последствиями поступок. Но я куда-то отъехал на чуть-чуть.

   Почувствовав слабину, смотрящий за тюрьмой взял и нашел повод для дальнейшей проскрипции. Сказали, что нацболы без ведома старшего, по «дороге» перебрасывались малявами (письмами) и пытались якобы отдавать распоряжения по тюрьме. На самом деле нацболы переписывались друг с другом из разных камер.

   Смотрящий за тюрьмой наложил на тринадцать наших ребят штраф: с каждого по тысяче долларов.

   В хатах по приказу стали давить на нацболов, дошло до того, что их стали не допускать к кормушке. Очень серьезно обернулись дела. Так и голодом уморят.

   Ребята дозвонились до меня.

   Я вспомнил телефоны нужных людей.

   Попросил принять меня очень известного авторитетного человека. Объяснил свое дело. Уже на следующий день их сторона собрала свой совет, куда я прибыл и ответил на их вопросы.

   Все пожилые люди, очень скромные, все седые, кроме одного, да и ему полтинник точно был. Числом пять. На столе фрукты, тыквенные семечки в сахарной пудре, чай, печенье, конфеты, полное отсутствие алкоголя. На стенах иконы, совсем не старые.

   Меня выслушали, задали вопросы. Решили мое дело положительно. Мне поверили.

   И тут же ушли в соседнюю комнату. Слышно было, что они звонили в тюрьму смотрящему и сурово с ним разговаривали.

   Пока разговаривали, тот, который не седой, наливал мне чаю. И успокаивал, называя «Эдик».

   – Все будет хорошо с твоими ребятами, Эдик, не волнуйся.

   Вернулись те, что переговаривались по телефону.

   – Твоих ребят больше никто в тюрьме не тронет, Эдик. Все будет в порядке.

   Как отцы родные, вышли меня проводить в коридор.

   Вечером мне позвонил наш старший нацбол из тюрьмы:

   – Все хорошо. К кормушке пускают. Даже извиняются по хатам. Что ж вы молчали, что за вас такие люди впряглись, говорят. Спасибо огромное, Эдуард!

   Вот эффективность, вот пример для работы государственным учреждениям.

   Я глубоко убежден, что авторитеты – позитивные люди. Авторитеты дисциплинируют криминальный мир, который в противном случае может вести себя дико и агрессивно. Как было в начале 1990-х, когда велась война всех против всех и царил беспредел.

   Призывать к миру во всем мире не стану. По-другому у них жить не получается.

   Большинство из окружающих нас людей умрут, свернувшись в своей постели, никому они не нужны.

   16 января 2013 г.

Поджигатели войны

   Такое впечатление, что Соединенные Штаты поставили себе задачу обострить отношения с Россией и любой ценой добиваются обострения. Во всяком случае, таково первое впечатление при первом взгляде на российско-американские отношения. Америка стреляет первой, не так ли?

   Еще не отгремел могучий залп «акта Магнитского», направленного якобы против малозначительных чиновников, замешанных в смерти в российском СИЗО юриста «Эрмитаж-капитала» Сергея Магнитского, а на самом деле – по российско-американским отношениям, как раздался еще один залп по этой же цели.

   Суд округа Колумбия обязал российское правительство выплачивать по $50 тыс. ЕЖЕДНЕВНО иудейскому религиозному движению «Хабад Любавич» за отказ отдать движению библиотеку Иосифа Шнеерсона.

   Общеизвестно, что округ, или, точнее, дистрикт, Колумбия – столичный округ Соединенных Штатов с городом Вашингтон. Суд округа Колумбия, таким образом, – это что-то вроде Московского городского суда. Суд средней, скажем, инстанции.

   И вот в суде средней инстанции судья Ройс Ламберт вынес такое демонстративное и вызывающее решение.

   При этом министерство юстиции США возражало против удовлетворения жалобы «Хабад Любавич», мотивируя возражение тем, что суд дистрикта Колумбия не имеет полномочий вводить санкции против Российской Федерации.

   Помимо этого, министерство юстиции США заявило, что такая мера не соответствует интересам американской внешней политики и наносит ей ущерб.

   Судья Ламберт принебрег все же мнением министерства юстиции своей страны и вынес решение в ущерб американской внешней политике. Основал он свое решение на предыдущем решении американского суда по делу библиотеки Шнеерсона, постановившего в июле 2011 года начать процесс передачи «Хабад Любавич» библиотеки Шнеерсона, состоящей из 12 тыс. книг и 50 тыс. редких документов, собранных поколениями семьи Шнеерсон.

   Российская Федерация со своей стороны считает, что требования «Хабад Любавич», обосновавшихся в Америке, не должны были быть удовлетворены, поскольку коллекция Шнеерсона была собрана на территории Российской империи и является культурным наследием одного из народов, жившего на территории Российской империи и продолжающего жить на территории Российской Федерации…

   «Хабад Любавич» видит свои требования передачи ей библиотеки Шнеерсона, в прошлом главы любавичской общины на территории Российской империи, обоснованными, поскольку считает библиотеку собственностью движения.

   Юридически права в этом конфликте интересов, безусловно, российская сторона.

   Почему?

   Российское государство имеет права на библиотеку Иосифа Ицхака Шнеерсона, поскольку он был подданным Российской империи, правопреемниками которой являются последовательно Союз Советских Социалистических Республик и Российская Федерация. А законных наследников из семьи Шнеерсон не существует. «Хабаду» же эта коллекция никогда не принадлежала. Можно говорить лишь, что Любавичи имеют разве что моральное право на наследие Шнеерсона, как бывшего когда-то главы любавичской общины. И только.

   Интересно, что и министерство юстиции США, и Министерство иностранных дел РФ обеспокоены сложившейся ситуацией.

   Минюст США изрек: «Решение суда не соответствует американской внешней политике».

   МИД РФ назвал вердикт суда округа Колумбия «провокационным и юридически ничтожным» и пообещал жесткие ответные меры.

   Адвокаты «Хабад Любавич» заявляют, что община будет требовать ареста российской собственности в США.

   Получается, что официальные представители двух государств понимают опасность деградации российско-американских отношений, скатывания их к падению до уровня отношений холодной войны. Однако министерства двух стран не могут сопротивляться инициативам частных лиц.

   В случае с конфликтом вокруг библиотеки Шнеерсона это религиозная организация, мы уже знаем, что это «Хабад Любавич».

   А вот «акт Магнитского» пролоббировали наши российские граждане, Борис Немцов и Гарри Каспаров в частности. Правда, поддержали закон и голосовали за него в конгрессе и сенате США противники действующего президента Обамы – республиканцы.

   Получается, что государства оказались бессильны перед волей частных лиц. Частные лица не страшатся обострения отношений между Россией и США. Они не страшатся новой холодной войны и, в сущности, эту новую холодную войну организуют.

   Когда-то таких называли поджигателями войны.

   18 января 2013 г.

Пожали что посеяли

   «Нестабильность в Северной Африке стала результатом «арабской весны», – соврала государственный секретарь Соединенных Штатов Хиллари Клинтон.

   Соврала, потому что революции в Тунисе и Египте не привели к экспансии революционного ислама в Северную Африку. Революционный ислам, как раскаленная лава, изливается из Ливии, где никакой «арабской весны» не было, была организованная Западом, начатая Францией и Италией и поддержанная затем Соединенными Штатами гражданская война, имевшая целью устранение социалистического режима Муамара Каддафи.

   Хиллари Клинтон упоминала вчера о событиях в Бенгази в сентябре прошлого года, когда был убит американский посол. Она вынуждена была признать, что это из Ливии пришел революционный ислам в Мали и на юг Алжира, где только что закончился кровавой бойней захват заложников на газовом месторождении Ин-Аменас. По-американски упрощенно Клинтон объяснила дестабилизацию в регионе исключительно происками организации «Аль-Каида».

   Американское сознание мыслит комиксами. Их воображение потрясли лет десяток назад сказочный Осама бен Ладен и предводитель талибов одноглазый мулла Омар, так они и живут в мире комиксов.

   Между тем ситуация куда более серьезная.

   Еще неделю назад две третьих территории африканской страны Мали занимали вооруженные исламисты. Они молчаливо подминали под себя город за городом, а малийская армия только смотрела.

   Франции пришлось вмешаться, поскольку Франция – признанный жандарм Северной и Центральной Африки. В Мали уже переброшены более 2 тыс. солдат, предполагается еще увеличить французский контингент. Организация африканских стран также отправляет туда солдат.

   Планета имеет еще один свежий международный конфликт.

   Франция, помимо того что она традиционный жандарм этой части Африки, еще и выступает в данном случае кошкой из пословицы, которая знает, чье мясо съела. Знает, что она ела, и пригласила других съесть Ливию. Это Франция начала уничтожение страны Каддафи. Другие страны – Германия, Великобритания и прочие – подтянулись. И сообща линчевали страну.

   В результате трудов европейцев на месте спокойной Ливии родилось неистовое пространство перманентной военной зоны, заполненное повстанцами, оружием и проповедниками самых радикальных исламистских группировок. «Аль-Каида» – лишь одна из них.

   После победы всем им вскоре стало тесно на территории Ливии, и они стали подумывать, кого бы освободить следующего. В ближнем, граничащем с Ливией Алжире сидит серьезный и свежий в сущности антиисламистский режим, который не поколебался в недавнем прошлом железной рукой подавить своих отечественных исламистов, завоевавших вдруг большинство в парламенте. В Алжире повстанцев из Ливии, бородатых наемников и воспаленных войной подростков встретили бы неизбежные жестокие карательные операции умной и сильной алжирской армии.

   Мир только что видел, как с бесстрастной жестокостью были ликвидированы боевики полевого командира Мохтара Белмохтара в индустриальном оазисе Ин-Аменас.

   Потому в Алжир революционные исламисты не пошли. Толпы боевиков лишь быстро прокатили по пустыне в южной части Алжира, по линии границы с государством Нигер, и углубились в беззащитную бедную страну Мали.

   Это случилось еще год назад. Тогда интернациональные СМИ не поняли, кто пришел. Сообщали, что в Мали вторглись вооруженные формирования туарегов. Впоследствии выяснилось, что туареги лишь сопровождали толпы исламистов из Ливии, несущих на подошвах своих ботинок исламскую радикальную революцию в Мали и далее везде по Африке.

   Вот тут тетушка Франция заволновалась. И отправила военный контингент исправлять последствия своего уничтожения Ливии. Французы несут потери более ощутимые, чем обыкновенно, поскольку революционные силы ислама закалены в боях в Ливии (там есть и повстанцы из Ирака), у них сильнейшая религиозная мотивация. И так просто, как привыкла это делать в прошлом колониальная Франция, послав несколько сотен парашютистов Иностранного легиона в африканскую страну, эту революционную волну не остановить.

   Исламисты решительны и не боятся смерти. Характерно, что группа Мохтара Белмохтара, захватившая газовое месторождение Ин-Аменас, называла себя «Расписавшиеся кровью». Мы знаем, как недешево они отдали свои жизни.

   Германия уже помогает Франции. Видимо, вскоре сколотят коалицию западных стран. Им придется серьезно воевать в Мали. Соединенные Штаты, занятые руководством гражданской войны в Сирии, конечно, также подключатся. Пока они предоставляют французам разведывательную информацию и выразили желание доставлять своей авиацией французские военные грузы.

   Мали на 90 % мусульманская страна, однако населяют ее приверженцы традиционного ислама – сунниты, страна декларирует себя как светское исламское государство. Население в 13 млн человек – одно из беднейших в мире. Исламские революционеры из Ливии, по всей вероятности, планировали захват страны как самой беззащитной жертвы, предполагая сделать ее плацдармом для завоевания этой части Африки.

   Революционный ислам не наступал бы сегодня на Африканском континенте, если бы не ошибочная политика европейских стран и Соединенных Штатов Америки. В слепой инерционной своей вражде к оставшимся на планете реликтовым социалистическим режимам Западная Европа и Соединенные Штаты способствовали возникновению исламских государств в Европе: Босния, Косово. Уничтожив Ливию, которой жесткой, но слабеющей рукой управлял Каддафи, Запад способствовал возникновению на месте Ливии бурлящего озера революционной лавы, которая начинает заливать на наших глазах Африку.

   Что случится после падения сирийского режима? Можно с большой вероятностью предсказать, что будут сметены с карты светские государства в этом регионе. Не устоит Ливан, вспыхнет в волнениях и долго не протянет Иордания. А Израиль будет жить в постоянном ужасе. Ибо с севера ему будет угрожать революционный сирийский ислам, со стороны Газы и восточного берега Иордана будет угрожать и кусаться революционный ислам движения ХАМАС, а рядом будет пылать Иордания.

   24 января 2013 г.

Не пиарься на трагедии – и не будешь бит

   У меня еще ноги сырые и холодные от поездки на кладбище близ подмосковного города Королева, где мы среди высоких сосен похоронили нашего товарища, активиста партии «Другая Россия». Как известно, он погиб 17 января, якобы покончил с собой в депортационной тюрьме близ Роттердама, Нидерланды.

   Кладбище, залежи снега в рост человека и узкая дорожка, откопанная к свежей могиле, запомнится навсегда.

   Так же как и провожающие – два автобуса молодых и совсем молодых девушек и парней, приехавших проститься с товарищем. И кромешная тишина, которую добровольно соблюдали эти сто пятьдесят или двести душ, провожая Александра Долматова, конструктора ракет.

   Запомнятся навсегда и удивительные по-своему два парня-могильщика – видимо, появилась новая порода парней этой профессии. И порядок подхода к могиле организовали, и «по три горсти» объявили о количестве земли, чтоб каждый на гроб бросил, и крест ловко установили, и что нужно делать после сорока дней, сказали.

   Утро же началось для меня в Центре имени Сахарова, куда я подъехал в «Волге», должна была состояться гражданская панихида, то есть каждый, кто хотел проститься с покойным, подошел бы к гробу и простился. Вблизи, в переулках, я обнаружил десяток автобусов с надписью «полиция». Ближайшие переулки были заблокированы.

   Я вошел в помещение с гробом в 09.45.

   Я ожидал, что гроб будет закрытым, но то, что он оказался закрытым, как бы изолируя прокаженного или умершего от эпидемии чумы, все же действует, шокирует. Такой себе гладкий саркофаг. Я положил на гроб красные гвоздики и, постояв несколько минут, сместился, подошел к матери Александра, сидевшей неподалеку в черном одеянии. Я сказал простые слова, которые в такие моменты только и следует говорить. Добавив, что следует требовать от российских властей расследования «убийства по-голландски», и отошел.

   В таких случаях давать интервью собравшимся СМИ, по-моему, аморально. Ну нехорошо. Не место и не время.

   Поэтому я пробормотал, что не место и не время, какому-то количеству желающих получить интервью.

   И стал в зале.

   И простоял недвижимо до ровно 12.00, когда распорядитель печальной церемонии, доверенное лицо матери Долматова Дмитрий Нечаев объявил, что гражданская панихида окончена и желающие присутствовать на похоронах могут пройти в ожидающие у Центра имени Сахарова автобусы.

   Я вышел, сел в «Волгу», и поехали мы за черным катафалком.

   Дальнейшее вы знаете.

   Заснеженное, величественное, без преувеличения, русское кладбище не в Москве.

   Потом мы пошли, возвращаясь к «Волге».

   Как только я включил телефон, мне позвонили несколько десятков журналистов, и вопрос, который был задан, не был вопросом о гражданской панихиде либо похоронах на кладбище.

   Меня просили прокомментировать заявление Сергея Удальцова о том, что его якобы избили у Центра имени Сахарова лимоновцы.

   Я отвечал, что эпизода, о котором они говорят, не видел.

   И так оно и было.

   Поскольку я 2 часа и 15 минут провел в помещении у гроба, не покидая помещения ни на минуту. Я, да, наблюдал, что около 11 часов дня в помещение вошел Сергей Удальцов в сопровождении пяти или шести человек. Он возложил цветы к гробу Александра Долматова, постоял еще минут пять и удалился. Он имеет право возложить цветы и удалиться. Любой имеет такое же право.

   После десятого, что ли, звонка журналистов я поинтересовался у находившихся со мной в «Волге» товарищей: что имело место?

   Мне рассказали следующее, и я этим рассказанным мне делюсь с читателями.

   Оказывается, Сергей Удальцов вышел и начал давать интервью журналистам. Десять минут дает интервью, двадцать, двадцать пять, разглагольствуя на все возможные темы. Ясно, что наш погибший Саша – для него возможность бесплатного пиара. Для пиара он и явился.

   Нацболы не посчитали, что он имеет право пиариться на таком трагическом и печальном мероприятии. Нацболы несколько раз прошли мимо Удальцова и сказали ему: «Сергей, ты уходил, так уходи! Здесь не место и не время!»

   Удальцов не внял этим справедливым замечаниям.

   В результате получил пощечину. Последовали другие удары.

   Это как с Pussy Riot, некоторые не понимают, что в церкви нельзя писать и петь блатные песни.

   А на панихиде трагически погибшего нацбола не следует повышать свой рейтинг, пиарясь почем зря. «На крови», – сказали нацболы.

   Мои товарищи сказали мне, что Удальцова не любят по множеству причин. Не любят за его политическую нечистоплотность, за авантюризм, за то, что давно перестал быть левым, за то, что за кусок пиара родную маму сдаст, за то, что вместе с отпетыми немцовыми слил протест.

   Короче, за все за это «ему и дали по щам».

   «Если бы он, возложив цветы, вышел и уехал, кто бы его тронул, Эдуард?!» – сказали мои товарищи.

   Я всецело на стороне моих товарищей.

   Полиция мялась некоторое время, а затем задержала двоих нацболов, якобы повинных в том, что «дали по щам» Удальцову.

   Полицейские, как и мы, неполицейские, не должны любить граждан, которые нарушают нормы морали. Не пиарься на трагедии, Сергей, – и не будешь бит.

   6 февраля 2013 г.

Так будет справедливо!

   Действующий президент латиноамериканской республики Эквадор Рафаэль Корреа победил на президентских выборах вчера в первом туре. Набрав увесистые 57 % голосов из почти 12-миллионного электората Эквадора.

   Этот их президент вообще-то мне нравится, я сейчас коротко скажу почему. А потом перейду к главному.

   Рафаэль Корреа заявил о построении в Эквадоре «социализма XXI века» еще в 2006 году. И держит слово.

   В 2008-м он заявил об отказе Эквадора платить по глобальным международным обязательствам, назвав это долг «аморальным».

   В 2010 году он национализировал нефтяные месторождения в стране. 99 % нефтяных доходов с того времени поступает в бюджет страны.

   С 2006-го по 2011-й из состояния бедности в Эквадоре вышли 930 тыс. человек, это при населении 15 млн.

   Президент Корреа предоставил убежище Джулиану Ассанжу.

   Вот такой короткий послужной список.

   А вот главное. Выборы в Эквадоре навели меня на ряд размышлений.

   Начну с того, что голосование на президентских и парламентских выборах в Эквадоре – обязательно.

   Русские в какой-то степени по своей ментальности сходны с латиноамериканцами, при всех наших различиях. Во всяком случае, наши социальные повадки близки. Как и латиноамериканцы, мы переживали жестокие гражданские войны и буйные и жестокие народные восстания. По правде говоря, мы внутренне верим во всемогущество силы, а не в выборы. Так же как и у них, в Латинской Америке, в России существует и ежедневно празднует победу традиционный народный пессимизм.

   Мне представляется разумным, я говорю это безо всяких колебаний, уверенный в своей правоте: участие в выборах у нас в России должно стать обязательным. Проголосовавшему на выборах необходимо будет ставить отметку в паспорте, без которой его паспорт не будет служить идентификационным документом в его передвижениях по стране, в трудоустройстве, в заключении договоров и получении заработной платы. Да, это будет называться принуждением к исполнению своего гражданского долга.

   Второе.

   На сегодняшний день общепризнано, что наши пенсионеры являются самой активной голосующей группой в стране. Приученные еще в советские годы к гражданскому повиновению, к послушанию и дисциплинированности, пенсионеры в день выборов засветло бегут на избирательные участки. Эта возрастная группа активнее других, и в результате ее электоральное влияние на судьбу страны является чрезмерно завышенным.

   Фактически Государственную думу и главу государства избирают у нас пенсионеры.

   Это плохо, сейчас объясню почему. Электоральные предпочтения пенсионеров отражают их возрастную зависимость от государства. Пенсионеры неизменно голосуют за наиболее консервативного кандидата в президенты, за те партии, которые обеспечивают им ровную выплату пенсий, за стабильность, за застой, если хотите. Пенсионеры инстинктивно чураются перемен, всякий кандидат, призывающий к внедрению социальных новшеств, будет ими инстинктивно заблокирован. Таким образом, эта часть электората работает как бы смирительной рубашкой общества, не дает современным политикам-новаторам подойти к власти.

   Более того, прожившие большую часть своей жизни при прежней власти, пенсионеры инстинктивно ищут в кандидатах черты лидеров прошлой своей жизни и, таким образом, голосуют так или иначе за прошлое.

   Еще один аспект. Пенсионер, с этим согласятся и сами пенсионеры, уже не является полноценным контрибутором труда и капитала в общенациональную копилку. Он отлично работал всю жизнь, хвала ему за это, однако, согласившись на получение пенсии, он устраняется от полноценной производительной жизни.

   Так почему же пенсионеры имеют такие же возможности избирать руководство национальным государством, как и здоровые молодые люди, пашущие как волы и выплачивающие налоги? Это несправедливо.

   Мне представляется разумным, чтобы при выходе на пенсию при получении пенсионного удостоверения пенсионер, при сохранении к нему заботы и уважения государства и общества, терял бы свое право избирать руководство страны, президента и депутатов Государственной думы.

   Но если человеку много лет, но он по-прежнему трудится в полную меру, он, разумеется, сохраняет свои избирательные права.

   Третье.

   Одновременно с введением возрастного ценза избирателя, установив верхнюю планку на уровне получения пенсионного удостоверения, следует опустить возраст гражданской зрелости до 16 лет. В искусственном климате современной цивилизации и физически, и ментально дети взрослеют раньше, чем в предыдущие столетия. Представляется дать право участия в выборах гражданам, достигшим 16 лет.

   Вот это все будет справедливо.

   P. S. Автор этого текста не является пенсионером.

   18 февраля 2013 г.

Мусорщики

   Для начала сравнение, переходящее в метафору.

   Летом на газонах Москвы можно увидеть женщин с полиэтиленовыми мешками, накалывающих на заостренные палки бумажки, салфетки, пакеты, обертки – все, что небрежно брошено прохожими или занесено на газон ветром. Такая у них работа, у женщин, сколько им платят, не знаю. Тащатся они не спеша по краю газона, зорко отслеживая мусор. Заметила, выпад, удар! В мешок…

   Либеральные лидеры переквалифицировались, я вижу, в чистильщиков, в мусорщиков того режима, который они пытались заставить уйти в 2012 году.

   Сергей Пархоменко зорко расследовал только что диссертацию депутата Государственной думы Игоря Лебедева, сына Жириновского, и под барабанный бой якобы нашел там множество заимствований из другой диссертации. Другого человека. «Ужас! – вскричали либеральные СМИ. – Что ж это делается!»

   Я, честно говоря, относился и отношусь к научным степеням депутатов абсолютно несерьезно. Ну, хочется нашим скифам и печенегам иметь научную степень, ну, да и черт с ними! То, что депутаты тщеславны, не вызывает сомнений. То, что подавляющее большинство всех научных степеней в нашей стране, и депутатских и не депутатских, – никому не нужны и каша из слов, я в этом уверен. Есть люди, которые покупают себе ордена, а вот депутаты – степени. Ну это же детская, провинциальная невинная дурь, ну чего тут, ну отстаньте же вы от них! Нет, мусорщик Пархоменко радостно потирает руки, поймал такую рыбу, самого сына Жириновского.

   Можно сказать, ударил власть под дых.

   А вы, Сергей Пархоменко, еще добейтесь принятия закона, по которому депутатам запретят в сауны с девками ходить. Начинайте собирать подписи! Это будет победа, и огромная! И действительно будет чувствительный удар, потому что молодой депутат без степени как-нибудь проживет, а вот без сауны с девками станет туго.

   Алексей Навальный «свалил» депутата Пехтина.

   Разоблачил его в пух и прах! Стуканул на него средствам массовой информации и всему русскому миру. У депутата Пехтина, оказывается, есть квартиры в Майами!

   Это вообще ужасно. Как он смел! Кто ему позволил в стране, где насчитывается на сегодня 131 долларовый миллиардер, иметь квартиры в Майами?!

   Депутат Пехтин сложил с себя депутатские полномочия.

   Победа! Победа! Победа!

   Навальный – гениальный!

   Либеральные СМИ радостно закричали, что «Пехтин – первая ласточка!». Дальше следует догадываться, что эти СМИ ожидают, что под давлением разоблачений Навального полномочия сложит с себя вся Государственная дума, все ласточки и горлинки Государственной думы, включая бывших спортсменок и бывших спортсменов.

   Алексей Навальный! Место Пехтина займет следующий баллотировавшийся на выборах единоросс, который шел за Пехтиным по списку. Его также нужно будет раздербанить на предмет квартирного наличия. Вы непременно этим займетесь, я в вас верю, Алексей! Вы такой!

   Тут я сделаю резкий поворот и воскликну грустно, но без сочувствия в голосе: «Так проходит слава мира! До чего докатились!» Год кричали на Болотных и Сахарова о том, что требуют переговоров о сдаче властью власти, и вот заканчивают мусорщиками, идущими по обочинам этого режима, накалывая на палки мусор. И радостно вопя при этом каждый раз.

   Навальный с пафосом греческого Ахилла преследует довольно невзрачного Пехтина, обличая того в наличии квартир. Господи, для российского гражданина, тотально не доверяющего чиновникам, и депутатам, и министрам, обнаружение квартиры депутата Пехтина в жарком Майами шоком не является. Российский гражданин готов услышать о российских депутатах и чиновниках куда худшее. Российского гражданина шокировать может разве что депутат-людоед. Людоед в Госдуме – это было бы круто. Это бы шокировало.

   А Навальный находит всего лишь квартирки. И долго и с пафосом несет научно-исследовательскую ахинею в интервью, как будто он охотник за головами из нового фильма Тарантино «Джанго освобожденный». Голова Пехтина добыта.

   Лидеры буржуазной оппозиции, хочу я сказать, докатились до банального стукачества. Ну понятно, с благими намерениями. Скоро, если так дело пойдет, подозреваю, что Пархоменко и Навальный начнут «обнаруживать» владельцев квартир, сдающих свои квартиры в аренду. К этому все идет.

   Как же все это жалко и глупо! Как же несостоятельны оказались болотные лидеры. Каким же мелким бизнесом они занялись. Мусор накалывают.

   22 февраля 2013 г.

Размагничивают Удальцова

   В феврале Следственный комитет, играющий у нас роль современной инквизиции, нанес довольно грамотный удар по руководству либеральной оппозиции. Я имею в виду домашний арест Сергея Удальцова.

   Бесстрашно-простодушный, звезд с неба не хватающий, нулевой как производитель политических идей, с этикеткой «левый» на нем, якобы чужой и не свой либералам, Удальцов все равно являлся мотором либеральной оппозиции. Он всех подзуживал, уговаривал, строил и тащил.

   И вот этот мотор вынули из их оппозиции, и все, либералы никуда не едут. Все, на что они способны остались, – это быть разоблачителями режима. Это уже мелкий бизнес, по правде говоря. Пархоменко листает и нюхает диссертации депутатов, Навальный считает их зарубежные квартиры. И все.

   Домашний арест для такого, как Удальцов, – совсем не такая мягкая кара, как с первого взгляда кажется.

   Казалось бы, сиди, лежи, отдыхай, Сергей!

   Но для такого экстраверта, для человека, уже десяток лет с утра до вечера бродяжившего с митинга на митинг, сидение закрытым в четырех стенах – тяжелое наказание. Так и зубы от ненужности выпадут!

   К тому же Удальцов же не философ, обтачивающий в своем черепе, как в океане, идеи, превращая их в философские категории, он человек простых, двигательных категорий. Бритый череп, подбородок вперед, свободу политзаключенным, темные очки.

   И вот он за закрытыми дверями. Ест домашнюю пищу, не тюремную, никакой жестокости. Мягко, грамотно сняли с политической сцены.

   Ну, будет через адвокатов надиктовывать директивы – «выходите еженедельно, нельзя сбавлять темпы, вперед, вперед, сыны отчизны нашей…». Но он же не текстами был силен, а бритый череп, подбородок вперед, темные очки, свободу политзаключенным. В его влиянии важен был look.

   Спектакль без него не идет. Некому бузить на маршах миллионов и на маршах подлецов. Либералы, оставшиеся без Удальцова, слишком много рефлексируют, многовекторно размышляют («вектор» их любимое слово, я этот итээровский словарик терпеть не могу!), зато двигательные рефлексы у них плохо и неохотно работают. Удальцов же был легок на подъем, политически неумен, но решителен.

   Власти стало хорошо без Удальцова. Следственный комитет продлит ему арест в апреле. Как полагается, продлят еще на два месяца. И еще на два. Потом на шесть. Все это время Удальцов будет разминироваться, садиться как аккумулятор.

   Вы заметили, что время разминировало Ходорковского? Его уже не слышат. И он уже не символ сопротивления.

   Вот так же время разминирует Удальцова. И даже быстрее, ведь не посаженный, а домашнеарестованный Ходорковский разминировался бы быстрее в разы. Но на ошибках учатся. Следователи из нашей инквизиции учатся довольно споро. Публика отказывает им в таланте, а эти молодые русские ребята между тем и талантливы, и изобретательны.

   Следователь, каждый по отдельности, сам по себе – это с виду обычный молодой человек, чуть более догадливый, чем средний русский парень. Джинсы, рубашечка или свитерок, пиджачок, читал Пелевина и до сих пор почитывает, может, и с одобрением, кто знает? Тюк-тюк по компьютеру. Еще и улыбается.

   Но их, таких поджарых, постных и простых, учат методике следствия, и над ними стоят сообразительные начальники постарше. Те еще у Гдляна с Ивановым учились следственной науке.

   Показания – туда, показания – сюда. Добавим вот еще эти показания. Хороший коктейльчик получается. А вот еще и дискету с видеоматериалом добавим.

   Под следствием можно держать человека до двух лет, все продлевая. Удальцов может оставаться, таким образом, под домашним арестом до двух лет.

   Вероятнее всего, Следственный комитет не станет судить Удальцова вместе с основной группой фигурантов уголовного дела. Их отсудят уже весной, я так полагаю, а дело Удальцова выделят в отдельное производство, вместе я догадываюсь с кем… А с господином Гиви (Георгием) Таргамадзе, гражданином Грузии. Его уже ловко объявили в розыск. И ловить им его не переловить, то есть сколько захотят, столько и будут ловить по времени.

   А Удальцов тем временем будет разминироваться, или вот еще лучшее выплыло определение для процесса, которому он подвергается под домашним арестом, – размагничиваться.

   Что нехорошо с домашним арестом – то, что он по сути своей не героичен, он не тюрьма, тюрьма безоговорочно героична. А домашний арест – помидор упал на штаны, курочка подгорела… такая обросшая бытовухой обывательщина.

   Ловкая российская инквизиция смотрит на дела рук своих и посмеивается.

   Совершенно неоспоримо, что 10 декабря 2011 года была революционная ситуация. У меня такое впечатление, что мелкотравчатые буржуазные вожди этого не поняли. Они были заняты обычными для них интригами и договорились с властью об уходе на Болотную привычно-рутинно, в стиле подножек и подковерной борьбы.

   Надо было понять, что происходит. Раз уж вы инстинктивно привычно украли бунт московской интеллигенции себе, нужно было ломиться, делать из него Революцию. А они не поняли, что нужно совершать ее здесь и сейчас немедленно. Ведь наказание все равно будет, была революция или не была.

   И вот наказание настало. Идет, как полагается, разгром побежденной стороны. Репрессии.

   После восстаний рабов римляне распинали их на крестах вдоль Аппиевой дороги. После поражения восстания 1905 года восставших и всех, кто под руку попался, обильно вешали и расстреливали.

   Но за последний век права человека лихо погуляли по планете, и нравы умягчились.

   Вместо распятий и расстрелов – домашний арест, помидоры на штаны, курочка пригорела, камера Бутырской тюрьмы, короче говоря, современные облегченные, в сравнении с распятием и повешением, наказания.

   Однако это наказания.

   Их цель – стереть авторитет человека. Его невидимую, но важную ауру.

   Это вот проделывают сейчас с Удальцовым. А он был ключевой фигурой протеста. Признаю.

   25 февраля 2013 г.

Красный полковник

   Непонятно, жив ли Чавес сегодня или нет.

   Бывший посол Республики Панама в Организации американских государств Гильермо Кочес утверждает, что Чавес мертв уже четыре дня.

   Может быть, и так, однако следует вспомнить, что Кочес – идеологический противник Чавеса, поскольку Панама – фактически марионеточное государство, созданное когда-то для обслуживания Панамского канала, стратегически важного для западных государств, и в первую очередь для Соединенных Штатов Америки. В 1970-х годах в Республике Панама было появился свой Чавес, генерал и президент Омар Торрихос, но он быстро погиб в таинственной авиакатастрофе. С тех пор Республика Панама не сбивается с курса Соединенных Штатов. В Латинской Америке многие считают, что Торрихоса ликвидировали люди ЦРУ. Так что нормально, что Кочес уже похоронил Уго Чавеса – основного врага Соединенных Штатов в Латинской Америке, Кастро-то ведь уже стар, поэтому не основной.

   Как бы там ни было, так или иначе, переживший уже четыре операции по удалению раковых опухолей Чавес вряд ли выживет.

   Самое время оглянуться на его жизненный путь.

   Как-то я назвал его «хитрым индейцем», и это конечно же несправедливо.

   Просто я имел в виду, что он из второго поколения латиноамериканских левых вождей, пришедших к власти не в результате революции или, на худой конец, государственного переворота, но в результате победы на выборах. Потому «хитрых». Вместе с Чавесом к этому поколению принадлежат Эво Моралес, президент Боливии, Даниэль Ортега, президент Никарагуа (этот все-таки успел побыть партизанским вождем), Рафаэль Корреа – президент Республики Эквадор. Чавес гордо поименовал себя и этих друзей своих, левых президентов, «осью добра» (помните, янки назвали социалистические режимы «осью зла»)?

   Первое поколение – героическое и представлено одной героической Кубой. Это Фидель Кастро и его «барбудос» – бородачи, совершившие теперь уже навсегда бессмертную кубинскую революцию, среди которых поразительный Эрнесто Че Гевара.

   Это первое поколение латиноамериканских революционеров подготовило Латинскую Америку к грядущей замене правых военных режимов – левыми, социалистическими по сути своей режимами.

   Поколение Фиделя и Че, миф кубинской революции взрыхлили почву и обронили в нее революционные семена, чтоб всходы появились лет через сорок.

   Другая модель для Чавеса, помимо Фиделя и Че, – это Муамар Каддафи, тоже полковник, сторонник социализма, поклонник национал-социалиста Гамаля Насера, в 1969 году свергнувший старого короля Ливии.

   Красный полковник Чавес, ставший президентом в Венесуэле, – это результат революционного влияния Кубы на Латиноамериканский континент. Без сомнения. Уже полсотни лет Куба служит примером, освещает собой путь.

   Можно все это увидеть на примере личной судьбы Чавеса.

   Поначалу офицер «красных беретов» Чавес пошел было по стопам Фиделя.

   Его неудачная попытка государственного переворота (у Фиделя был штурм казармы Монкада, после которого тот оказался в тюрьме) случилась 4 февраля 1992 года. Чавес вывел на улицы столицы Каракаса восставшую армию.

   Сто тридцать три офицера и свыше тысячи солдат попытались захватить город с требованием создания Учредительной ассамблеи, куда вошли бы представители всех классов страны.

   Попытка переворота окончилась поражением.

   Чавес сдался и взял на себя ответственность за этот вооруженный мятеж.

   Его бросили в тюрьму. В тюрьме он провел два года. В 1994 году был помилован.

   Выйдя из тюрьмы, Чавес занялся легальной политической деятельностью. В 1998 году возглавляемая им коалиция «Патриотический полюс» взяла на выборах 34 % голосов избирателей.

   В том же году Уго Чавес выиграл свои первые президентские выборы.

   За прошедшие годы Чавес изгнал из страны иностранные корпорации.

   Он национализировал все месторождения нефти в стране.

   Он национализировал энергетику и телекоммуникации.

   Национализировал цементную промышленность.

   Он сделал из Венесуэлы фактически социалистическую республику.

   Он был все эти годы невероятно популярен.

   По-народному остроумный, он произносил речи до семи часов длиной, и никому не было скучно.

   Ну конечно же красный полковник – популист, однако что дурного в потакании желаниям народа?

   Поживи еще, Уго, позли янки! Ну, постарайся, а?

   28 февраля 2013 г.

Бог не изобрел даже мобильного телефона, коллега Пелевин!

   У меня есть ясное и трезвое впечатление, что писатель Виктор Пелевин намеренно воткнул в свой текст мое громкое имя, чтобы сделать пиар своему роману. Я понимаю, надо. Люди охотно читают об известных им современниках.

   Но вот контекст, в который Пелевин вбросил мое имя, сам по себе удручающе банален, и его никак не спасает цитирование позеленелого от веков Григория Нисского о том, что человек есть «скоропреходящее зловоние».

   Оказалось, что вовсе не скоропреходящее, вот уж нет. За века, прошедшие по планете после Григория Нисского, человек могуче увеличился. Он поработил планету. Изуродовал ее в угоду своему виду.

   Человек научился врачеванию и живет долго и держится крепко. Человечество размножилось до 7 млрд особей. У нас по-прежнему нет индивидуального бессмертия, но фактически бессмертен вид человеческий.

   Вид человеческий полностью колонизировал планету и измышляет свои проекты проникновения на другие планеты.

   Это скорее Господь-Создатель съежился и вообще незаметен на планете.

   Бог не изобрел даже мобильного телефона.

   Человек изобрел летательные аппараты, ядерную энергию, электричество и противозачаточные таблетки, а еще виагру.

   Пелевин стал в устарелую позу человекоуничижения, абсолютно устарелую в современные нам времена Апофеоза Человечества. Вид человеческий лихорадочно ищет своего Создателя, и я уверен, найдет его.

   В моей книге Illuminationes я писал, что цель человечества – найти Создателя, победить его, выпытать у него страшную тайну тайн нашего предназначения и затем, может быть, убить его. Чтобы самим стать Создателями. Я высказал твердую уверенность в том, что человек был создан Создателем, дабы употреблять в пищу души человеческие. Что души, о спасении которых так пекутся мировые религии, на самом деле – энергетическая пища сверхсуществ.

   А вот писатель Пелевин, оказывается, стал в старую добрую позу покашливающего старичка первых веков христианства и напоминает нам о нашей ничтожности. О бренности, суетности, о бессмысленности всякой активности.

   Этим же занимаются уже тысячелетиями все мировые религии и нерелигия буддизм, проповедующая самостирание в нирване. Тысячелетиями они уничтожают человека.

   Вопреки им мы становимся все могучее и значительнее.

   Мы вовсе не ничтожны. Мы сильные и опасные существа, сумевшие придумать язык, и письменность, и Интернет, научившиеся передавать накопленные знания последующим поколениям. Мы построили все же нашу Вавилонскую башню знания и тянемся к богам с недобрыми намерениями.

   Мы велики, коллега Пелевин, хватит игнорировать этот очевидный факт!

   Бог значительно уступает нынче человеку в силе и могуществе.

   Я видел Пелевина один раз, поскольку он бережет себя от человеческих коллективов. (Ему не позавидуешь, как же без этих зловонных и скоропреходящих, особенно без девок-то худо?!) Я видел его стоящего в темных очках ближе к выходу. Это был какой-то ранний юбилей журнала «Медведь», кажется, в 1998 году. Один из редакторов журнала показал мне Пелевина.

   Я отметил, что Пелевин похож на милицейского опера, из породы молодых.

   Привет вам, Пелевин!

   4 марта 2013 г.

Экспроприация, или Грабь награбленное!

   Древних греков в мире знают куда лучше, чем современных. Гомер, Сократ, Платон, Архимед, Эсхил и еще несколько сотен, среди них основоположники всего: и философии, и трагедии, и математики, и поэзии.

   Сейчас в греческих землях другие действующие лица.

   Никос Анастасиадис – президент Кипрской Республики, той части Кипра, которая греческая.

   В субботу Анастасиадис согласился на введение поголовного налога на все банковские депозиты, имеющиеся в банках этой зеленой морской республики.

   Налог придумали в Евросоюзе и предложили эту идею Кипру.

   Чтобы предотвратить дефолт, Республика Кипр должна, по замыслу Евросоюза, снять с депозитов во всех кипрских банках следующие суммы:

   – с депозитов менее €100 тыс. – 6,75 %,

   – с депозитов свыше €100 тыс. – 9,9 %.

   По сути, эта неслыханная в демократических странах Европы мера есть экспроприация в чистом виде.

   Сам Анастасиадис уже согласился, но ему предстоит еще добиться согласия парламента страны.

   18 марта соберется парламент. В парламенте неудобно числятся 56 депутатов. Из них 28 депутатов предсказуемо проголосуют за экспроприацию, поскольку это депутаты, входящие в правящую коалицию, депутаты от ДИСИ – правоцентристской партии Анастасиадиса, и от ДИКИ – союзной демократической партии. Но чтобы закон об экспроприации прошел, правящей коалиции не хватает на сегодняшний день одного голоса.

   Будут уговаривать депутатов оппозиции. В парламенте есть всего один депутат от партии зеленых, вот на него и будут давить, если верить самим грекам-киприотам, их СМИ.

   Непублично курсируют слухи, что Евросоюз подозревает, что на Кипре отмываются миллиарды грязных денег из России. Так как Россию Евросоюз мало когда приветствует, то можно предположить, что идея экспроприации целит как раз в российские деньги в первую очередь.

   Российских же депозитов на Кипре, по осторожным оценкам, не менее $20 млрд. На самом деле я верю, что много больше.

   Потому что на Кипре намеренно были созданы особо благоприятные тепличные условия для хранения там русских денег, это офшор. Чьих только денег там нет!

   Когда-то, помню, я подписывал договор с одним российским издательством. Договор был на вполне копеечные деньги. Я обратил тогда внимание на юридический адрес издателя, потому что бросилась в глаза улица Диониса. Улица Диониса, ясно, располагалась не в Москве, но в Республике Кипр.

   Это было для меня откровением. Даже такой, по сути дела малоприбыльный, бизнес, как книгоиздательство, оказывается, спрятался на Кипре.

   Еще одно короткое воспоминание, связанное с греками. В Париже ко мне пару раз приезжала переводчица моих книг на греческий. Пожилая, но еще красивая, элегантная дама. Это была середина 1980-х годов, еще до перестройки.

   Переводчица без устали подкалывала меня, разъяряя заявлениями, что русским, мол, недостает храбрости, чтобы сменить власть. Потому вы так плохо и живете. Мы, греки, прогнали своих черных полковников, они у нас долго не задержались, мы свободолюбивая нация, вступили в Евросоюз, мы умные и живем сейчас очень хорошо!

   Ну вот теперь они живут плохо… И будут жить еще хуже.

   Южная Европа долгое время была беднее Северной. Тому были и есть, никуда не делись, объективные причины. Южане легкомысленны, и их климат не располагает к яростному трудолюбию. Греки, в том числе и киприоты, много танцуют и волочатся за туристками. Франция, великая Франция, только к 1953 году вошла в эпоху индустриализации, до этого была и долгое время после оставалась классической сельскохозяйственной страной. Франция также особо не перетруждается, если уж говорить правду. А только правду и следует говорить. Ленивая Португалия нагнала к себе гастарбайтеров, в основном украинских, и оплачивает их рабский труд деньгами Евросоюза.

   В известном смысле тонкогубая лютеранская Германия последние пару десятилетий горбатилась за всю объединенную Европу и заваливалась и заваливается спать в девять вечера, чтобы вкалывать наутро.

   Германию облапошили южане.

   И вот теперь настало горькое похмелье, и налицо попытки спасти неудачный брак Евросоюза.

   Уверен, попытки провалятся. Южане должны слезть с горба Германии и начать жить самостоятельно.

   Ничего страшного не случится. На солнечный великолепный Кипр всегда будут стремиться туристы. Киприоты проживут, правда, упадет несколько уровень жизни. Но там есть великолепные фрукты, оливковое масло и древности.

   Российские депозиты в банках Кипра станут чуть менее жирными. Но никто не помрет. Кипр у владельцев банковских депозитов изымет куда меньше, чем Франсуа Олланд хотел содрать с Депардье. Дорогие россияне будут настырнее добывать деньги на Родине, эксплуатируя своих соотечественников.

   Те расторопные российские граждане, кто хранил награбленное в нашей стране в зеленой морской Республике Кипр, потеряют, как мы видим, по €6750 с капитала в €100 тыс. и €9900 с капиталов свыше €100 тыс.

   Таким образом, они будут наказаны за увод русских денег за границу, но чуть-чуть. И не Россией.

   Я лично хряпнул бы по ним и на Родине, предъявил бы Республике Кипр права Российского государства на вывезенные капиталы и отобрал бы все, что было укрыто там на Кипре, в банках под пальмами.

   Народ бы аплодировал стоя.

   17 марта 2013 г.

Битва за Америку

   Техасский прокурор Бобби Блэнд плоско заявил сегодня: «Суд присяжных постановил, что недостаточно доказательств для предъявления семье Шатто обвинений в чем-либо».

   Пусть он и техасский прокурор и исходя из государственных интересов вынужден выгораживать американскую сторону, однако в прокурорских словах звучит плохо прикрытое профессиональное сожаление, что доказательств недостаточно. Вставьте в вышеприведенную фразу «к сожалению», и это сожаление прирастет там как мертвое.

   Я догадываюсь, что прокурор Блэнд знает многое о семье Шатто. Я бы поговорил с ним, но уже поздно, сейчас он уже ничего не скажет. Дело приобрело международное значение, это дело государственной важности, речь идет о международной репутации Соединенных Штатов.

   Но прокурорское сердце, я полагаю, не на стороне семьи Шатто.

   Косвенное свидетельство того, что американская сторона поняла важность дела о гибели трехлетнего Максима во дворе дома приемных родителей в городке Одесса, штат Техас, – это появление вдруг откуда ни возьмись во множестве фотографий семьи Шатто в парадном виде. Двухсоткилограммовая пара выдала свои фотографии при платьях, костюмах, белых рубашках и галстуках. Стоят на фоне цветов, и все такое.

   Назначение этих фотографий – конечно же убедить общественность в том, что семья Шатто, такая культурная и парадная, не могла загубить мальчика. Я не исключаю, что фотографии были сделаны где-нибудь неделю назад и намеренно распространены через СМИ.

   До настоящего времени мы видели их фото в домашнем виде – брюхо голое, подтяжки, клетчатая рубашка и прочее исподнее.

   «Недостаточно доказательств»…

   А они собираются представить нам те немногие доказательства, что есть?

   Я хотел бы взглянуть на эту детскую площадку близ дома семьи Шатто в городке Одесса, штат Техас, где скончался маленький Максим.

   Да и существует ли она вообще, эта детская площадка?

   Что она из себя представляет?

   Если простая песочница с парой ведерок и лопаткой из пластика, то там убиться нечем, не на что налететь, не с чего упасть.

   Меня интересует: есть ли там качели и какие они?

   Деревянные, с веревками? Металлические?

   Есть ли на площадке возвышения, с которых можно упасть?

   Были ли на площадке другие дети в момент смерти Максима?

   Ничего на эту тему нам техасский прокурор не сообщил.

   Не сообщил, как же, по их мнению, трехлетний Максим погиб все-таки.

   Скажите, какова ваша версия его смерти! Упал с пригорка? Ударили качели?

   Его толкнули другие дети? Или толкнули родители на что-то твердое?

   Американская сторона будет избегать ответов на эти вопросы. Вместо ответов нас будут засыпать все новыми и новыми респектабельными фотографиями четы Шатто. В дальнейшем можно ожидать и появления характеристики от местного священника.

   На нашей земле уже ликует креативный класс в полном составе. Они посрамили адвоката Астахова. Адвокат Астахов, основываясь на предварительных заключениях техасских же правоохранителей, сообщивших вначале, что ребенка пичкали психотропными препаратами, чтобы утихомирить, и что на теле были обнаружены многочисленные синяки и ссадины, адвокат Астахов предположил, что родители виновны в его гибели.

   И вот он посрамлен, ненавистный им адвокат Астахов.

   «Техасские правоохранители сказали, что семья Шатто невиновна, значит, так и есть. Тот, кто вздумает сомневаться в вердикте техасских правоохранителей, тот… лжец, сумасшедший, продался Кремлю или хуже того – он Лимонов».

   Астахов тут на самом деле лишь символ. На самом деле буржуазная интеллигенция российской столицы ведет битву за Америку. За ее репутацию, чтоб ни пятнышка на репутации Америки, а тем более кровавого.

   Победа над Астаховым – это победа Америки.

   Почему они ведут битву за Америку?

   Потому что Америка служит им эталоном государства и общества.

   Потому что в Америку они верят как в свою небесную родину. Потому что Америка – это их град Китеж. Америка – их религия.

   Нельзя, чтоб Америка морально рухнула, потеряла репутацию.

   У них же вышибет пол из-под ног, как табурет из-под ног повешенного.

   Они же повиснут задыхаясь.

   Они же не смогут жить без этого универсального довода и аргумента «Америка!».

   «Максим убил сам себя» – это их устраивает.

   Грубая и глупая американская семья боролась с характером мальчика и неловко загубила его, желая подчинить, – такая правда их не устраивает.

   19 марта 2013 г.

И вот он ушел от всех нас

   Я его никогда не встретил.

   Мы были по разные стороны баррикад.

   В 90-х, помню, нацболы демонстрировали у здания офиса «Логоваза», протестуя против него.

   Я выступал. Из здания тогда вышли хмурые такие битюги в черных костюмах и при галстуках и недобро наблюдали за нами.

   Закончив митинг, мы свернули транспаранты и флаги и ушли к метро, скандируя наше традиционное «Мы сюда еще вернемся!».

   В другой раз, я помню, когда его дочь Лизу застукали где-то в ночном клубе с кокаином, мы проводили митинг у «Аптеки № 1» на Никольской улице, где требовали сурового наказания для этой Лизы, что-то с ней требовали суровое сделать, уж не помню что, но лозунги у нас были якобинские. Намерения самые крайние.

   Потом я оказался за решеткой, а он в эмиграции, то есть позиции сблизились.

   Когда я сидел в саратовской тюрьме, дожидаясь приговора, Борис Березовский прислал на мое 60-летие (юбилей отмечали без меня в Центральном доме литераторов 22 февраля 2003 года) чек на 10 тысяч фунтов стерлингов и бутылку старого коньяка урожая 1943 года.

   Деньги пошли на покрытие расходов по судебному процессу, расходов там было море необъятное, а бутылку коньяка я впоследствии распил с товарищами, освободившись из лагеря.

   Выпив коньяк, я позвонил ему в Лондон и поблагодарил.

   На моем месте так сделал бы каждый, кто считает себя джентльменом.

   Все годы он следил за мной, а я следил за его судьбой. У меня были проблемы, и у него тоже. Общий знакомый сказал мне как-то, что он потерял тучу денег со смертью Бадри Патаркацишвили, якобы на Бадри были записаны капиталы Березовского.

   Он пытался влиять на Россию, но уже не влиял.

   И вот он ушел от всех нас.

   Детали смерти пока нам не известны. Да и многие детали его жизни остаются неясны.

   Несомненно, что он был крупный человек, большой человек его эпохи. Его эпохой были крутые девяностые, на которые он оказал влияние.

   Он пытался ставить и свергать «царей» своего времени. Свергать и ставить не удавалось, но в какие-то годы он имел на власть влияние. То, что он бывал в свое время нужен руководителям государства, сомнений не вызывает, как и то, что он завоевал себе право находиться рядом с ними.

   Как-то его упрекнули, что он рвется к власти. Он остроумно ответил, что власть ему самому не нужна, ему достаточно быть «евреем при царе».

   И он им был однажды. Несколько лет.

   Он был из одного времени с отчаянным отмороженным Басаевым, который приказал, помните, снять на видео, как ему отпиливают ступню без общего наркоза.

   Он был одного времени с экзотическим Хаттабом с иссиня-черными ассирийскими локонами.

   Одного времени с запойным правителем Руси русским мужиком Ельциным, простодушно расстрелявшим как-никак парламент из танков.

   Одного времени с генералом Александром Лебедем, «два пернатых в одной берлоге», и «упал – отжался!», помните?

   Он был одного времени с черт знает каким мордвином, что ли, Черномырдиным с его «хотели как лучше, а получилось, как всегда»…

   Грубоватые и, видимо, безжалостные, эти ребята как исторические персонажи были куда ближе к героям Шекспира, чем к героям Интернета.

   Какие характеры! Ну, согласитесь, что они были великолепны, пусть и принесли немало Зла.

   Подсознательно я, видимо, всегда испытывал симпатию к представителю грабительского капитализма Борису Абрамовичу Березовскому, несмотря на то что я сторонник экспроприации и национализации и раскулачивания олигархов. Просто потому, что энергичные и беспокойные типы мне всегда нравились. Даже если они из чужого лагеря.

   Ну что, пусть он на том свете найдет тех, с кем общался на этом, и подсядет к их столу.

   Прощай, Абрамыч! Будем помнить!

   23 марта 2013 г.

«Выборча» учит нас жить, соотечественники!

Предисловие

   Историческое соперничество двух славянских стран-соседей, России и Польши – исторический факт. Еще Польша и Россия – пример абсолютной невозможности панславизма. (О, как еще эти два народа не нанесли друг другу большего ущерба!)

   Еще в конце XVI и начале XVII века Польша была куда могущественнее, чем наша Московия, приходила к нам со Лжедмитрием, вовсю вмешивалась в нашу судьбу, поляки сидели в нашем Кремле, а русский национальный герой Сусанин завел в гибельные дебри чей отряд? Польский отряд. И тем спас Родину.

   Польша долго владела Украиной, непосредственно граничила с Западом и смотрела на нас свысока, как на восточных варваров. Однако впоследствии удача ей изменила. Ведь для государств, как и в жизни отдельных людей, удача необходима.

   Неудача поляков состоит в том, что ей не повезло с соседями. Холодная и напористая Германия на Западе и мистическая, то тихая, то зловредно-энергичная Россия – на Востоке. А вообще-то польский народ – храбрый и сильный народ. Господь лишь поместил их в неудобное соседство.

   У них к нам огромный исторический счет. Мы делили Польшу несколько раз и в конце концов сделали из нее страну-сателлита. Она бы из нас тоже сделала, если бы могла. Но не могла. Поэтому у них к нам комплекс исторической неполноценности.

   В том счете, который предъявляет нам Польша, красными буквами пылает КАТЫНЬ. Там были расстреляны пленные польские офицеры. Гуманистическим жестом это деяние не назовешь, все же 21 тыс. с лишним погибли.

Взгляд в недалекое прошлое

   Однако у нас к полякам тоже есть свой счет. 20-месячная польско-советская война 1919–1920 годов была не войной невинной демократической Польши, оборонявшейся против коммунистической России, но столкновением коммунистической России с национал-социалистическим режимом Польши. Польский вождь Пилсудский был ведь национал-социалистом. Кротким демократическим нравом он не отличался.

   Потому, когда по воле случая и обстоятельств наступление Красной армии Тухачевского захлебнулось 13 августа 1920 года в 25 км от Варшавы («Чудо на Висле»), при Радзимине, и в плен попали, цифры разнятся, но доходят до 160 тыс. красноармейцев, Пилсудский и его правительство с ними не церемонились. В польских концентрационных лагерях погибли десятки тысяч. Поляки признают 18–20 тыс. погибших в лагерях в Стшалкове, в Тухоли и в других. Российские исследователи полагают, что погибших было во много раз больше. Есть сведения, что только в лагере у местечка Береза под Брестом (ныне Белоруссия) погибли до 100 тыс. красноармейцев.

   Россия – страна в значительной степени стоически равнодушная к своим смертям, а поляки к своим смертям относятся с мистической верностью и переживают без конца.

   Поэтому поляки победили нас в войне трупов. Мы не сумели и до сих пор не умеем представить наши потери должным образом, чтобы наши потери той поры хотя бы уравновесили их потери. Они всему миру внушили, что была КАТЫНЬ, а мы не смогли должным образом уверить мир, что были лагеря в Стшалкове, в Тухоли, в Березе, где русские военнопленные подыхали, как мухи в холода.

Трагедия в Смоленске

   Ровно три года тому назад, добившись от России всех возможных извинений за трагедию в Катыни, польское правительство в полном составе плюс депутаты сейма, видные руководители страны, оставив в стране только премьер-министра, вылетело на место Катынской трагедии. Почтить память погибших польских офицеров.

   Нерасчетливо вылетели в плохую погоду, точнее, в ужасную погоду, настояли на том, чтобы лететь ночью, настояли на том, чтобы сесть на военно-транспортный аэродром, уже мало использовавшийся самими российскими военными, причем президент страны приказал польским пилотам приземлиться, а они не хотели. В результате получили трагическое событие, еще одно, второй трагический этаж над трагедией Катыни, все разбились 10 апреля 2010 года.

   Польше тяжело. Польше невыносимо. Такая неудача. Весь цвет польской политики, вся верхушка армии. Все погибли.

   России тоже невесело. Погибли у нас. Начнут подозревать, в Польше простые умы начнут подозревать нас. А кого еще? Мы же те самые русские, которые мешают им жить уже несколько столетий.

   Подозревать оставшегося в Польше премьер-министра они не станут же…

Статья в газете «Выборча»

   Вацлав Радзивинович, корреспондент в России, в вызывающем тоне, что называется, «наехал» на русскую сторону. В этот раз мы провинились тем, что сообщили, что поляки просят нас предоставить 100 тыс. кв. м на мемориал президенту Качиньскому, погибшему под Смоленском три года назад. Он недоволен статьей «Польша просит 100 тыс. кв. м на мемориал Качиньскому» в газете «Известия».

   Радзивинович много в чем нас обвиняет.

   Он иронизирует: «Россия располагает площадью в 17 млн кв. км, но она так ценит это богатство, что миллионы гектаров годами остаются заброшенными и это никого не волнует. А то, что огромная страна не заботится о своей земле и даже не может сама себя прокормить…» – то есть он учит нас жить, соотечественники. Судя по всему, он считает, что от нас не убудет, если мы дадим на мемориал полякам 100 тыс. кв. м, мол, все равно вы не умеете с землей обходиться, русские…

   Вообще-то по временам Смоленская область становилась когда-то частью Польши. Может быть, на всю Смоленскую область претензии предъявите в следующий раз, господин Радзивинович? Поскольку «огромная страна не заботится о своей земле», да еще и «не может себя прокормить…».

   Еще цитата из Радзивиновича: «Но даже если предложение (не ультиматум) касалось целых 10 гектаров (прямоугольник 400 на 250 м), которых никто без согласия самих россиян у них не отнимет, разве это много…»

   Если одна страна хочет получить от другой страны кусок земли, то, наверное, нужно сопровождать свою просьбу вежливостью и не давать волю страстной польской обиде на Историю и Случай, которые почему-то благоприятствовали этим бесхозяйственным варварам русским и не помогали умным, красивым, хозяйственным, всем таким западным, благородным полякам.

Предложение

   Мы дадим вам эти 10 га только в том случае, если вы дадите нам столько же земли на вашей территории, где мы соорудим мемориал русским красноармейцам, которых ваши деды умертвили и сгноили в концентрационных лагерях.

   Так будет справедливо.

   9 апреля 2013 г.

Богатый суд над Навальным

   Задолго до процесса нам сообщили, что судьей на процессе Навального станет заместитель председателя Ленинского районного суда Сергей Блинов.

   Сегодня выяснилось, что фамилия судьи Биланов.

   Ну, Биланов так Биланов…

   Никита Белых подготовил город к суду. Распорядился убрать снег у суда и починить крыльцо. Не знаю, губернатор ли отдал приказ полиции надеть парадную форму, но они надели охотно.

   Все-таки гости из столицы прибудут.

   Сам хитрый губернатор Никита устроил себе на время процесса по «Кировлесу» командировку. Он ведь бывалый хозяйственник.

   Журналисты заняли очередь с ночи. Не знаю, писали ли номера на руках, как в советское время, но в очередях у нас в России стоять умеют. Иностранцев, явившихся во множестве, также заставили записаться. А то иностранцы хотели пробиться без очереди, просились у председателя суда забронировать им места в зале. Самые беспокойные журналисты просидели ночь в ближайшем к суду пивняке, радушный хозяин открыл им его на всю ночь.

   Суд открыли рано, чуть ли не в 07.30. Для сравнения: Тверской суд в Москве открывают в 09.00, даже если начало судебного заседания у кого-то в 9 утра. Ни за что раньше не откроют. Заставят и на морозе ждать.

   Приставы, сообщали нам агентства в прямом эфире, все вежливые, улыбаются. Каждому объясняют, где находится гардероб.

   Просто идиллия.

   Семьдесят журналистов нашли себе места в зале суда. Еще якобы двести остались вне зала.

   У здания суда начался митинг в честь Навального. Немноголюдный. По информации «Эха Москвы», на митинге присутствовали около восьмидесяти человек, а по информации PublicPost – двести человек «вместе с журналистами». То есть непонятно, считая журналистов – двести?

   Ну, не столь важно, не станем придираться. Сколько было, столько было.

   Прохожим стали раздавать белые розы.

   Замечу, что в середине апреля белые розы – удовольствие недешевое, возможно, 100 рублей штука обошлась.

   Как бывают богатые свадьбы, так вот и суд у Навального получился богатый.

   Могли бы к розам и шампанского поразливать, но, по-видимому, решили, что неуместно.

   Жених, он же именинник, он же подсудимый, прибыл поездом в 07.30 в вагоне № 15-СВ.

   СВ меня торкнуло, я только раз в жизни ездил в СВ в Петербург в 2006-м вместе с беременной женой, тогда премия «Национальный бестселлер» платила. Но я-то чего, я простой человек, а тут баре приехали в Киров.

   Я город, кстати, знаю, я там был в 1994 году, бедный был город, не город белых роз, да я подозреваю, что таким он и остался, Киров, Вятка.

   Народ там все больше беленький такой, угро-финский, тихий и смирный, в пригородный автобус семьи садятся все такие беленькие и чистенькие, как финны, с лукошками по грибы, с детишками. Вятка – это тебе не надсадная Москва, ей-богу! Мошки в окрестных лесах много.

   И церкви все зелено-белые, в небо уходят. Лесов вокруг Кирова полным-полно – тысячи кубометров не проблема.

   Вместе с барином Навальным (правая рука, кстати, перебинтована у него, вроде в гипсе, что ли?) приехали барин Борис Ефимович Немцов и молодой отпрыск Гудков. И худая блондинка – жена Навального. Все выглядящие как иностранцы.

   Заголовок на одном из сайтов: «Борец с коррупцией прибыл в Киров в сопровождении супруги Юлии…»

   Отличный заголовок, немного лишь глуповатый.

   Вся Москва взволновалась в 08.49, узнав, что «в зал судебного заседания не удалось попасть Немцову».

   Батюшки-светы, что ж это делается! 37-й год, не иначе.

   Однако в 09.09 мы узнали, что «Немцов прошел в зал вместе с Е. Альбац».

   Во, теперь все в порядке, можно начинать, раз Е. Альбац и Б. Немцов вошли.

   В оставшиеся мгновения фотограф «Газеты. ру» успел запечатлеть нам облик героя буржуазии Навального в коридоре суда, сзади виден смущенный пристав, стесняется, ведь столько столичных гостей понаехало.

   Навальный – в белой, безукоризненно отглаженной рубашке, ни складочки, без галстука и пиджака, стерильно чистый – стоит таким заезжим американцем.

   В 09.08 судья Сергей Биланов, 35 лет, открыл заседание.

   Видимо, возбужденные журналисты очень шумели, потому что судья сказал: «Я не буду кричать, прошу всех успокоиться».

   Далее он ознакомил присутствующих с Уголовно-процессуальным кодексом, тем самым объясняя, почему принял решение начать процесс без предварительного слушания.

   Уже в 09.17 судья приступил к опросу подсудимых (поскольку там еще один подсудимый – Петр Офицеров, директор ООО «Вятская лесная компания»). Ну личные данные – фамилия, имя, отчество, где родился, адрес проживания.

   Биланов быстро покончил с опросом и уже в 09.30 осведомился у сторон защиты и обвинения, есть ли у них ходатайства.

   Адвокаты Навального – Кобзев и Михайлова – попросили дать им месяц для того, чтобы доознакомиться с материалами дела. Дескать, у них было только тридцать шесть дней для ознакомления с двадцатью томами дела.

   09.42. Судья Биланов принял решение дать адвокатам ровно неделю для ознакомления с материалами дела. И назначил следующее заседание суда на 24 апреля.

   Все встали и вышли. Разочарованные.

   Вид у господина Навального, уходящего от стен Ленинского суда города Кирова, недовольный и озабоченный. Может быть, он рассчитывал, что судья в ходатайстве откажет, не знаю. У жены Навального вид очень недовольный.

   Герой буржуазии обвиняется в том, что с мая по сентябрь 2009 года он похитил 10 тыс. куб. м лесопродуктов (в другом источнике, кстати, сказано, что похитил 40 тыс. куб. м, так какому источнику верить?), в результате Кировская область недосчиталась 16 млн рублей.

   Навальному предъявлено обвинение в «хищении путем растраты вверенного ему имущества».

   В царской России это преступление называлось казнокрадством и было широко распространено.

   Так что в Кирове начался суд над казнокрадом Навальным. (Казнокрадом или нет, конечно, суду решать, я не суд…)

   Есть все основания верить в то, что приговор будет условным.

   Дело в том, что еще один соучастник хищения путем растраты Вячеслав Опалев, гендиректор «Кировлеса», уже признал свою вину и пошел на сделку со следствием. Его дело расследовали отдельно. Он получил четыре года условно.

   По моему мнению, Навальный может получить шесть или семь лет условно.

   Ведь власти важно нейтрализовать Навального, а наказать его – это уже дело десятое.

   Наказав его, власть сделает Навального популярным. А она не хочет делать его популярным.

   Я Навального не люблю, это, наверное, понятно.

   Для меня он иностранец и барин, одним словом, герой буржуазии, неприятное мне существо.

   17 апреля 2013 г.

Дохлый процесс

   Вчера все началось даже интереснее. Неполадки с электронными билетами послужили увертюрой для симфонии «Процесс Навального».

   Сегодня все уже было по-рядовому.

   На фирменном поезде «Вятка» приехал Навальный.

   «В 08.51 Навальный вошел в здание Ленинского суда. На входе задержался, чтобы поговорить с местным дедушкой о дорогах», – сообщил PublicPost. Трогательная сцена конечно же из багажа великих государственных деятелей. Поговорил с дедушкой, потрепал по щечке ребенка. Все как надо.

   В 09.02 судья тихим голосом зачитывает имена фигурантов.

   В 09.15 появляется казак Смирнов.

   Честные российские журналисты из PublicPost передают слова казака Смирнова о Навальном: «Наворовался».

   Вероятнее всего, казак Смирнов простой вятский типаж и не в курсе дела, не знает, что Навальный лидер московской оппозиции, только и всего.

   Первой новостью у «Эха Москвы» все же идет поимка белгородского стрелка.

   Из «Твиттера» Яшина. В этот раз Немцова в Кирове нет, есть младший брат его, Яшин. Так вот Яшин: «Его судят за то, что стал главным оппонентом Путина».

   О как! Главным…

   Журналистов меньше сотни, 17 апреля их было три сотни.

   Верный Николай Ляскин (он же возглавлял штаб Чириковой в Химках) за зарплату, организовал пикет и проводит пикет в честь Навального.

   Пикет – 50 человек.

   В зале суда умудрились разместиться почти все желающие, или все желающие, в зависимости от агентства, которое сообщает.

   Между защитниками Навального и судьей и прокурорами, с другой стороны, начинаются скучнейшие пререкания по поводу недостаточности либо достаточности времени для ознакомления с делом – обычная рутинная судебная практика. Адвокаты хотят навязать свой ритм работы, прокуроры и судья – свой. Arms-restling.

   Интересная деталь.

   В зале находится Кевин Коверт – посольство Соединенных Штатов.

   Дэвид Амтестам – второй секретарь посольства Швеции.

   А также кто-то из представительства Евросоюза.

   В 09.23 защита ходатайствует о возвращении дела в прокуратуру на доработку.

   В 09.40 судья объявляет перерыв до 10.30 для рассмотрения ходатайства защиты прокурорами. Ну, идет обычная грызня сторон в процессе.

   В 09.57 в коридоре, в перерыв, обвиняемый Офицеров, подельник Навального, журналистам: «Мы заработали на «Кировлесе» порядка 7 %».

   После короткого перерыва судья заявляет, что не будет возвращать дело в прокуратуру, и объявляет длинный перерыв до 14 часов.

   После длинного перерыва защита Навального ходатайствует о недоверии судье.

   В 15.13 судья сообщает, что не подаст самоотвод, не видит оснований.

   В 15.16, наконец, прокурор начинает читать обвинительное заключение. То есть обвинение отбилось от защиты.

   В 16.02 Навальный: «Виновным себя не признаю. Мои преследователи рано или поздно понесут наказание. Важнейшая причина этого уголовного дела – вытеснение меня из политического поля».

   В 16.45 судья Блинов (все-таки выяснилось, что Блинов) объявил перерыв до 17 вечера и назвал даты следующих заседаний: 25 и 26 апреля, 14–16 и 20–22, 29–30 мая.

   С 17.06 и до 17.23 опрос потерпевшего Павла Смертина, в 2009 году он был замдиректора департамента собственности Кировской области, а на суде представляет «Кировлес».

   По сравнению с первым днем процесса было малолюдно, и спесь с процесса была сбита.

   Куда более дрматичная история «белгородского стрелка» Сергея Помазуна перетянула одеяло общественного интереса на себя.

   Помимо этого.

   Суд над Навальным интересен только сторонникам Навального, ошибочно принимающим его за великого политика, в то время как он никакой политик, интересен журналистам, хотя на второй день процесса уже куда меньше, чем в первый, интересен иностранным дипломатам.

   Обыкновенное по сути дела должностное преступление, каких десятки тысяч, но десятки тысяч не доходят до суда просто потому, что их слишком много. Наказание за злоупотребление коммерческими возможностями, предоставившимися Навальному на должности советника губернатора.

   Поскольку Навальный позиционирует себя как политик, то, конечно, уголовное преследование Навального хочешь не хочешь выглядит как политическое преследование. Но по сути-то оно таковым не является.

   24 апреля 2013 г.

Поддули свои репутации

   Активная кампания по возбуждению граждан к походу на Болотную началась дней за пять до 6 мая.

   Не вопрос о получении власти, но численность на их митингах есть основная забота либеральных вождей.

   Потому по ушам ударяли оплаченные рекламные ролики:

   – Я, Геннадий Гудков, призываю прийти…

   – Я, Навальный, приду…

   – Я, Борис Немцов…

   С утра до вечера ролики, все дни, чуть ли не каждые пять или десять минут.

   Немцов и Навальный буквально клянчили прийти.

   Немцов запугивал в случае малочисленности репрессиями: «Маховик репрессий будет раскручиваться. Если вас придет мало, власть будет рассматривать это как карт-бланш для репрессий».

   Навальный зазывал и уговаривал: «От нас зависит… и только потому, что мы сидим по своим квартирам… Если мы не выйдем на улицы…»

   И вот 6 мая.

   6 мая началось с дурного, с трупа. Погиб один из рабочих, монтировавших сцену, М. Мелков, 25 лет. Очень плохое предзнаменование. Повторное предупреждение.

   Напомню, что 6 мая 2012 года также все началось с трупа. Тогда погиб фотограф. Разбился насмерть, сорвавшись с балкона дома на Большой Якиманке, откуда пытался фотографировать происходящее.

   Кто-то наверху не любит вас, господа…

   С раннего утра сегодня, мельком и сквозь зубы, оппозиционное радио пробормотало, что на митинг в соцсетях записались 6 тыс. человек. Буркнули и похоронили тему.

   Шесть – это очень недостаточно для их аппетитов. Шесть им мало.

   Шесть – вообще-то это целая дивизия. Это очень неплохо, хорошо даже. Но они не на политическую войну приходят каждый раз, а подсчитаться.

   Посчитать.

   Зачем болотным вождям нужна высокая численность?

   Чтобы надуть этими цифрами свои сдувшиеся репутации.

   Потому с тревогой в голосе спрашивают своих журналистов с Болотной ведущие новостных программ:

   – Сколько уже собралось людей?

   И в немалой степени этой тревогой своей провоцируют журналистов на Болотной завышать цифры. Вдруг начальству не понравятся малые показатели.

   Ведущий: «Выросло ли количество собравшихся?»

   Журналист: «Да, действительно выросло…»

   В 17.40 увезли тело рабочего Мелкова.

   Дальше пошел business as usual. Шоу должно продолжаться.

   Сцену устроили на грузовике, мэрия предоставила автобус со звукоаппаратурой. Какие любезные люди в этой мэрии, да?!

   В 18.20 начали запускать людей.

   Буржуазные СМИ радостно оповещали о количестве, как в советские времена о мегатоннах собранной пшеницы и мегалитрах надоенного молока.

   – Наше количество растет! – задыхаясь от радости, верещали девочки радиостанций.

   Большое число желающих. Большие очереди.

   Очень много людей.

   Людей страшно много. Вот планчик Болотной, вот съемка с воздуха.

   Немцов открыл митинг. Заслуженный, продутый всеми ветрами проказы, предательства, замешанный во всяком негодяйстве ельцинской эры, продавший этот протест еще 10 декабря 2011-го, как ни в чем не бывало, как чистенький, открыл митинг и призвал почтить минутой молчания Мелкова, рабочего, на которого упал звукоусилитель, через который они намеревались звукотранслировать свое количество, количество, количество.

   И пошли выступать знаковые люди. Геннадий Гудков, сильно нуждающийся в поддутии, Татьяна Лазарева, светлый ангел шоу-биза, гениальный в своей простоте и глупости политик Илья Яшин: «Невозможно мириться с коррупцией и цинизмом!»

   (А то разве можно? Нельзя!)

   Дмитрий Быков: «Сохранять человеческое достоинство…»

   (Будем! О, учитель! Гуру ты наш! Сохраним. Клянемся!)

   Митрохин, из «Яблока». Призвал создать коалицию Болотной площади и от этой коалиции выдвинуть кандидатом в губернаторы Московской области Геннадия Гудкова.

   (Одобрительный шум народа и похвала «Эхо Москвы» – «Самое конструктивное предложение».)

   Роман Доброхотов подрался с православным активистом Энтео.

   Олег Кашин спел куплет из Егора Летова «Все идет по плану!».

   Выступила Лия Ахеджакова.

   Кульминационным моментом митинга явилось выступление кандидата в президенты Алексея Навального. Он вышел на сцену с женой Юлией, беря пример с президента Обамы, который также везде таскает за собой жену Мишель. Навальный вдохновенно-слезливым тоном произнес речь, похожую на речь воспитательницы в детском саду.

   – Сколько у меня в руке яблок? Ну-ка хором!

   Дети:

   – Два!

   – Вы хотите этих яблок?! Хором!

   – Хотим!

   – Вы очень хотите этих яблок?

   – Очень!

   – Вы не уйдете, пока не получите этих яблок?

   – Не уйдем!

   – И я не уйду! Клянусь, что не уйду отсюда, пока вы не получите этих яблок.

   Мы не сдадимся и не разойдемся.

   Мы будем выходить сюда столько, сколько потребуется!

   Немцов зачитал резолюцию. Занавес.

   Сеанс надувания репутаций болотных вождей состоялся. Дотянут как-нибудь до следующего митинга.

   В февральском «марше против подлецов» возбудили и довели до истерики младенцами, сиротами-инвалидами и их тяжкой долей, если они не будут усыновлены американскими гражданами.

   Сегодня проехались на заключенных.

   Чем они возбудят своих фанатов в следующий раз?

   6 мая 2013 г.

Что же ты нас не любишь, Дед?

   На меня посыпались открытые письма. Олег Кашин написал, Мария Баронова написала.

   На открытые письма ко мне появились комментарии. Вот политолог Борис Межуев написал «Лимонов как воспитатель». Где-то перед глазами мелькнул комментарий Кононенко, который Паркер. И блогеры навалились.

   Возникла тема: Дед.

   Поразмыслив над с виду скабрезным, но в конечном счете милым посланием Марии Бароновой и упреками в мой адрес Кашина, я понял смысл посланий.

   А смысл простой: что же ты нас не любишь, Дед?

   Почему ругаешь и поносишь?

   Ответ мой такой: а я люблю вас, только вы отбились от рук и ушли за Крысоловами.

   А потом, поправка: это не вас я целый год поношу и изругиваю.

   Я изругиваю и желаю морально уничтожить не вас. Речь идет о тринадцати или пятнадцати типчиках из числа «болотных вождей». Вы-то «неболотные вожди», заметные молодые люди, но не из числа Крысоловов.

   В декабре честно и яростно поднялась московская интеллигенция. Извините, может быть, это плохо видно, но нацболы своим героическим поведением в годах 2000-х были чуть ли не единственной оппозиционной группой. И в том, что московская интеллигенция перестала бояться оппонировать власти, огромная заслуга нацболов. Нас судили на глазах у всех, мы шли в тюрьмы и выходили из тюрем, мы организовывали марши несогласных, и нас винтили на акциях «Стратегии-31». Насмотревшись на нас, вы, ребята, перестали бояться, разве не так? Мы разрушили ваш страх.

   Вы не остались со мной на площади Революции. Ушли за Крысоловами.

   А я дьявольски знал в тот день 10 декабря 2011 года, что шанс дается Историей чрезвычайно редко. Что лучше управиться в этот один день. Что второго шанса не будет, может быть, очень долго.

   Я провел малочисленный митинг на площади Революции в окружении лишь моих сторонников, как я их стал после называть, «трехсот спартанцев». Я потерпел поражение в тот день, но я был прав.

   Я это знал, а вы не знали.

   После митинга на площади Революции я сидел под падающим снегом в дряхлой «Волге» и дико переживал. Ей-богу, не за себя.

   Полагаю, что в этот момент я был единственным человеком в Москве и в стране, кто понимал, что произошла трагедия. Что политическая борьба оппозиции целого десятилетия была провалена. Насмарку, все рухнуло.

   Что Крысоловы, чтоб им пусто было и пусть их дети родятся беспалыми, появились тупыми зомби и увели вас.

   Как я должен был поступить после 10 декабря 2011-го?

   Я обрушился на зомби, доказывая вам, что это Крысоловы и зомби.

   При этом я остался и остаюсь самым последовательным и принципиальным оппозиционером моей страны.

   Чтобы это понять, вам следует отказаться от высокомерной, глупой и ни на чем не основанной веры в то, что оппозиция только там, где вы стоите со своими хвалеными рассерженными горожанами.

   У нас не одна оппозиция, а две. Только и всего. Моя честнее и принципиальнее, да еще и старше вашей на полтора десятилетия.

   Но верно и то, что и ваша достойна уважения. Только без болотных Крысоловов.

   Да, я сознаю, что я учил вас. Больше было некому.

   С самых моих первых книг я учил вас. Потом я учил вас в партии.

   Русская литература и русская политика не могли вам дать ответов на ваши вопросы, они отставали от современности и продолжают отставать. Я давал вам ответы.

   Десятки тысяч молодых людей прошли, с 1994 года начиная, через партию. И они разнесли мой месседж.

   Я правильно обращался все эти годы к социально неудовлетворенной молодежи, к тем, кого называют маргиналами, у нас сейчас маргиналы в большинстве, я расширил этот термин и придал ему положительный смысл.

   Вы зря надрываете пупы: реанимировать цунами ни у кого никогда не получалось. Проехали.

   Протест умер, да здравствует протест!

   Лимонов и партия «Другая Россия» (в 2011 году партии было отказано в официальной регистрации. – «Известия») подняли новый лозунг «Отнять и поделить!», призывающий к пересмотру итогов приватизации. Пока в стране 1 % населения владеет 71 % национальных богатств, наша страна не может быть устойчивой страной.

   Тема пересмотра итогов приватизации – главная тема страны. А почему это либералы считают себя противниками пересмотра приватизации? Либералы хотят появления и развития среднего класса, но ведь олигархический строй не даст среднему классу вырасти…

   Смотрите, президент РФ только что представил в Думу проект закона о налоге на роскошь.

   С чего бы это, болотные Крысоловы такого закона не добивались? Зачем же вдруг?

   Президент играет на опережение. Он сам выходит с таким законом, чтобы не дождаться, когда им вооружится оппозиция.

   О чем говорит эта инициатива президента страны?

   О том, что Дед, сформулировавший лозунг пересмотра итогов приватизации как боевой призыв для следующих политических баталий, врезал правильно власти в ее слабое место, а именно ударил по неравенству.

   Крысоловы вас завели в тупик поражения.

   Вы им не верите, а только терпите их. Следующим шагом должен стать отказ в доверии Крысоловам.

   Но существовать без веры в руководителей, в лидеров общества ни одно политическое движение не может.

   В данном случае у вас не остается выбора. Вы неминуемо станете верить в меня.

   Другого Деда у вас нет.

   14 мая 2013 г.

Не сметь принимать это!

   Господин Борис Титов продвигает свой проект закона об амнистии для бизнесменов, осужденных за экономические преступления.

   Господин Титов у нас в стране не абы кто, он уполномоченный при президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей.

   По касательной замечу, что странной мне представляется сама должность.

   А почему тогда нет уполномоченного по защите прав пенсионеров? Их у нас куда больше, чем предпринимателей…

   Ну ладно, пусть так… пусть предпринимателей…

   Предлагается «в течение полугода прекратить уголовные дела, находящиеся в судопроизводстве или уже завершившиеся обвинительным приговором. Дела, предусмотренные по 44 экономическим статьям УК».

   «В частности, освобождению от уголовной ответственности должны будут подлежать преступившие ст. 159 («Мошенничество»), ст. 160 («Присвоение и растрата») и ст. 165 («Причинение имущественного ущерба»)».

   Чтобы освежить память, я посмотрел раздел 8 Уголовного кодекса. Называется восьмой раздел так: «Преступления в сфере экономики». Статьи со 158-й по 204-ю включительно, то есть больше 44. А куда делись еще несколько статей? Они, да, в восьмом разделе все экономические.

   Но там есть три статьи, которые тоже касаются экономических преступлений, однако это мелкие экономические преступления.

   Это ст. 158 («Кража»), это ст. 161 («Грабеж»), это ст. 162 («Разбой»).

   Пусть вас не смущают громкие подзаголовки, «разбоем» в судебном словаре может быть назван скромный отъем кожаной куртки у подростка тремя подвыпившими парнями постарше. А грабежом – вынос из чужой квартиры старого телевизора и хрустальной пепельницы.

   Предприниматели такими мелочами не занимаются. Предприниматели, они джентльмены, они белая кость среди преступников, они ворочают крупными суммами, они уводят заводы и пароходы. И месторождения, и здания. Как говорят в народе, «воруют миллионы».

   По 158-й статье между тем сидит в наших тюрьмах и лагерях добрая треть всех содержащихся у нас за решеткой заключенных.

   (Еще треть сидит за употребление наркотиков (чаще всего – марихуаны), ст. 228. Правда, если такой «наркоман» поделился с товарищем своей марихуаной, то ему уже добавляют «в целях сбыта», но это уже чуть другая история, про «наркоманов».)

   Треть всех заключенных – это около 300 тыс. Да и ст. 161 и 162 – не редкость.

   В сравнении с любым самым заурядным предпринимателем осужденные по ст. 158, 161 и 162 – это мелкая сошка. Они причинили порой крошечный ущерб, чаще всего частным лицам. До государства им, как до Господа Бога, далеко.

   Так вот их, мелкую сошку, маленьких воров и разбойников, грабителей потасканных кожаных курток, никто освобождать не проектирует.

   Господин Борис Титов предлагает своей амнистией досрочно освободить почти 111 тыс. предпринимателей (сто одиннадцать тысяч, сумму прописью).

   А мелкая сошка пусть сидит.

   А совесть где?

   А закон где?

   Перед законом все осужденные равны.

   Для закона не должно быть заключенных с красивыми глазами, за которые их следует освободить. А ведь именно это предлагает г-н Борис Титов.

   Казалось бы, те, кто причинил больший имущественный ущерб, должны сидеть за решеткой дольше.

   Нам же предлагается совершенно противоестественная амнистия.

   К сожалению, наш нехрабрый Конституционный суд молчит.

   Молчать не надо, нужно уже сейчас возвысить голос против этого несправедливого закона.

   Нужно стукнуть кулаком о стол и воскликнуть: «Не сметь принимать!»

   Господин Владимир Лукин, которого я открыто недолюбливаю и считаю, что он не должен занимать пост уполномоченного по правам человека, конечно же поддержал проект. «Такое решение снизит уровень напряженности в обществе», – сказал он.

   Чего ради снимет? Как может снять напряжение государственный поступок, по сути дела утверждающий апартеид: привилегированные предприниматели-воры освобождаются от уголовной ответственности, а простые оступившиеся воришки – сидят.

   Я надеюсь, что у тех, кто будет принимать решение, хватит здравого смысла не принять такую амнистию.

   Нужна Всеобщая Большая Амнистия, которая давно назрела. Тюрьмы и зоны давно тоскуют по такой амнистии. Но в первую очередь должны быть освобождены заключенные, совершившие небольшие преступления, мелкие кражи прежде всего.

   23 мая 2013 г.

Не убивайте принесшего дурную весть

   Европа чувствует себя неуютно.

   Мне могут возразить, что она и ранее порой чувствовала себя неуютно.

   Ну да, чувствовала, Брикстон, пригород Лондона, традиционно набитый доверху эмигрантами, пылал уже в 1980 году, я помню этот бунт.

   Но такой он был один чуть ли не в четверть века, а потом все было спокойно. Или выглядело спокойным.

   А сейчас никак не спокойно.

   После взрывов, устроенных предположительно братьями Царнаевыми (суда еще не было, потому «предположительно»), чеченцами, мстившими за обиды, нанесенные исламу, в американском Бостоне на традиционном Бостонском марафоне, мы видим, как раскручивается европейская спираль насилия.

   13 мая шведская полиция застрелила 69-летнего португальца в пригороде Стокгольма Хусби. Судя по тому, что мы знаем, там оскорблением ислама и не пахло, однако за португальца, мужа финской женщины, получается, вступились темнокожие и цветные иммигранты, предполагается, что и исламисты во множестве.

   Шесть дней интенсивных погромов, поджогов автомобилей и зданий напугали белую Швецию, страну без вкуса и запаха, сотрясли ее не хуже, чем 11 сентября 2001 года сотрясло Соединенные Штаты.

   Уже 22 мая британский военнослужащий Ли Ригби 25 лет шел себе спокойно по лондонской улице. На него был вдруг совершен наезд на автомобиле, двое чернокожих парней – два Майкла, Майкл Адеболаджо и Майкл Адебовале, не то нигерийцы, не то кенийцы, не то сомалийцы, разные источники называют их уроженцами этих стран, – выскочили из машины и набросились на солдата с простым ножом и мясницким ножом. Кровищи много, прохожие в ужасе жмутся к зданиям и убегают, а Майклы заставляют прохожего снять себя на мобильный телефон. Кричат: «Аллах акбар!»

   Тот, кто снимал на мобильный, не имел оснований для сомнений в величии Аллаха.

   25 мая в Париже солдат Седрик Кордье подвергся нападению в квартале Дефанс. Помню этот квартал, там множество новых зданий и улицы широкие. Напали не из-за угла, там углов-то нет. А напали на вольном воздухе, на большом открытом пространстве, там всегда свежий ветер дует.

   26 мая, в воскресенье, опять в Лондоне, на Веллигтон-стрит, еще один английский солдат подвергся нападению.

   Остановимся. Вам что-нибудь эти сводки напоминают?

   Да, они напоминают партизанскую войну. Уже и тактика есть – нападение на военнослужащих.

   С такими нападениями любой полиции бороться не по силам. Это вам не «Красные бригады» какие-нибудь, не RAF какой-нибудь, где считаные десятки террористов были сравнительно быстро нейтрализованы.

   В Европе миллионы иммигрантов из Африки и Азии, и большинство из них исповедует ислам.

   Европа попала ой как! Она в ситуации безвыходной.

   Почему безвыходной?

   Потому что отправить домой все эти миллионы африканцев, арабов, турок ну невозможно. Великое переселение народов устраивать нереально.

   Перебить их каким-либо способом невозможно, дустом не посыплешь, дуста такого нет.

   Примириться со странами, в которых они живут, все эти миллионы не захотят.

   Посему Европу ожидают конфликты. Каждая страна будет нейтрализовывать иммигрантов по своим рецептам.

   Кто виноват?

   Виновных следует искать в послевоенном времени. Бывшие колониальные империи в 50-х и 60-х годах прошлого века неразумно облегчили доступ в свои страны бывшим гражданам бывших империй. Во Францию пришли арабы и чернокожие из франкоязычной Африки, в Британию в массе приехали индийцы и пакистанцы. В последующие десятилетия стремительно развивающиеся экономики европейских стран потребовали рабочих рук – и новые волны иммигрантов захлестнули Европу. Потерпевшая поражение Германия ввезла к себе строителей-турок. Потому половина немецких журналистов, которые ко мне обращались в последние годы за интервью, носили турецкие фамилии. Я обратил внимание. Но эти адаптировались, а миллионы никогда не адаптируются.

   Поезд на самом деле ушел. В Европе, я полагаю, уже живет миллионов пятнадцать или двадцать чуждых Европе жителей.

   У подавляющего большинства из них есть свой Бог, он же флаг, он же идеология, он же предмет для гордости, он же партийная принадлежность, он же своя избранная культура, он же лидер, – и это Великий Аллах.

   И ничего нельзя с этим сделать.

   Европа пытается жить, как будто ничего не происходит. Франсуа Олланд, французский президент, недалекий социалист, вот сейчас подписал закон об однополых браках. Этого только Франции и недоставало!

   Ну зачем попу гармонь?! Что, геи и лесбиянки составляют во Франции значительную электоральную группу, которой он пытался угодить? Да нет, не составляют. Так зачем принят закон, раздражающий традиционную Францию?

   А дело вот в чем. В каждой европейской стране, сверху, небольшая по численности элита навязывает большому народу философию беспредельных прав человека, левый прогрессизм и демократизм. В то время как Большой Народ инстинктивно упирается и хочет жить традиционно, реакционно, со своими предрассудками. В конце концов, что такое ксенофобия, как не гипертрофированный инстинкт самосохранения народа, боящегося и сторонящегося пришлых чужаков…

   Вернемся к Франции. У нее есть два пути: путь Франсуа Олланда, насильственно прививающего стране небывалые формы бытия, очень смахивающие на те, от которых, по преданию, погибли Содом и Гоморра и уж точно погибли Помпеи. И путь, который озвучивал все эти годы грубовато и не всегда удачно Жан-Мари Ле Пен, – это путь недоверия к чужакам и принятия мер предосторожности.

   Я уверен, что во Франции будет все больше элементов лепенизма, а прогрессистской ереси Олланда все меньше.

   Я также уверен что следующий президент Франции социалистом не будет.

   Какое будущее ожидает Европу?

   Под нажимом со стороны мусульманских мигрантов в Европе появятся жесткие и все более жестокие режимы.

   Элементы демократии будут исчезать один за другим. В этом нет ничего приятного, но будет так, а не иначе.

   Демократические нормы не выживут. Права человека будут систематически уменьшаться, как шагреневая кожа, и будут в конце концов попраны, ради выживания коренных народов европейских стран.

   Я понимаю, что это неприятно.

   Ужесточение режимов будет происходить очень-очень быстро, поскольку в мире происходит еще и цивилизационный кризис, модель «производство – потребление» трещит по швам.

   Мы видим, какие экономические бедствия терпят страны Южной Европы: Греция, Кипр, Испания, Португалия.

   Трудностей будет все больше, придется если не остановить прогресс, то уж, во всяком случае, подтянуть пояса и оттолкнуть от кормушки прогресса чужаков.

   В Европе могут появиться лет этак через десять националистические режимы неприятного типа.

   Только не нужно на меня обрушиваться. Я всего лишь вестник. Не убивайте вестника.

   29 мая 2013 г.

Генерал

   Я озлился было на генерала Маркина за следующую фразу в интервью «Известиям» – дело было в апреле, говоря о Навальном, генерал высказался и обо мне: «И потом, у нас в России уже были политики, отсидевшие за экстремизм, а не за хищения, тот же Лимонов. Но и он не смог стать знаменем для всей оппозиции, только для небольшой секты».

   Если бы я его тогда встретил, генерала, я бы ему объяснил, что меня судили не за экстремизм, но за более серьезные вещи, статьи об экстремизме в те годы еще вовсе не было.

   И сообщил бы ему, что успешные секты рано или поздно превращаются в мировые религии. Ну, или погибают, что тоже случается…

   Однако, поразмышляв глубже, я пришел тогда к пониманию, что генерал мне даже польстил, выгодно подчеркнул мое отличие от Навального, на котором я сам настаиваю.

   Меня ведь судили за преступления против общественной безопасности и за государственные преступления по статьям 205, 208, 222 и 280 (изначально меня обвиняли и по статье 279 – «Вооруженный мятеж»), а Навального судят за хищения, то есть за казнокрадство. Так назывались хищения, совершенные государственными чиновниками в царское время. Мое преступление – благородное, меня обвиняли в том, что я собирался отторгнуть от Республики Казахстан Восточно-Казахстанскую область, чтобы затем присоединить ее к России, а преступление Навального – жалкое.

   В том же интервью на вопрос журналиста «Почему бы не использовать опыт Навального в борьбе с коррупцией?» генерал Маркин издевательски бросает: «Никто ему не мешает заниматься общественной деятельностью. Даже на зоне многие осужденные пишут письма и заявления, борются с недостатками системы».

   Цинично? Еще как. Генерал явно не ханжа, он не прячется за обтекаемыми формами бюрократического языка, а по-простому нахально измывается над Навальным Лешей.

   Поскольку «Лешу» я не перевариваю, считаю его общественным недоразумением, то я мысленно поаплодировал тогда генералу.

   Требовать от меня, чтобы я солидаризировался с «Лешей» против генерала, – это слишком многого от меня требовать. Я по-другому изготовлен и воспитан.

   В мае Маркин унизил еще одного моего неприятеля и врага, можно сказать, человека, организовавшего банду НАШИ, совершившую множество нападений на активистов тогда еще не запрещенной партии НБП в 2005–2006 годах.

   Текст назывался «Глядя из Лондона, на зеркало неча пенять». В нем имя Владислава Суркова не упоминалось, но он узнавался легко.

   «Кураторы особо эффективных менеджеров предпочитают выступать с арией московского гостя сразу в Лондоне, среди целевой аудитории. Этот стон у них песней зовется. И песня какая-то жалостливая, прямо в стенах Лондонской школы экономики. (Далее шла цитата из Суркова, где тот позволил себе нападки на Следственный комитет.) В этой связи, продолжает генерал, у граждан России, в том числе и работающих в СКР, возник риторический вопрос: а сколь долго удержится в своем кресле член кабинета Е. И. Величества, если он, пребывая с частным визитом в Москве, публично осудит Скотланд-Ярд за исполнение прямых обязанностей?»

   Генерал Маркин, вероятно, знал, что готовится отставка Суркова, и в ответ на критику действий Следственного комитета просто врезал ему правой в нос. Ну, словесно, словесно… А может, не знал и врезал… Все равно хорошо. Я приветствовал этот выпад генерала против врага нацболов, я устроен просто.

   В настоящее время генерал не так крут, как хотелось бы. Вот образчик его позднего стиля: «Увы, многочисленные публицисты и правозащитники на деле зачастую оказываются проводниками разрушительных и вовсе не правовых идей».

   Генерал, да будьте вы проще! Смелее! Имена! Не нужно обтекаемых «некоторые», нужно твердо, имена.

   Вот правозащитник Лев Пономарев в двух случаях предлагал куски российской территории в обмен на помощь его правозащитной организации. Есть видеозаписи, они висят в пространстве Интернета, «правозащитник» в одном случае предлагает японцу помочь с отторжением от России Курильских островов, в другом случае – обещает территориальные уступки Швеции. По всей вероятности, такие разговорчики следователи не отнесут к категории «измена Родине», просто предприимчивый господин Лев пытался объегорить иностранцев, это скорее «мошенничество».

   Пикантность личности Пономарева придает еще и то обстоятельство, что он один из инициаторов введения в УК пресловутой статьи 282.

   Вы что, генерал, стесняетесь называть имена?

   Следовало сказать, рубанув сплеча: «Некоторые правозащитники живут по лжи, мошенничают, «правозащитник» Лев Пономарев дошел до того, что даже пытался предложить куски российской территории в обмен на финансовую поддержку его организации. Он чего, белены объелся или считает, что законы не для него писаны? Ну, так его заблуждение легко исправить…»

   В его лучших проявлениях, у генерала Маркина агрессивный нападающий стиль, к которому не привыкли в нашей стране России. У нас привыкли византийски поджимать губы и скупо ронять тусклые слова. А генерал издевается, насмешничает, припугивает и опять издевается. Посоветовал Навальному бороться с недостатками системы, будучи на зоне.

   В последнее время мы наблюдаем, стали появляться чиновники новой формации, государственные служащие, которые за словом в карман не полезут. Маркин из таких.

   Еще один пример такого нового типа госслужащих – это Кощей Онищенко, грубиян, спокойно гнущий свою линию, хитрый сын украинского народа, умеющий великолепно модулировать даже свой шепот, злой и самоуверенный, сделавший оружием России вино и минеральную воду, сметану и морепродукты.

   У новых талантов появились и поклонники. Это факт, их оброненные перлы читают и цитируют. Я вот слежу за высказываниями генерала Маркина, чтобы поймать кайф, как выражается современная молодежь.

   Вот я думаю, что, интересно, будет говорить обо мне генерал Маркин, если ему нужно будет информировать общество о ходе следствия по моему делу? (Все под Богом ходим, а я – радикальный политик…)

   Надеюсь, ему не изменят остроумие и сарказм. И он найдет для меня простые, злые и правдивые слова.

   Я также что-нибудь блистательное произнесу генералу в ответ, у меня язык тоже неплохо подвешен.

   17 июня 2013 г.

Плюнем в Америку

   Парень имеет облик современного идеалиста. Очки в хрупкой оправе, опушенный короткой модной растительностью подбородок, трехдневная щетина, так это называется, да?

   Таких парней в офисах европейских городов полно, они и в России появились и размножились.

   Опасные ребята для спецслужб, я бы, заведуй я кадрами в какой-либо спецслужбе, таких остерегался.

   Но вот они проникают в спецслужбы, и даже в такую, казалось бы, неприступную крепость, как Агентство национальной безопасности Соединенных Штатов Америки, такой прорвался.

   Все дело, конечно, в Интернете. Их нанимают как интернет-спецов, вспомним, что в первые годы после революции Красная армия нанимала на службу военспецов. Вынуждена была. Военспецы изменяли сплошь и рядом.

   Панегирика не ждите. Будет толковый разбор.

   Почему системный администратор, технический специалист, отслуживший в американской армии, сотрудник ЦРУ и впоследствии АНБ стал к 30 годам врагом номер один своей страны? Почему он предоставил газетам The Guardian и The Washington Post материалы, разоблачающие деятельность АНБ, касающиеся массовой слежки за американскими гражданами, а в ряде случаев и за гражданами других стран?

   Сам Эдвард Джозеф Сноуден объясняет себя так: «Многое из того, что я видел в Женеве (в 2007 году он, тогда агент ЦРУ, работал под дипломатическим прикрытием в Женеве. – Э. Л.), реально избавило меня от иллюзий о том, как действует мое правительство и что оно приносит миру. Я понял, что я часть того, что приносит намного больше вреда, чем пользы».

   Это он себя объясняет нам. Выгодно подает.

   А мы вольны верить ему или не верить.

   На мой взгляд, существует еще одно возможное объяснение его поведения, менее лестное для него. Он среди прочих заявлений уверенно бросил: «Если бы моим мотивом были деньги, я мог бы продать эти документы любому количеству стран и разбогатеть».

   Я ему безоговорочно верю, что не деньги были мотивом. Но может быть, слава, а?

   Вон ведь какую славу приобрел вместе с тяжелыми неприятностями Джулиан Ассанж!

   Может быть, слава. Может быть.

   Он жил на Гавайях вместе с подругой, просыпался от пения райских птиц, зарабатывал $200 тыс. в год, но ни одной собаке в мире не был известен.

   А теперь известен как воин света и борец за наши все сокращающиеся свободы.

   Я не утверждаю, что он не воин света.

   Возможно, он воин света.

   А что в Америке? В Америке собрали свыше 100 тыс. подписей за Сноудена. Американские граждане провозглашают его национальным героем и требуют его амнистировать. Оно и понятно: Америка была создана бунтовщиками против власти английского короля и еще не забыла о правах гражданина быть непрослушанным и непрочитанным.

   21 июня Эдварду Сноудену исполнилось 30 лет. Важный возраст.

   22 июня он вылетел к нам из Гонконга. 23 июня он приземлился в Шереметьеве.

   Два автомобиля Республики Эквадор были замечены журналистами припаркованные в Шереметьеве. Эквадор тут как тут, готов помочь. Эквадор до истории Ассанжа был мало кому известен, теперь Эквадор знают все. Государства тоже тщеславны.

   Этот парень, видимо, куда-то полетит. Пока трудно понять куда. Может, на Кубу, и в этом случае самолет «Аэрофлота» на некоторое время попадет в зону действия американских авиадиспетчеров, ему предстоит нервотрепка: вдруг американская сторона захочет посадить самолет на каком-нибудь своем аэродроме? Лучше бы у нас остался.

   В США неумолимое государство обвиняет Сноудена по трем статьям:

   – В незаконной передаче информации, имеющей значение для национальной безопасности.

   – В умышленной передаче разведывательной информации.

   – В краже собственности государства.

   Кэтлин Хейден, пресс-секретарь Совета по национальной безопасности США, заявила, что Соединенные Штаты ждут от России рассмотрения всех возможных вариантов передачи Сноудена на родину.

   Кэтлин, Кэтлин, ты забыла, как вы взяли Бута! Кэтлин!

   Какой-никакой Бут, но это был плевок в Россию, потому что вы схватили российского гражданина Виктора Бута на чужой территории, умыкнули к себе и похоронили навсегда, видимо, в своей тюрьме.

   Нужно отомстить сейчас за плевок в Россию, плюнем в Америку, предложим Эдварду Сноудену политическое убежище и гражданство.

   Если уж ожиревшему, списанному со счетов актеру-пьянице Депардье дали убежище, то молодому воину света нужно дать убежище.

   Око за око, так сказать.

   24 июня 2013 г.

Who is afraid of Aliona Popova? Никто

   Наткнулся в Интернете: «Известный общественный деятель Алена Попова выдвинута партией «Гражданская сила» кандидатом на должность мэра Москвы…»

   «В сфере ее практической работы находятся вопросы оперативного реагирования на чрезвычайные ситуации, координации волонтеров и гуманитарной помощи, развития системы электронного правительства, продвижения социального и женского предпринимательства, обеспечения мониторинга избирательных процедур и др.», – сообщает пресс-служба партии.

   Первое впечатление от пресс-релиза, что Алена Попова работает в МЧС. Но она не работает в МЧС. Второе впечатление – она работает в ЦИК. Но нет, она не работает в ЦИК.

   Третье впечатление: Алена Попова занимается исключительно модными делами – развитие системы электронного правительства, это круто, я так не умею, к слову сказать. Попова – модный экземпляр.

   Нахожу в «Яндексе»: партия «Гражданская сила». Символ партии – подсолнух, ранее она называлась помпезно «Свободная Россия». Партия зарегистрирована и вполне давно, но практически неизвестна.

   Начинаю вспоминать, Алена Попова что-то делала в городе Крымске, где было наводнение… Во всяком случае, мелькала в сообщениях из Крымска.

   Партия подсолнуха выдвинула Алену Попову, ну пускай…

   Есть еще девушка Мария Баронова. Она написала мне как-то письмо, а потом проинтервьюировала меня для сайта Slon.ru.

   В процессе интервью ее больше всего интересовало, почему я негативно отношусь к Pussy Riot, почему я выступал против усыновления русских детей американцами, как я отношусь к legalize. Знаю английский вот уже лет сорок, однако вначале не понял, что она имеет в виду легализацию марихуаны. Настолько марихуана и ее легализация лежит вне моих сегодняшних интересов.

   Перечитав интервью Бароновой позже, я вдруг понял, что она задавала свои вопросы человеку, которого уже нет, Edward Limonov 1976 года, который жил тогда в Нью-Йорке.

   А перед ней сидел человек со всем последующим багажом опыта, приобретенного с тех пор, с 1976 по 2013 год, – там и войны, и тюрьма, и политическая борьба. Политикой я занимаюсь с 1993 года.

   Что я хочу сказать.

   Я хочу сказать, что либеральная столичная молодежь России запаздывает в своем развитии лет ну вот на тридцать пять, что ли.

   Одно наблюдение.

   Где-то году в 1982-м, я жил в это время в Париже, но приехал в Штаты, чтобы продлить мой временный американский документ. Осенью 1982-го мой редактор в издательстве Random House, звали его Эролл Макдоналд, пригласил меня слушать рэп в огромный сарай в Нижнем Вест-Сайде в Нью-Йорке. Белые господа в смокингах под руку с дамами благоговейно слушали негров в трусах.

   И только через какое-то количество лет рэп достиг Парижа. И ему понадобилось еще долгие годы, пока он достиг России.

   Или вот другой пример. Ни в 1989-м, ни в 1990-м, ни в 1992-м я не обнаружил в России скинхедов. «Как, у вас нет скинхедов?» – удивлялся я. В России должны непременно появиться скинхеды.

   И они появились, да так, что теперь не выведешь.

   Но если учесть, что первые скины появились в рабочих кварталах Англии в 1960-х годах, то 30 лет прошло.

   То есть выяснилось, что существуют некие моды на определенную музыку, на определенное социальное поведение. Моды эти начинаются обычно в Америке и Европе и небыстрыми волнами поражают пространство планеты, приходя к нам в Россию тоже. Но много позднее.

   Современная столичная молодежь появилась в Москве и Петербурге с запозданием в сравнении с западным миром на треть столетия. Москва – богатый город, здесь огромное количество фирм и корпораций, в том числе и иностранных, которым нужна обслуга. Министерствам и ведомствам тоже нужна обслуга. И более мелким административным учреждениям нужна обслуга. Программисты, интернетчики, секретари, офисный планктон и офисные рыбешки. Вот мы и имеем Ален Поповых и Маш Бароновых. Они – побочный продукт российского капитализма.

   Милые девушки.

   Весь 2012 год нам пропагандировали их поколение. Дескать, оно особо свободолюбивое и не потерпит больше тот политический строй, который у нас есть. И, выйдя из столичных кафе «Жан-Жак», сметет его, строй.

   Нацболы, провонявшие тюрьмами и лагерями, посещавшие благоговейно полуподвальный бункер на 2-й Фрунзенской, а не кафе, нацболы, покупавшие в 2001-м видавшие виды, покоцанные в войне автоматы Калашникова, вдруг стали выглядеть на фоне новой молодежи анахронизмами.

   Между тем особо свободолюбивое поколение весело ходило на разрешенные властью митинги, хотя такая масса людей имела право ходить на неразрешенные.

   6 мая 2012-го они попробовали было вести себя по-нацбольски.

   Самых пассионарных отловили и судят.

   Самые пугливые бегут или убежали.

   Новая молодежь себя дискредитировала. Оказалась, что она никакая не новая.

   Who is afraid of Aliona Popova?

   Да никто.

   28 июня 2013 г.

«Огромное оскорбление!»

   В ночь на 3 июля самолет с президентом Боливии Эво Моралесом, находившийся в полете уже 3,5 часа, вынужден был приземлиться в Вене, Австрия, куда Эво Моралес не направлялся. Моралес летел от нас, из Москвы, домой в Боливию.

   Дело в том, что власти Франции и Португалии внезапно отказали воздушному судну с президентом на борту в праве пролета над их территориями. Пришлось сесть в Вене на дозаправку. И определение дальнейшего маршрута.

   В Вене австрийцы пытались обыскать самолет Моралеса. По одним сообщениям СМИ, таки обыскали, по другим – президент Моралес не позволил этого сделать. Пока самолет заправляли, а австрийцы связывались со своими европейскими коллегами, Эво Моралес проследовал в зал ожидания венского аэропорта.

   С президентами так поступать не принято. Так поступают с контрабандистами и наркоторговцами. Это их самолеты сажают.

   По сведениям властей Франции и Португалии, на борту самолета мог находиться Эдвард Сноуден, молодой человек, сотрудник ЦРУ, а в последние годы – Агентства национальной безопасности.

   Сноуден заявлен Соединенными Штатами предателем национальных интересов и последнюю неделю находится в аэропорту Шереметьево. Как мы знаем, он прилетел из Гонконга и пытается найти страну, которая готова предоставить ему политическое убежище.

   Предательство национальных интересов заключается в том, что Сноуден сделал достоянием мировой общественности массивные прослушивания Агентством национальной безопасности США телефонных разговоров дипломатических миссий западноевропейских стран. В том числе и дипмиссии Франции.

   Франсуа Олланд, французский президент, узнав о систематическом прослушивании своих дипломатов, горячо по-латински фыркнул, назначил расследование и отказался на время от переговоров с Соединенными Штатами, намеченных на эту неделю. Но вот посмотрите, собачья привычка прижиматься к ноге господина, Соединенных Штатов, все-таки заставила Францию пойти на необычный, грубо нарушающий международные нормы шаг – отказать в пролете над страной президенту суверенной страны Боливии, подозревая, что тот нелегально провозит из России Сноудена, между прочим вступившегося за интересы Франции.

   Ну, португальцы кругом зависимы и переживают кризис за кризисом, так что стремление выслужиться перед Вашингтоном у них – естественный рефлекс, что с них взять.

   Тут появляется среди стран – действующих лиц еще и Испания.

   Испания было согласилась разрешить самолету президента Боливии пролететь над своей территорией. Однако, получив сведения, что самолет в Вене не досматривали, Испания поставила условием досмотр воздушного судна президента в испанском аэропорту.

   Эво Моралес по крови – индеец аймара. Он первый за 400 лет чистокровный индеец, руководящий Боливией.

   Гордый индеец президент отказался от унизительного осмотра в Испании.

   Потому ему пришлось просидеть в зале ожидания венского аэропорта чуть ли не 10 часов.

   К нему пробились несколько журналистов, и он пояснил, что в Москве со Сноуденом не встречался, что был в Москве с государственным визитом и что поведение европейских стран возмутительно.

   Постоянный представитель Боливии в ООН Саша Лоренти назвал запрет на пролет самолета президента его страны Эво Моралеса в воздушном пространстве Франции, Португалии и Испании «актом агрессии».

   Он сказал, что указания поступили из Вашингтона, но названные страны нарушили иммунитет президента Боливии, подвергнув его жизнь риску.

   «Огромным оскорблением» назвал произошедшее глава МИД Эквадора Рикардо Патиньо.

   Я полностью согласен с министром Эквадора.

   Десятилетиями наблюдая за международными отношениями, я не припомню такого возмутительного случая. Президенты суверенных стран имеют международный иммунитет, и президентский иммунитет неуклонно до сих пор соблюдался странами – членами ООН.

   По-видимому, пришли новые беззаконные времена, а мы и не заметили.

   Рабское лакейство западных стран перед США просто вызывает презрение.

   Союз латиноамериканских стран (UNASUR) проведет экстренную встречу по поводу инцидента с самолетом президента Боливии. В UNASUR входят семнадцать государств, и все они разгневаны.

   Ей-богу, раболепные подлецы эти европейцы!

   4 июля 2013 г.

Война в мышеловке

   Это название поэмы великого русского поэта Велимира Хлебникова, где есть такие строки:

 

Воскликнул волк: «Я юноши тело ем!»,

Мы старцы, подумав, что дела-ем…

 

   Из его мышеловки в аэропорту Шереметьево Эдвард Сноуден показался двенадцати правозащитникам, тринадцатый, мой хороший знакомый Генрих Падва, сказал, что прийти не может, и не пришел. Пропустил такое шоу.

   Сноуден как будто учился у лучших режиссеров мира, у Станиславского или у Альфреда Хичкока. Его талант постановщика несомненен.

   Он три недели раскаливал нервы журналистов.

   Бедняги все изомлели, ожидая, когда появится Эдвард Сноуден. Никто уже и не верил, что Сноуден находится в транзитной зоне аэропорта.

   И вот в пятницу он вызвал избранных к 16.30 в зону F аэропорта Шереметьево, откуда всех собравшихся спешно провели в зону Е, откуда, в свою очередь, их забрал автобус, и сама встреча состоялась в зоне С аэропорта. Ну, недаром же он работал несколько лет в ЦРУ, навыки не забыл.

   Там он предстал избранным двенадцати из лучших семейств правозащиты (Human Rights Watch, Amnesty International, Transperancy International), представителю ООН в России, уполномоченному по правам человека в РФ Лукину, адвокату Генри Резнику, адвокату Кучерене и, наконец, внуку Вячеслава Молотова депутату от «Единой России» Вячеславу Никонову.

   Сноуден заявил, что просит политического убежища в России.

   Но, чтобы облегчить ношу, которую он взваливает на Россию, он уточнил, что просит временного убежища, до тех пор пока ему возможно будет перебраться в Латинскую Америку, то ли в Венесуэлу, то ли в Никарагуа.

   Еще Сноуден сказал, что не станет наносить ущерб Соединенным Штатам во все то время, которое он проведет в Российской Федерации.

   Эта часть его заявления была прямым ответом президенту Путину, который ранее заявлял, что Россия может предоставить Сноудену политическое убежище, если тот не станет наносить ущерб США.

   Такова основная фабула произошедшего в аэропорту Шереметьево события мирового масштаба.

   Теперь можно приступить к анализу.

   Я считаю Сноудена идеалистом и честным парнем, при всем при том, безусловно, человеком тщеславным, склонным к эффектным позам и подаче себя самым выгодным образом.

   Театрализованная шпионская постановка выдает его с головой. Он мог проводить закулисные переговоры с российской властью, а предпочел эффектную встречу с правозащитниками, умно избежав сотен распаленных журналистов.

   Журналисты создали бы базар.

   Он избежал базара.

   Я уверен, что он наслаждается своей ситуацией, одновременно понимая, что положение его серьезно, ибо редко какое государство в современном мире отваживается бросить вызов могущественной Империи Соединенных Штатов.

   То, что он пригласил Никонова, свидетельствует о его почтении к русской советской истории, то, что пригласил аж трех самых влиятельных российских адвокатов, свидетельствует о знании внутрироссийской табели о рангах.

   Видно, что он и его советники из Wikileaks хорошо разбираются в наших реалиях.

   Операция соблазнения общественного мнения проведена отлично.

   Все нужные паузы выдержаны, скупые акценты проставлены.

   Российская власть держит дистанцию.

   Президент Обама позвонил президенту Путину.

   Эдвард Сноуден удалился обратно в свою мышеловку.

   Эдвард Сноуден переживает свой звездный час.

   13 июля 2013 г.

Был «на пути к исправлению», но вот тебе, бабушка, и Юрьев день

   Навальному дали пят лет колонии общего режима и взяли под стражу в зале суда.

   Что скажу?

   По русской традиции полагается человека, попавшего за решетку, пожалеть.

   И выразить ему сочувствие и соболезнование.

   Что я и делаю. Мои соболезнования самому Навальному, его родителям, жене и детям.

   Я человек и злой, и жесткий, но я ж не нехристь какой!

   Я предполагал, что дадут пять, но условно. Видимо, я исходил из того, что я бы дал условный срок.

   Почему бы я дал условный?

   Верю, что по делу «Кировлеса» он виновен, но нужно было дать условный. Всем было бы лучше.

   Навальный бы пошел на выборы мэра, куда он так хотел и ради чего пожертвовал частью своей репутации несгибаемого борца с Партией Жуликов и Воров, доказав, что он сгибаться может и хочет.

   Он был еще вчера, что называется на языке судебной системы, «на пути к исправлению». А сегодня уже исправляться ему нет смысла.

   Приняв помощь Собянина, Навальный готовился стать в строй договороспособных противников режима. И успешно стал бы в строй и пошел бы по нему и попал бы когда-то и в Государственную думу, презираемый мною.

   Но ему не дали такой возможности.

   Почему я считаю, что он виновен?

   А глядя на всю его жизнь небольшого бизнесмена на подхвате, с неразборчиво широким кругозором, джентльмена постоянно в поисках удачи-наживы, тугриков, глядя на его родителей с фабрикой лозоплетения, на его брата с компанией, аффилированной с «Почтой России», с офшорной компанией на Кипре, я легко вижу ту среду, в которой он жил до того, как решил стать политиком: это довольно мутная среда, где охотно забывали границу между законом и незаконом, ходили, что называется, туда-сюда через ту границу.

   Он не один был и есть такой, таких десятки тысяч, но те не пошли в политику, потому мирно пьют джин или что там они пьют… А к политику внимание пристальное. И недружелюбное.

   «Кировлес» случился в 2009 году, когда Навальный получил лукративное, доходное место советника губернатора. Там даже зарплаты не было, но в чинопочитающей России советник губернатора – командир огромного размера, чуть меньше губернатора. Все блатные разговоры Навального с Офицеровым показывают скрытую ныне личность другого Навального.

   Короче, я верю, что он виновен. И все там в деле на месте, это несведущим журналистам подавай расписку, подписанную кровью, в качестве доказательства. В реальном измерении никто никаких бумаг не подписывает. Договорились устно и быстро и сделали…

   Теперь – что с ним будет.

   Либералы предполагают, что отсидит и выйдет и сразу займет высшие должности в государстве.

   Но это беспочвенный романтизм.

   Против Навального открыто еще, если не ошибаюсь, несколько уголовных дел: мошенничество совместно с братом Олегом против фирмы «Ив Роше», дело о миллионах Союза правых сил, еще что-то…

   Все эти дела будут доследованы, и Навальному придется через них пройти. И каждое дело добавит какие-то года к его сроку.

   Потому, когда Навальный появится на свободе, страна изменится, ситуация изменится, у оппозиции будут другие лидеры.

   Соболезную и сочувствую.

   О выборах московского мэра.

   Придется, кажется, господину Собянину обойтись без столь нужного ему зачем-то соперника.

   О том, что вообще произошло, можно только догадываться.

   Можно подумать, что в стране у нас уже случился раскол правящей элиты и одна ее часть тянула руку Навальному, помогая ему войти в политический истеблишмент, а другая добилась ему жесткого приговора?

   Не могу знать. С властью контактов не имею.

   Последнего мелкого чиновника видел вблизи пару лет назад.

   Текст был написан, подписан и переслан в «Известия».

   Вроде мы все перекрестились, кто хотел перекреститься в Москве и Кирове, может быть.

   Но вот чудеса в решете! Наш протагонист (назвать его героем язык не поворачивается…) через адвоката Кобзева вдруг заявляет, что все же не отказывается от участия в московских выборах, и одновременно, совсем уж чудо из чудес, арест Навального обжалован прокуратурой Кировской области!!!!!!

   А комментирует обжалование почему-то сразу пресс-служба Генеральной прокуратуры, вот что говорят: «Прокуратура полагает, что Навальный до вступления приговора в законную силу может находиться под подпиской о невыезде».

   Вот те и раз!

   Как прикажете понимать?

   Навальный договорился с властью из СИЗО?

   (Или он и не в СИЗО вовсе вывезен?)

   Точнее, продолжает договариваться, потому что с Собяниным он договорился еще до приговора…

   Ну, тогда он та еще штучка, этот Навальный…

   Авантюрист…

   Граф Калиостро, блин…

   Вся эта история Навального все более и более погано пахнет.

   19 июля 2013 г.

Ну вы и психи, ребята!

   Я уделяю довольно много внимания Навальному. Да.

   Поскольку феномен Навального является доселе неизвестной болезнью нашего времени.

   Истеричная приязнь московской интеллигенции к этому человеку загадочна и не имеет рациональных корней, все причины приязни – иррациональные.

   Ну да, у меня есть и личные причины относиться к Навальному отрицательно.

   Как я могу к нему относиться, если я получил в свое время срок и отсидел его? Навального же волшебным образом выпустили на следующее после единственной ночи за решеткой утро.

   В 2011 году я заявил, что буду кандидатом в президенты РФ на выборах в марте 2012 года.

   И что же! Корпус В гостиницы «Измайлово», где должно было состояться собрание инициативной группы по выдвижению меня кандидатом, окружили вооруженные полицейские и не допустили никого в зал.

   Я все-таки провел собрание рядом, на паркинге гостиницы. Свыше пяти сотен граждан, как полагается, пришли с паспортами, зарегистрировались в автобусе, собрание состоялось.

   Центральная избирательная комиссия не зарегистрировала меня кандидатом.

   Чтобы зарегистрировать Навального в мэры Москвы, муниципальные депутаты от партии «Единая Россия», на которую Навальный не жалел все эти годы бранных слов, скинулись и снабдили его 55 голосами из 110 необходимых.

   Его зарегистрировали, и сейчас он как ни в чем не бывало ведет свою избирательную кампанию.

   Человек замазан в пяти уголовных делах по мошенничеству и присвоению чужого имущества. В пяти! И вы имеете нервы говорить, что все пять Следственный комитет придумал? Чтобы высосать из пальца, нужно как минимум иметь палец.

   Но самым бессовестным образом этот человек занимается уже несколько лет частным сыском – расследованием коррупции. И предлагает себя москвичам в качестве мэра.

Конец ознакомительного фрагмента.

   Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

   Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

   Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.