А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню
Свернуть
Скачать книгу Кремлевские подряды. Последнее дело Генпрокурора

Кремлевские подряды. Последнее дело Генпрокурора

Жанр: Политика
Язык: Русский
Год издания: 2013 год
За появление этой книжки, мы благодарны пользователю - temych_kbr
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 >>

Читать онлайн «Кремлевские подряды. Последнее дело Генпрокурора»

     
В 1993 году авиаотряд был преобразован в ГТК «Россия». Парк самолетов в нем состоит приблизительно из 40 самолетов и вертолетов, обслуживают их около 2 тысяч человек. Главный лайнер, с российским флагом на борту, на котором обычно и летает президент, – модернизированный Ил-96-300.

Осенью 1995 года Управление делами Президента передало контракт на переоснащение президентского самолета уже знакомой нам «МТ Мерката Трейдинг и Инжиниринг» во главе с Виктором Столповских.

В 1996 году все тот же Павел Бородин полетел в Швейцарию на завод всемирно известной компании «Jet Aviation», где делают салоны для президентов и королей. Там при содействии «Мерката Трейдинг и Инжиниринг» 8 января 1996 года Пал Палыч заказал роскошный двухэтажный салон для российского президента. История с самолетом весьма интересна, поскольку здесь пересеклись несколько обстоятельств того времени. Во-первых, к тому моменту в полное распоряжение Управления делами Президента была передана авиационная компания «Россия», занимающаяся обслуживанием первых лиц государства. Во-вторых, Международный промышленный банк нашел для Управления делами Президента иностранный кредит на 1 миллиард долларов США, предназначенный, как сказано в официальном сообщении Межпромбанка, «для обновления парка самолетов правительственной авиакомпании».

Здесь остается только вспомнить, что вице-президент Межпромбанка Элеонора Раздорская является по совместительству директором британской компании, в совет которой входил также Питер Берлин, основатель известной по делу «Bank of New York» фирмы «Вепех», историю которой я расскажу в главе о «Рашенгейте». Именно Межпромбанк и стал главным кредитором Управления делами Президента. Обслуживал он и привлеченные Управлением под гарантии Минфина кредиты иностранных банков, в том числе и для финансирования реконструкции Кремля. Эти факты газете «Ведомости» подтвердил представитель Межпромбанка Денис Смирнов. И наконец, третье обстоятельство, наверное самое важное. Суть его в том, что два первых обстоятельства явно принесли немалую пользу лицам, непосредственно связанным с Павлом Бородиным. Дело в том, что часть денег от этого миллиардного кредита получила и «Мерката Трейдинг».

* * *

Не прошло и года, как гигантский авиалайнер Ил-96-300 был превращен в летающий супергоспиталь. В нем разместились современный реанимационный центр, две спальни, душевые кабины, зал для совещаний, кабинет и другие специальные помещения для Ельцина и его свиты.

Рассчитанный в стандартном варианте на 235 мест, после переделки Ил-96-300 стал вмещать не более 35–40 человек – ближайшее окружение президента, обслуживающий персонал и охрану. Ходили едва ли не легенды, во сколько обошелся государству этот самолет, а точнее, его переоборудование и отделка. Самый «дорогой» российский художник Илья Глазунов, привлеченный к проекту вместе со своим сыном, не назвал даже приблизительную сумму, выплаченную за изготовленные им эскизы роскошной внутренней отделки лайнера. Так, в интервью газете «Совершенно секретно» хозяин «Меркаты» Виктор Столповских упомянул вначале о «тридцати с лишним миллионах», но потом уточнил, что работы обошлись в 36 миллионов. Затем следователь Дево обнаружил финансовые документы «Меркаты», согласно которым стоимость работ уже возрастала до 40 миллионов.

Эта же цифра содержалась и в акте проверки Внешторгбанка Счетной палатой – с учетом всех накруток – 40 миллионов долларов. И это при всем при том, что стоимость аналогичного Ил-96-300, подготовленного к продаже для другой известной зарубежной авиакомпании, с учетом всех переделок, замены всего оборудования вплоть до унитазов, технического оснащения и многого другого составляла примерно 30 миллионов долларов.

Обратите внимание: это цена не только отделки лайнера, в эту сумму вошла и стоимость… самого самолета.

Вскоре выяснилось, что при «официальной» стоимости начинки президентского лайнера в 40 миллионов долларов швейцарскому субподрядчику, выполнившему все работы, было перечислено лишь 13 миллионов. К такому выводу пришел женевский следователь Даниэль Дево, изучив изъятые в ходе обысков документы и проанализировав движение капиталов по некоторым счетам.

Куда же подевались оставшиеся почти 27 миллионов долларов?

Как сообщил Дево, в основе «дела о президентском самолете» лежат показания Агима Джинали, албанца из Косово, который был одним из руководителей компании «Мабетекс». В 1994 году он вышел из «Мабетекса» вместе с Виктором Столповских и стал правой рукой последнего в «Меркате», пока не разорвал с ним отношений в 1998 году. Продолжив «копать» дальше, Дево нашел документы, согласно которым 10 из 27 миллионов Столповских оставил себе, остальные пошли на «подкормку» высокопоставленных деятелей. В общем, сюжет с «бортом № 1» в точности повторил историю с получением «Меркатой» и «Мабетексом» контракта на реконструкцию Большого Кремлевского дворца. В обоих случаях конечными получателями «отката» оказались практически одни и те же люди.

Глава 4 Критическая масса

Кремль недоволен

Вплоть до начала 1996 года мои отношения с властью можно было назвать вполне нейтральными. Все поменялось в дни предвыборной президентской гонки. Стало проявляться недовольство власти моей деятельностью.

Первой из причин для такого недовольства оказалась пресловутая чубайсовская картонная коробка из-под бумаги для ксерокса с более чем полумиллионом наличных долларов, обнаруженная в дни второй предвыборной кампании Ельцина. Мне намекали тогда, чтобы я сразу же арестовал Коржакова и Барсукова, – я этого не сделал. Чубайс утверждал, что вся эта история – провокация КГБ.

Однако следствие показало, что деньги были самыми что ни на есть реальными. Сторонники Чубайса настаивали, чтобы я прекратил следствие. Но я продолжал расследование, и мы сумели обнаружить много интересной информации по поводу финансирования президентской кампании. Вскоре следствие имело довольно точное представление, сколько денег было потрачено на президентскую кампанию, кто ее финансировал, как и откуда деньги приходили.

В официальных финансовых отчетах вся эта информация отражена, естественно, не была. Для нормальной судебной власти этих фактов было бы вполне достаточно, чтобы признать выборы недействительными и оспорить результаты победы Ельцина. Но это для нормальной страны, не для нашей.

Свое недовольство Кремль проявлял и по поводу моих действий в отношении Березовского. Это сейчас Березовский не в фаворе, а тогда он был в пике своей силы и имел неограниченные возможности: с ним заигрывал Путин, он «съел» Ковалева. В те дни Березовский делал в стране все, что хотел. Возбудить против него дело было таким же поступком, как и начать расследование против Бородина.

Я понимал это, но дело «Андава» – «Аэрофлот», по которому одним из главных героев проходил Березовский, все же возбудил. Тогда же я принял решение об аресте Березовского и заключении его под стражу.

Очень мощная волна противодействия покатилась на меня и со стороны Центрального банка. Недовольным моими попытками оспорить законность его назначения на пост руководителя РАО «ЕЭС» был Чубайс. Готовил я иски и о непризнании законной сделки по нефтяной компании «Сибнефть» – продаже на залоговом аукционе 51 % ее акций. Тем самым я настроил против себя и Абрамовича – тоже не последнего в стране человека.

Я чувствовал, что был для многих костью в горле. Однако решающим моментом на чаше весов, перевесившим зыбкое равновесие между мною и Кремлем, стало возбуждение дела «Мабетекса». Начав расследование по «Мабетексу», я сделал своими врагами все Управление делами Президента – мощнейшую структуру во главе с Бородиным, самого президента и его дочерей. Против меня выступила не только практически вся пресловутая «семья», все ее ударные силы, но и весь президентский аппарат во главе с самим Ельциным – фактически вся государственная машина.

Недовольных мною оказалось слишком много.

Я думаю, моим основным просчетом стало то, что я допустил образование так называемой критической массы врагов. Мой тыл – Совет Федерации (я не мог быть освобожден указом президента, как Ковалев или Куликов) – давал мне возможность чувствовать себя более-менее уверенно. Но мне этого запаса не хватило.

Если говорить откровенно, я не предполагал, что концентрация противостоящих мне сил окажется столь мощной.

* * *

Начиная борьбу с отечественной коррупционной верхушкой, мне надо было, наверное, избрать другую тактику: «воевать» не со всеми сразу, а сперва одно дело до конца довести, потом за следующее браться. С другой стороны, я не мог тянуть: дескать, закончим расследование по «Аэрофлоту», примемся за «Мабетекс». Я действовал, как процессуальная фигура – кто же знал, что наша страна окажется настолько криминализованной даже в самых верхах.

Продажные выборы 1996 года

В 1996 году Ельцин мог остаться у власти только двумя путями: либо силой, либо купив президентские выборы. Он предпочел купить.

Как утверждает Филипп Туровер, по опыту работы в московском представительстве «Banco del Gottardo» знавший много кремлевских секретов, в конце 1993 года Ельцин подписал секретный указ, предусматривающий создание особых финансовых фондов. Проще говоря, систему «черных касс» для финансирования политической деятельности Кремля. Министерствам и ведомствам, госпредприятиям, тем, кто имел отношение к промышленности и финансам, к экспорту или к кредитным ресурсам, предписывалось направлять часть финансовых потоков через компании, принадлежащие определенной группе лиц, через их счета в банках. При этом определенный процент должен был идти на финансирование политических кампаний.

Это было что-то вроде воровского «общака», но ориентированного не на помощь сидящим по зонам мелким сошкам, а на насущные потребности и надобности уголовников покруче, сидящих в Кремле и правящих государством.

В общем-то такая система существует и во многих других странах. Но не в таких масштабах. Масштаб увода «в тень» финансовых ресурсов превысил все разумные пределы. Вначале, как и было задумано, от финансовой реки отводился маленький «ручеек», пока после 1996 года кто-то не решил отвести в сторону всю «реку». Система перестала быть управляемой. Поскольку внутри того, что мы называем «семьей», постоянно шла борьба, круг людей, которые хотели иметь допуск к этой кормушке, постоянно расширялся. Разрушительный результат – кризис 1998 года.

Сколько стоила победа Ельцина на президентских выборах в 1996 году? Несмотря на то что Президента всея Руси давно уже проводили на пенсию, реальная цена его победы до сих пор не названа. Была вполне достоверная информация о договоренности конкурирующих сторон, Ельцина и Зюганова: вопросы, связанные с финансовыми делами, во взаимных обвинениях не поднимать. Потому что все реально понимали, что предусмотренного законом финансирования недостаточно для полноценной избирательной кампании.

Сказать могу одно: если все те многочисленные нарушения, которые были допущены Ельциным в ходе предвыборной кампании, поднять, итоги выборов 1996 года спокойно можно было ставить под сомнение.

* * *

Слухов – самых фантастических – было много. Так, в свое время редакция газеты «Версия» написала о попавшей к ним уникальной рукописи книги под названием «Опыт организации и проведения избирательной кампании Президента Российской Федерации в 1996 году». Ее авторский коллектив – персоны важные, имевшие прямое отношение к избирательному штабу Ельцина. Люди, передавшие редакции рукопись, рассказали, что все копии, за исключением единственной – этой, были уничтожены. Авторы хотели обнародовать «лишнюю» информацию. Но им не дали этого сделать.

Итак, согласно этому исследованию, в начале 1996 года за Ельцина отдали бы свой голос лишь 8 % россиян. Победа казалась невозможной. Тем не менее через полгода, во втором туре президентских выборов, за него проголосовали уже 54 % избирателей. Сколько же стоил каждый голос?

Официальная версия – предвыборная кампания обошлась в 14 миллиардов 400 миллионов рублей, что составляло по курсу того времени 2 миллиона 400 тысяч долларов. Примерно такую сумму по закону мог истратить на свою предвыборную кампанию каждый кандидат в президенты. Впрочем, этих денег не хватило бы даже на наружную рекламу. И хрестоматийная история с коробкой из-под ксерокса наглядно доказала, что законные два-три миллиона долларов – лишь верхушка айсберга и что большая часть предвыборных мероприятий оплачивалась такими же «коробками из-под ксерокса». То есть «черным налом», в долларах.

* * *

Как подсчитано авторами рукописи, предвыборная кампания Ельцина стоила стране от 700 миллионов до 4 миллиардов долларов. Последние цифры выглядят совсем уж нереальными. Но есть факты. Например, за первое полугодие 1996 года внешний долг России вырос на 4 миллиарда долларов, а внутренний – на 16 миллиардов. Странное совпадение, не правда ли?

Однако, по подсчетам «Новой газеты», только 24 из 170 предвыборных проектов ельцинской команды стоили порядка 193 миллионов долларов. Исходя даже из этого уже получается, что вся кампания обошлась далеко не в один миллиард долларов. Впрочем, объективности ради, не все бралось из нашего с вами кармана-бюджета.

Весной 1996 года в Кремле состоялась приснопамятная встреча олигархов, впоследствии названная «семибанкирщиной», после которой говорили о том, что Березовский обязал участников встречи скинуться по 5 миллионов долларов во имя борьбы с коммунизмом. То есть с Зюгановым – основным соперником Ельцина.

Деньги по регионам на избирательную кампанию Ельцина распределялись попросту «от фонаря». Принцип, по которому раздавались деньги, был один: численность населения. Регионы России поделили на две группы – более населенные и менее населенные. Ни принадлежность к «красному» поясу, ни настроения региональных властей в расчет не брали. В результате получилось, что «красный» Краснодарский край с населением 5 миллионов и нейтральная Калужская область с миллионом жителей получали одинаковые суммы.

Деньги, как вспоминают авторы «Опыта организации…», перевозились в обычных холщовых мешках в сопровождении охраны ФСБ. Официальную же сумму – 14,4 миллиарда рублей – не обналичивали и не вывозили из Москвы: этими деньгами по «безналу» оплачивали так называемые «мелкие расходы».

Львиная доля денег ушла на массированную телерекламу и всероссийские акции типа «Голосуй или проиграешь!» и «Ельцин – наш президент». Телереклама оплачивалась весьма своеобразно: меньшая часть средств переводилась по «безналу» из «белых» денег, а большая часть либо передавалась в «коробках из-под ксерокса», либо переводилась сложными путями на счета в швейцарских банках.

Наличные нигде не учитывались и не фиксировались. Провожая курьера куда-нибудь в Сибирь, штабисты с наличными фактически прощались. Никто за них не отчитывался. Неудивительно, что в неизданной книге появляются такие строки: «…значительная часть средств была потрачена не по прямому назначению (приобретение автомашин, дорогостоящих компьютеров, радиотелефонов, пейджеров, ксероксов, сотовых телефонов и т. д.), поскольку на саму избирательную кампанию потратить переведенные суммы было просто нереально, да и незачем».

Деньги делались даже на наглядной агитации – листовках, буклетах и так далее. На листовке указывался тираж 300 тысяч экземпляров, за который платили по «безналу», а реально печаталось несколько миллионов. Разница – в «коробке из-под ксерокса».

Любой разумный человек, которому довелось воочию наблюдать вакханалию «демократического» переизбрания Ельцина на второй президентский срок, прекрасно понимал, что чубайсовские коробки и сумки с нигде не учтенными миллионами долларов в те дни растаскивались десятками. И последующая катастрофическая ситуация в экономике с ее немым угрюмым вопросом: «Кто виноват?» неизбежно заставит нас еще не раз возвращаться к набегу орды, опустошившему Россию под девизом: «Голосуй или проиграешь!».

Власть только в силу того, что она власть, вывернула наизнанку госказну, а все, что в ней было, спустила на две главные цели: подкуп и одурачивание. Сами президентские консультанты и эксперты признавали, что ставка в кампании Ельцина делалась на доведение его рейтинга от «нулевого» до «проходного» за счет необходимого финансового обеспечения.

В это «обеспечение» ухнули миллиарды долларов, данных «под выборы» Международным валютным фондом. В нем, как в черной дыре, исчезли миллиарды долларов западных займов и намного большие суммы, собранные по стране в обмен на пресловутые долговые бумаги ГКО.

Неожиданное подтверждение этому я получил у одного очень близкого к «семье» чиновника, как-то не в меру разоткровенничавшегося. Он рассказал мне, что под ельцинские выборы в Италии был взят кредит в 1,5–2 миллиарда долларов. Все эти огромные деньги должны были создать видимость улучшения ситуации в стране накануне выборов. Но расходовались они во время предвыборной кампании скрыто. Приезжал, к примеру, Ельцин в какую-то область, и тут же решались все вопросы с дотациями, выплачивались зарплаты, которые не выдавались до этого месяцами, ремонтировались школы, дороги, строились или достраивались дома и магазины. Таким образом сразу убивалось несколько зайцев: область реально получала какую-то помощь, успокаивались волнения, а Ельцина начинали после этого превозносить как отца родного, благодетеля и спасителя.

Был взят кредит в 1 миллиард долларов, в частности, в Германии. Куда они ушли – неясно. Я не исключаю, что существует взаимосвязь между скандалом, стоившим бывшему канцлеру Гельмуту Колю места председателя партии – таинственными 100 миллионами долларов, которые получила откуда-то возглавляемая им ХДС/ХСС, – и тем кредитом, который был дан России. Есть версия, что эти 100 миллионов стали так называемым «откатом» Колю в благодарность за предоставленный кредит.

Реально бороться с перехлестом денег не было никакой возможности. Начни я полномасштабное следствие, на следующий день я был бы уже без работы. Более того, боясь реставрации коммунизма, Запад закрыл глаза на все финансовые и прочие нарушения. Благодаря его попустительству Ельцин и стал тем самым «царем грубым и развращенным», которого так скоро узнал весь мир. Это потом его стали клеймить и разоблачать, но тогда, в 1996 году, был проигнорирован даже обстоятельный доклад ЦРУ Белому дому о коррупции в России.

Чтобы дать некоторое представление о затратах на ельцинскую избирательную кампанию, забегу в своем повествовании немного вперед. 19 июня 1996 года у одной из проходных Белого дома были задержаны Лисовский и Евстафьев – два активиста ельцинского штаба – с картонной коробкой, в которой находилось 539 тысяч долларов! Но самое интересное, оказывается, произошло за день до этого.

Получив официальное разрешение на негласный обыск, сотрудники Службы безопасности Президента вскрыли в Доме Правительства кабинет 2-17, принадлежащий заместителю министра финансов России Герману Кузнецову, по имевшейся информации, – одному из главных распорядителей «черной кассы». Улов оперативников оказался чрезвычайно любопытным и богатым. Помимо 1,5 миллиона долларов наличными в сейфе финансиста были найдены уникальные документы. Вплоть до середины сентября 1996 года о них мало кто знал и скорее всего и не узнал бы, если бы не случайность.

Принес их в прокуратуру начальник отдела Службы безопасности Президента Валерий Стрелецкий, тот самый, который задерживал Лисовского и Евстафьева, а до этого руководил негласным обыском в кабинете 2-17 Белого дома. Как объяснил оперативник, с найденных в сейфе финансовых документов он снял ксерокопии, содержание которых стало известно лишь ограниченному числу людей, включая Коржакова. Но Коржакова через несколько дней уволили, вместе с ним потерял работу и полковник Стрелецкий. Пропуска на все государственные объекты у него сразу же отняли, поэтому он не смог забрать из Белого дома даже свои личные вещи. Среди них остались и документы, спрятанные в старом кожаном портфеле. Только в сентябре Стрелецкому вернули его вещи, включая и портфель. С огромным удивлением он обнаружил там никем не тронутые бумаги, которые немедленно принес в прокуратуру.

Сенсационность их была еще и в том, что, по имеющейся у меня информации, сразу же после замены Коржакова на посту начальника ельцинской охраны бумаги, связанные с событиями 19 июня 1996 года и предвыборными махинациями президентского штаба, начали усиленно уничтожаться.

Так что за тайны обнаружил Валерий Стрелецкий у замминистра в сейфе?

Все документы условно можно разделить на два пакета. В первый входила целая кипа платежных поручений для перевода денег в офшорные банки на Багамах, в США и Прибалтике. На большинстве из этих счетов стояла стандартная цифра 5 миллионов долларов и надпись: «За полиграфические услуги».

Если же учесть, что найденные платежные документы охватывали совсем небольшой срок, а общая сумма переведенных по ним денег составляла приблизительно 120 миллионов долларов, легко можно предположить, что только через этот сейф за время выборов «прошло», судя по всему, не меньше миллиарда долларов.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 >>