А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню
Свернуть
Скачать книгу Закон беспредела

Закон беспредела

Язык: Русский
Год издания: 2018 год
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 ... 29 >>

Читать онлайн «Закон беспредела»

     
– И ты себя.

Тогда я даже немного улыбнулся. Фраза «Каждому свое» была его коронная. Да и не только его – всей нашей семьи. Так говорил отец, мама, и очень часто дядя Эдгар. Иногда к этому добавлялось «должен знать», «делает», «получает», но всегда каждый и свое.

Провожая взглядом стюардессу, я пытался понять, почему я в тот же момент не бросился в аэропорт? Сейчас, прокручивая этот момент вновь и вновь, я понимал, что-то в этом разговоре не так. Он был последним, больше я не мог дозвониться до дяди. Телефон работал, но никто не подходил. Странное поведение дяди заставляло меня волноваться, но слепая вера в его слова, что все хорошо и можно не спешить с прилетом останавливала меня от того, что все бросить и лететь первым рейсом в Насибирск. Все последующие дни я был как на иголках. От того, перед тем, как поехать домой, я в один из дней решил заехать поговорить с матерью. Пусть я обещал дяде, что не буду сообщать ей о нашем ночном разговоре, но говорить о нем в целом никто не запрещал. К тому же, мне нужен был кто-то, кто, так же как и дядя сказал бы, что все хорошо и я зря треплю себе нервы.

Жила она в центре, рядом со мной, всего в двух километрах от моего дома, что по меркам Мосвы считалось соседством. Входя в лифт и поднимаясь на одиннадцатый этаж, я пытался придумать, как невзначай заговорить с ней о дяде. Моя мать – Анна Молотова – была волевой и сильной женщиной. После смерти отца она переехала в элитный охраняемый дом на Волжской площади и жила одна в двухкомнатной квартире, по соседству с политиками, музыкантами и известными писателями и деятелями искусства. Шел ей 54-й год, но выглядело она, дай Бог каждому. Все, кто не знал ее и видел впервые, давали ей не больше 40. Даже смерть отца, изрядно потрепав ее, не смогла выбить ее из колеи. Мы пережили утрату вместе, выдержав психологический шок. С тех пор бразды заботы о матери и моей опекой взял в свои руки дядя, который находился далеко, но делал все, что было в его силах. Тогда мне было 19, я уже не жил с родителями, а снимал квартиру в Сухопутном районе, или, как все его называли – Сухопутке. Учился в Мосвовском физико-техническом институте на специальности системный анализ и управление. Учеба шла паршиво, я еле успевал перекрывать долги. Когда я узнал об отце, то учеба потеряла для меня всякий смысл. Только он заставлял заниматься, а дядя уговорил меня не бросать институт. А когда все же закончил его, то не придумал ничего лучшего, как пойти в армию и отслужить там два года в воздушно-десантных войсках, усовершенствовав там свое владение русбоем.

Мать встретила меня с горячим пловом на столе, запеченной уткой и салатом из свежих овощей – будто знала, что я приду. Готовить она не очень любила, часто заказывала еду из ресторана (достаток семьи позволял ей это делать), но я готов был поклясться, что плов был приготовлен здесь, дома. По квартире еще летал аромат свежеприготовленной пищи, а с кухни веяло теплом.

– Неужели ждала меня,– проходя в квартиру, сказал я.

– Привет, сына,– мама приобняла меня за плечи,– ждала, только может не тебя?!

Она заулыбалась.

– Судя по обилию еды,– начал я,– ждешь гостей, немного, но больше двух точно.

Мне нравилось наблюдать за ее реакцией. Лицо всегда говорило прав ли я, и, если прав, то насколько точно. Это относилось не только к ней, практически любого человека можно прочесть. Мне, как будущему начальнику безопасности, это было хорошо известно. Пока угадывать у меня получалось. Гостями были старые мамины друзья, с которыми они когда-то учились. В век информационных технологий мама освоила и компьютер, и социальные сети, поэтому без труда находила, друзей, знакомых и родных, с которыми не виделась долгие годы.

Обсудив с матерью ее прическу, которую она сделала в новом салоне, выслушав про хороший персонал, о том, как они не делают различий между молоденькими богатенькими фифами и людьми в годах, а так же последние новости Мосвы, я быстро пробежался по своим делам, рассказал про дела компании, про личную жизнь и решился, наконец, перейти к главной проблеме.

– Давно он звонил тебе?– Мать достала тонкую сигарету из пачки, название которой я не разобрал, щелкнула зажигалкой, затянулась и попросила открыть окно. Мы сидели на кухне.

– Надеюсь, ты сам не куришь? – Спросила она в ответ. Я отрицательно помотал головой. – Это хорошо, ты ешь-ешь, давай. Как плов?

– Изумительно. Ну, так что, как у него дела?

– Да дядя Эдгар мне давно уже не звонил, уже несколько месяцев, а тебе?

– Сегодня я ему звонил, он хочет, чтобы я прилетел.

– Вот как?– Рука с сигаретой застыла на полпути. Мама держала сигарету прямыми указательным и средним пальцами, отчего вид у нее становился такой, будто она парадировала светских особ, необремененных ничем. Выглядело это довольно смешно,– Зачем?

– Не знаю,– пожал плечами я,– мало ли, просто в гости.

– Просто в гости? Ни с того, ни с сего? Маловероятно! Что-то ему нужно определено!

– Да, мама, ты сейчас заговорила, как герои детективов, опять перечитала?

– Теперь у меня только женские романы,– отмахнулась она,– какие теперь детективы.– Так ты собрался лететь к нему?

Я кивнул.

– И когда?

– Где-то через неделю, у меня работа…

– Что ж, давно пора его навестить там. Сколько он уже не был у нас? Года два?

– Да больше уже.

Собственно, все. Еще немного побыв у матери, я отправился домой. Не знаю почему, но мне стало чуть спокойнее. Последующие три дня я решал все дела, надеясь выбить себе выходные как можно быстрее. Дни, как назло, тянулись медленно, а дел становилось все больше, как бы их не откладывай. Я набирал его номер раз в день, но каждый раз слышал только гудки в ответ. И это напрягало все больше.

На пятый день, с момента нашего последнего разговора, вернувшись с двухчасового тренинга по безопасности обратно в кабинет, я обнаружил свой мобильный на столе. Экран еще светился. Подняв телефон, я увидел шестнадцать пропущенных звонков от дяди! Два, три – еще понятно, но шестнадцать?! Это было, как удар по голове. Сказать, что это не к добру – значит не сказать ничего. Сжав, тут же вспотевшей ладонью трубку, я судорожно стал набирать дядю. Не мог он просто так мне звонить в течение двадцати минут шестнадцать раз, не мог. Шли гудки и после каждого я надеялся услышать хриплый голос. Но ничего не происходило. «Абонент не отвечает». Я набрал снова. Тишина. «Абонент не отвечает». Еще раз. «Абонент не отвечает». Мысль действовать пришла мгновенно.

Из здания я выбежал как ошпаренный, сходу завел машину и, не обращая ни малейшего внимания на светофоры, понесся в Домодедово. Часы на панели показали половину первого. Превышение скорости втрое и выезд на встречную привели к тому, что спустя пять минут за мной гналось сразу три машины полиции. Я понимал, что если не уйду от них сейчас, ближайший вылет в Насибирск отложится до неопределенного времени, а этого никак нельзя было допустить! Поворот налево – односторонне движение, обгоняю машины по аллеям и пешим тротуарам, дважды чуть не сбиваю перебегавших собак. Поворот направо – лабиринт из серии подворотен и всеми забытых дворов. Они так просто не отстанут, это уже не мелкое преследование за незначительное нарушение, еще пара их машин в гонке и это будет означать, что ведется погоня за опасным преступником. Надо было убегать. В одной из подворотен у меня оказалось три минуты форы. Я резко ударил по тормозу и остановил автомобиль, перегораживая проходную арку одного из домов. Бросив машину, пустился в бег. Не знаю, как надолго бы меня хватило, но пробегая еще первый подъезд старой двенадцатиэтажки, я увидел стоящий около него велосипед. И не пристегнутый! Да простит меня его владелец. Переключая скорости, давя на педали и, молясь, чтобы ноги с непривычки не устали раньше времени, я несся по тротуарам. Как бы там не было, до аэропорта я добрался за полтора часа – к двум. Ближайший рейс – на три пятнадцать.

Только с билетом на руках я отдышался. Озираясь по сторонам, я пытался дозвониться до дяди, но абонент не отвечал. Черт, нужно было лететь раньше! Но ведь он говорил, что время терпит. Какое время? Он просил, как можно быстрее! А потом не брал трубку неделю. Затем звонил, и теперь недоступен. Готов поспорить на что угодно – ничем хорошем это не кончится.

Вскоре пригласили на посадку и я последовал на контроль. Вещей с собой не было, только документы и телефон. До меня только сейчас дошло, что я натворил! Что скажут на работе? Я бросил все дела… к черту, не маленькие, разберутся и без меня. Вот погоня – действительно серьезно. Преступник нарушил кучу правил движения, проигнорировал полицейских, подвергал опасности кучу людей – да он закон вообще ни во что не ставит! Скрылся, бросив машину дорогую машину, вскоре выяснится, что украли велосипед, это если пойдут в полицию. Ситуация идиотская, даже комичная, но пока с ней разберутся, я буду уже в Насибирске. Пока буду решать проблемы по мере поступления.

Матери я все-таки набрал и сообщил, что срочно вылетаю к дяде.

– У тебя там точно все нормально?

– Да, нормально. Не стал тянуть, раз возможность подвернулась улететь. Итак неделю не получалось,– про то, что дядя не берет трубку я упоминать не стал.

– Передавай ему привет от меня.

– Обязательно.

После, я отправил дяде смс, что прилечу ближайшим рейсом. Его телефон выключен, но вдруг, он включит его и попытается мне позвонить, пока я буду в воздухе?

Самолет набрал высоту, через несколько часов я буду в дядином городе. Надеюсь, мы оба посмеемся над тем, из-за чего сейчас волнуюсь. Я попытался расслабиться, но одна мысль не давала мне покоя. «Потребуется твоя помощь»,– сказал тогда дядя. Что он имел в виду? Что я такого умею? Прекрасно водить машину? Кое-что умею, но из-за этого не выдергивают в другой город и не звонят по шестнадцать раз. Что тогда? Работа? Что-то с информацией? Так он и без меня был прекрасно уведомлен, иногда даже лучше чем я сам. Что было во мне такого важного? Мысли путались и ничего не приходило на ум. Я откинулся в кресле. Сердце колотилось, адреналин зашкаливал. Только бы с дядей ничего не произошло.

До Насибирска предстояло лететь четыре часа. За все время перелета я не сомкнул глаз и ни на секунду не расслабился. Нужно было составить план в голове. Как только прилечу – первым делом стоило еще раз позвонить дяде. Если не возьмет трубку, то… направляться к нему домой. Конечно, я послал ему сообщение, что вылетаю ближайшим рейсом, но предчувствие терзает, что он его не получил. Соответственно никто ждать и встречать меня не будет.

Дядя жил в Центральном районе своего города. Элитная многоэтажка из двадцати этажей, на двенадцатом и тринадцатом располагалась его квартира. Семь комнат – шикарно даже для бизнесмена такого класса, как он. Я был у него дома раза три в детстве и еще несколько раз после гибели отца. Семья у него была когда-то, но последние несколько лет он был разведен, детей не было. В последний раз я был там лет пять назад, интересно, у него так же осталась большая домашняя библиотека – огромная комната в пятьдесят квадратных метров, уставленная множеством шкафов и полок с книгами разных времен. Это очень здорово смотрелось. Надеюсь, он ничего с ними не сделал. Углубившись в воспоминания, я не заметил, как пролетела большая часть пути.

Самолет приземлился в аэропорту Толмачево спустя четыре часа пятнадцать минут после взлета. Сибирь! Хорошо, что лето, середина июля – вместо знойной снежной пурги и тридцатиградусного мороза пятнадцать градусов выше нуля, серость и проливные дожди. Здесь была уже практически ночь. Разница в три часа с моим городом. Сойдя с трапа, я позвонил дяде. Но телефон оказался выключен. Это стало раздражать еще больше. Пройдя контроль (багажа у меня не было и это упростило задачу), я, не отрывая трубку от уха, перезванивал ему, но все было тщетно – связи не было. Смерившись с этим фактом, я сунул телефон в карман и поспешил к выходу. Людей здесь было немного, если судить по меркам аэропортов Мосвы. Двоих «братков» я заметил сразу, как только появился из дверей главного входа. В метрах ста от меня, ближе к автомобильной стоянке топтались на месте два парня лет двадцати пяти. Рослые, хорошо сложены, они имели вид качков-вышибал, которых послали выбивать долг у очередного лоха. Оба под метр восемьдесят пять, коротко подстрижены, один, как оказалось, вовсе был побрит налысо. Который чуть ниже был одет в спортивный черный костюм с белыми кроссовками на ногах, второй в кожаной черной ветровке на белую майку, серые камуфлированные штаны и армейские берцы. Оба в темных очках. Смотрелись они очень вызывающе и просто подозрительно, но меня удивило ни это. Один из них, в кожаной ветровке, держал в руке табличку с надписью «Молотов Р», периодически всматриваясь в толпу, выходящую и аэропорта. Это было либо совпадение, либо парни действительно ждут меня – Романа Молотова. Если так, то… кто они такое? Мне хватило двух секунд, чтобы принять решение не проходить мимо них. Подходя ближе, я отметил качество и дороговизну одежды парней, несмотря на их примитивный стиль. Заметив подходящего к ним, те оживились.

– Здравствуйте, не меня ли ждете, парни? – Спросил я как можно непринужденнее.

– Смотря, кто будешь? – Отозвался тот, что был пониже.

– Молотов я, Роман,– Я ткнул пальцем в написанную букву «р».

Второй прищурился, внимательно меня разглядывая, затем вытащил из кармана фотографию и стал всматриваться:

– Да, вроде, действительно, похож,– закивал он.

– А откуда у тебя фотография? – Я насторожился, встретить двух амбалов с твоей фамилией на листке это одно, но вот с твоей фотографией из социальных сетей совершенно другое. Ведь заморочились же, распечатали.

Парни переглянулись.

– Мы от твоего дяди… Эдгар Филиппович встречает.

Видимо удивление сильно отразилось на моем лице, так как парень стал рассматривать меня с любопытством. Сначала дядя не берет трубку, потом просит, чтоб меня встретили два лысоголовых шкафа.

– А как он узнал, что я прилетел?

– Понятия не имею,– парень в спортивном костюме взял меня за плечо,– нужно уезжать…

– Где он? Почему не…

– Давай, ты сам у него спросишь,– перебил он меня, озираясь при этом по сторонам,– нам велено тебя встретить.

Голос у него был неприятный, с гонором. Но он не сидел, жаргона не слышалось, впрочем, как и у его напарника. Стало понятно, что детство – это дворовая гопота с полным отсутствием воспитания, которая убивала в себе зачатки морали и нормы поведения, в зрелом возрасте – на полступени выше, чем быдло. Почему такие люди с дядей, зачем это? Сбитый с толку, я побрел с ними к их машине. Через пару минут мы были на стоянке возле темно-серебристого тонированного седана ауди А6. Парень в спортивном костюме сел за руль, второй сел со мной назад. Мотор загудел, машина тронулась и мы помчались из аэропорта.

В салоне пахло дешевыми сигаретами и столь же дешевым ароматизатором, хотя на вид он был чистым. Запах еще не въелся в салон, а появился тут недавно. А, значит, автомобилем редко пользовались, ни лишних вещей, ни одной ненужной детали, будто бы она только из автосалона. Значит, среди этих двоих ее владельца не было. Парни сидели молча, лишь изредка переглядывались между собой и бросали в зеркало взгляд на меня. Что говорить – не знал и я. Зачем дяде понадобилось нанимать этих двух отморозков? Что такого у него могло случиться? Надеюсь, скоро выясниться. Дождь барабанил по крыше, превращаясь в глухой, развеивающийся стук. Я смотрел по сторонам – мы въезжали в оживленные районы (аэропорт находился в стороне от города), кругом сырость и серость. Казалось, будто бы я никуда и не улетал, просто зашел в самолет и вышел через четыре часа обратно. Я плохо знал Насибирск. Дядя жил на другом берегу реки Оби – правом. Аэропорт находился на левом. Прошло уже минут пятнадцать, а мы так и не продвинулись в сторону моста. Машина все еще ехала по странным полупустым районам и малооживленным улицам. Солнце садилось поздно, и еще можно было осмотреть руины кварталов. Парень, что сидел рядом заметил мою озабоченность:

– Да, не лучшее место. Так надо. Нас просили привезти тебя сюда.

– Куда? – Не понял я.

Парень не успел ничего сказать, мы остановились на территории какого-то завода или фабрики, освещенная с четырех сторон восьмью тусклыми фонарями. Не став дожидаться ответа, я вышел из машины и огляделся. Кругом стояли грузовые контейнеры, сторожевая будка, пара складских помещений, а чуть дальше четырехэтажное здание из металлического корпуса с большими деревянными окнами, в которых практически не осталось стекол. Железные ворота оказались распахнуты, но там видна была только пустота. Все это было огорожено забором из железного шифера. Неподалеку высовывались серые пятиэтажки и дома выше. Куда бы мы не ехали, мы очутились в заднице этого города!

– Парни, а вы адресом не ошиблись? – Повернулся я к ним.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 ... 29 >>
Новинки
Свернуть
Популярные книги
Свернуть