А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню
Свернуть
Скачать книгу Некроманты (сборник)

Некроманты (сборник)

Язык: Русский
Год издания: 2015 год

Читать онлайн «Некроманты (сборник)»

     
– Да погоди ты удивляться! – Трактирщик уже вошел во вкус и говорил теперь с явной охотой. – Мы-то тоже удивились тогда, но подумали, мало ль, у него в дороге кто помер и в повозке лежит. А добрый человек не захотел хоронить его среди леса или поля, к другим людям отвез, чтобы, значит, все, как положено, справить. Ну, повели его. Показали. Мол, немаленький погост, да место найти можно. А он аж затрясся, говорит: оставьте меня тут одного, я вас всех спасать буду.

– От чего? – Теперь Локи удивился по-настоящему.

– Вот и мы тоже спросили. Он нам и объяснил. Грядет Рагнарёк. А в Рагнарёк что предсказано? Войско мертвых поднимется! Под предводительством загробной владычицы пойдут на мир богов и людей те, кто некогда сами добрыми людьми были. А он, оказывается, нашел способ вернуть мертвых с того света. Чтобы, значит, они не царице Хель служили, а нам всем. Удивлен? Вот как оно…

«Удивлен» – вовсе не то слово, что могло бы описать состояние Локи. Ошарашен, потрясен до глубины души, сбит с толку. И кто? Бог огня и обмана! Услышавший от простого смертного то, о чем в городе асов и говорить-то боялись. И не без причины: после того, как сумасшедшая вёльва произнесла свое пророчество, слишком многое переменилось, и те, кто раньше были друзьями, нынче глядели друг на друга с подозрением. И хотя Один и говорил побратиму, что не верит, будто тот сможет пойти против богов, и хотя Локи сам не хотел в это все верить, все же, все же…

– Погоди, – поднял ладонь бог огня. – Я слышал пророчества о Рагнарёке. Но он же еще не скоро. Бальдр должен умереть. Локи… должны поймать и привязать к скале… – Он все же не сдержался и вздрогнул, как всякий раз, когда приходилось вспоминать это предсказание. – И потом… Через три холодные зимы…

– Так вон сам же сказал, – ответил ему человек, – погодка-то не задалась. Уж две зимы жестокие пережили, да и лето теплом не балует давно. Это, что ль, летнее тепло? – он кивком указал в сторону входной двери. И Локи был вынужден с ним согласиться. Теплом за дверью и не пахло.

– Но Бальдр жив, – возразил он. – И Локи…

– Откуда ты знаешь, человече, что у них там творится? – с грустью вздохнул трактирщик. – Пророчества в незапамятные времена были сделаны. Когда еще боги являлись людям. С тех пор столько воды утекло. Не приходят они больше в Мидгард. Откуда ж нам знать, может, они и впрямь собирают там рати, готовясь к последней битве. А значит, и нам надо готовиться…

Локи сглотнул. Открываться ему не хотелось, а больше возразить было нечего.

– И что, – только и спросил он, – человек этот на погосте стал делать?

– Да мы не видели. Выгнал он нас. Сын кузнеца, средний, пролез туда меж кустов подсмотреть, да только когда вернулся, двух слов связать уже не мог. До сих пор трясется. Оно и немудрено. Целый погост мертвецов встал.

– И что ж?

– Да ничего ж. Сперва кое-кто из живых-то обрадовался. Особенно кто недавно схоронил родителей, или супруга, или детишек. Да только… Вернулись в наш мир, а не живые они. Не говорят, не делают ничего. Не помнят!

– Где они теперь?

– Да где ж им быть? На погосте и есть. Дождь им не страшен. Еда без надобности. Ходят там целыми днями. Стонут о чем-то… А точно и не знает никто – умом никому неохота трогаться.

– А колдун? Который их поднял, куда он делся?

– Так поднял и уехал, – человек пожал плечами, словно это было само собой разумеющимся. – Только и видали его. А куда – ни слова про то не сказал, да и не спрашивали. Разговаривать с таким…

– Сторону-то можешь показать, куда поехал? – спросил Локи.

– А тебе зачем?

– А чтоб в другую пойти.

Трактирщик с недоверием посмотрел на него, и бог лжи ухмыльнулся.

– Словом хочу с ним перекинуться. Недобрым.

– Вот теперь верю, – кивнул человек. – Через Грязные ворота ушел. С пути вряд ли свернет: повозку-то не бросит, у него в ней весь его колдовской скарб, а с повозкой там только одна дорога. По ней и иди. Ежели не боишься.

– Не боюсь, – честно ответил бог обмана. – Видывал я на своем веку всякого немало. И мало что меня смогло напугать. Уж человека, достающего мертвяков из-под земли, точно не напугаюсь, а вот пару ласковых ему скажу.

– Скажи уж, скажи, – кивнул трактирщик. – А то не по-человечески это как-то. Возвращать тех, кто уже ушел. Да добро бы нормальными вернул, а так – только слез больше лить.

– Скажу, – кивнул Локи.

– Спасибо, добрый человек.

– Тебе спасибо. Да будет твой глёгг на двадцать лет лучшим в округе!

– Эх… – трактирщик махнул рукой. Глёгг сейчас интересовал его меньше всего.

А Локи улыбнулся. Авось вспомнит через несколько лет, когда услышит в сотый раз от очередного постояльца, что ничего вкуснее тот не пил в жизни. Может, и сообразит тогда, кто именно к нему приходил. А может, и не сообразит. Может, и не доживет. Если он, Локи, не разберется немедленно с творящимися тут безобразиями.

Перед отъездом Локи все-таки завернул на погост, полюбопытствовать. Увиденное его не порадовало, правда, и больше не огорчило. Поднятые мертвяки и впрямь сидели тихо, ничего не делали, слонялись туда-сюда по своей огороженной земле. Локи попробовал глянуть на них взором божества, но ничего интересного, кроме обветшалой плоти, не нашел. Ни огня, который бы помог ему, ни какой-то другой силы в них не было. Не живые. И не мертвые. И никто над ними не властен.

Локи оглянулся на крыши деревенских домов, проглядывающие меж густых ветвей. Вот там жизнь. Там тепло. Огонь горит в каждом очаге и собирает вокруг себя людей, у каждого из которых внутри тоже что-то горит: любовь, ненависть, зависть, желание помогать или утешать… Такие простые чувства, которые всегда так интересовали любопытного бога.

Он коснулся рукой ветки, чуть выбившейся из плетня, словно непокорная прядь из косы первой красавицы. И ветка тихо затлела.

– Если они вдруг захотят пойти, – шепнул ей бог огня, – ты знаешь, что делать.

А сам перекинулся птицей и помчался нагонять колдуна.

Конечно, будь он благочинным и благоразумным, сейчас держал бы путь в Асгард. К побратиму. Тот, мудрейший и любопытнейший из асов, наверняка придумал бы, как быть, ибо в своих странствиях чего только не повидал. Возможно, и с колдунами, возвращающими мертвяков с того света, встречался где-то в далеких краях. Но что еще вероятнее, заслышав такие тревожные вести, Один перво-наперво собрал бы тинг богов, начали бы решать, как поступить с такими непотребствами… Кто-то захотел бы пойти в Мидгард и показать смертным, каково это – заигрывать с богами. Кто-то – решить мирно и сделать вид, что ничего не было… При этом наверняка кто-нибудь напомнил бы об отпрысках Локи, и отправились бы все проверять, прочна ли цепь Фенрира, не собирается ли просыпаться Ёрмунганд, да и про запрет для Хель выходить из своего царства упомянули бы не раз и не два. Случись так – и закончится все перебранкой, после которой Локи захочется кого-нибудь убить. Собственно, у него уже при одной мысли о такой вероятности кулаки зачесались. Поэтому бог огня решил не искушать судьбу и разобраться со всем самому. А потом и Одину можно попенять будет: не досмотрел, что его любимые смертные творят!

Колдуна, поднимающего мертвых, Локи нагнал во втором селении. Точнее, даже обогнал на подъезде к нему. Впряженная в повозку старая кляча, худая настолько, что казалось, и она принадлежит не к миру живых, еле-еле тащилась по размокшей от непрекращающегося дождя дороге. Колдун, сгорбившись, сидел на козлах, опустив капюшон замызганного плаща чуть ли не до подбородка, то ли спал, то ли просто, жалея животину, мирился со скоростью езды.

Локи этому порадовался и припустил вперед.

На всякий случай, в селение он вошел под другой личиной. Не рыжим статным красавцем, а черноволосым, тощим и словно чем-то сильно обиженным юнцом. Добрался до местной корчмы, спросил эля, стал ждать. Лучше сначала все же посмотреть со стороны да понять, что этот наглый смертный из себя представляет, а потом уже и планы строить.

Колдун приехал на закате. Как и рассказывал вчерашний трактирщик, попросил сразу показать ему погост, чем вызвал немалое смятение в народе. Локи в числе прочих зевак пошел следом за ним.

Остановившись у ограды погоста, колдун вдохновенно вещал. О том, что нынешняя холодная погода – не что иное, как предреченная Великанская Зима, Фимбулвинтер. Что остается всего лишь меньше года до Рагнарёка. И что надо дать отпор собирающимся силам зла. То есть отобрать армию у владычицы Нифльхеля. И он-де, колдун, владеет искусством, которое оградит местных людей от войска мертвых, обернув его им же на защиту. И за обряд он не потребует иной платы, кроме краюхи хлеба себе, да козла, которого надобно будет принести в жертву.

Народ зашептался, не то непонимающе, не то испуганно. Рагнарёка боялись все, армии мертвецов, которую приведет Хель, – тоже. Однако в то, что восставшие из-под земли покойники смогут защитить тех, с кем рядом когда-то жили, мало кто верил.

Локи молчал. Хотелось ему, ох как хотелось что-нибудь сказать, но еще больше хотелось поглядеть на самого колдуна: как и что он делать будет. Трактирщик был прав: никакой. Возраста не понять. Сословия тоже. Одежда заношена донельзя, не следит он за ней. Да и за собой не следит. Пегие волосы и борода сбились в колтуны, в которых застряла какая-то грязь – крошки еды, что ли? Да и ест он, поди, тоже мало и кое-как – вон какой тощий. Одни глаза только и сверкают. «Не шарлатан, – понял Локи. – Чокнутый. В самом деле верит в то, что делает». Как поверил? С чего? Кто пустил такую сплетню, что Рагнарёк близится? Бог огня в Мидгард наведывался частенько и сбором всяких слухов, особенно касающихся богов, не брезговал, а иные, красивые, сагами и висами называемые, даже запоминал, чтобы потом на пиру в Валаскьяльве спеть да заткнуть за пояс Браги, которому подобное и в голову не взбредет. Однако о Гибели богов слышал он мало – в основном перепевки старых песен о том, что это случится когда-то… Не в нынешние времена. И тут – на тебе. Кто-то в эти бредни уверовал, да еще и научился специально мертвяков оживлять, дабы не позволить сбыться пророчеству!

Признаться, Локи немного расстроился. Фанатиков он не любил, потому как не понимал. Он надеялся, что под видом колдуна ходит какой-то ловкач-мошенник, который, прикрываясь старыми сказками, проворачивает свои делишки. Тоже темные и нехорошие, требующие божественного вмешательства. Но с таким типом Локи скорее бы нашел общий язык. Может, даже помог бы ему в итоге, узнав, чего тот на самом деле хочет. Уважал он все-таки смелых пройдох, не боящихся бросить вызов судьбе. Но тут… Такой блеск глаз, может быть, можно подделать для смертных. Но не для бога. Что делать с этим колдуном, Локи не имел ни малейшего понятия. Убить разве что. Но убивать просто так богу обмана было неинтересно. Прям хоть в самом деле идти в Асгард, к побратиму, пусть сам уговаривает… И в очередной раз Локи решил с этим повременить.

Колдун отправил людей в деревню с наказом ждать там, не мешать священнодействию, и те повиновались. Локи незаметно отделился от толпы и пошел за колдуном.

Оставшись один, человек первым делом вооружился огромной палкой и стал что-то чертить по всей земле погоста. Что именно – Локи из его укрывища видно не было. Покончив с этим, колдун достал кайло и пошел вдоль надгробий, что-то выстукивая на них.

Локи все же не удержался от любопытства и, когда человек отошел на другой край погоста, вышел посмотреть. Оказалось, колдун сбивал охранные руны, запечатывавшие выход в этот мир. Но новых никаких не оставлял, кроме тех, что начертал на земле. Локи обнаружил, что стоит на одной из линий, и еще раз попытался понять, что ж они означают. Но с земли такие огромные руны прочитать было сложно, и, обернувшись филином, бог взмыл в воздух. Оттуда и наблюдал за действом до конца.

Колдун забил козла, его кровью окропил нарисованные на земле открывающие руны. Тушу разделал и голову на палке воткнул в центре погоста, после чего запел заклинание на явно нездешнем языке.

С изумлением и отвращением смотрел древний бог на то, как сумасшедший смертный применяет чужую и чуждую магию, вызывая из-под земли давно упокоенные там останки. Оные же, вылезая на свет, обретали некую зыбкую плоть, не позволявшую костям рассыпаться. И стягивались к центру погоста, где был колдун.

– Землей, по которой вы ходили, в которую вас положили, из которой вы восстали, заклинаю вас – защищать ее и тех, кто был вам дорог и кто ходит до сих пор по ней, от тех, кто земле этой не принадлежит и придет в грозный час нарушить порядок жизни! – громовым голосом провозгласил колдун.

Мертвые не ответили. Вообще никак не подали виду, что вняли его призыву. Постояли рядом и стали разбредаться по погосту. Поняли ли они, зачем их вызвали? Подчинятся ли воле смертного? Не пойдут ли бесчинствовать? Все ж при жизни они все были мирными селянами, оружия в руках не державшими – потому-то и попали в царство Хель. Бог огня ответов на эти вопросы не знал. Дочку бы сюда, она, наверно, разобралась. Но ей путь в миры живых заказан…

Колдун тем временем закончил, неспешно собрал свой нехитрый скарб и отправился в деревню, просить ужин да ночлег. Локи же, все еще филином, отлетел чуть подальше и, опустившись на прогалинке среди густого леса, вернул себе человеческий облик и запалил небольшой костерок, чтобы с комфортом подождать утра и подумать, что со всем этим делать. Происходящее нравилось Локи все меньше и меньше.

«Надобно это прекратить», – рассуждал он, наблюдая, как искры с треском поднимаются в сырой холодный воздух. Рассудка после увиденного на погосте, в отличие от глупых смертных, бог не потерял, но неприятное тягостное чувство, так не свойственное его веселой натуре, отравляло. Прекратить надо было – даже не для того, чтобы вернуть дочери то, что ей принадлежит по праву. Просто потому, что нельзя нарушать положенный порядок вещей в мире. Сейчас простые смертные начнут возвращать мертвых, потом научатся повелевать жизнью и смертью, что ж богам-то тогда останется? Так и Рагнарёк в самом деле произойдет. Хотя, конечно, не его это обязанности: есть Тор, покровитель Мидгарда и защитник смертных, есть Один, который, как верховное божество, вообще должен заботиться обо всем. Есть прочие боги и богини, ревностно следящие, чтобы людям жилось неплохо. А он, бог огня и обмана, всегда следил за тем, чтобы жизнь не казалась слишком пресной. И тут – на тебе, кто-то пытается у него это право отнять! Да и Рагнарёк этот… Кому, как не Локи, разбираться со всем, что с ним связано?

Только вот что сделать? От колдуна избавиться? Это-то проще простого – убить, и вся недолга, а потом найти способ, как возвращенных мертвых отправить обратно. Тут хочешь не хочешь, придется обратиться к Хель. Надо только найти способ обойти наложенный на нее запрет покидать пределы Нифльхеля. Совершенно необоснованный, на взгляд Локи.
Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу