А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню
Свернуть
Скачать книгу Лексика русской разведки. История разведки в терминах

Лексика русской разведки. История разведки в терминах

Язык: Русский
Год издания: 2018 год
<< 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 >>

Читать онлайн «Лексика русской разведки. История разведки в терминах»

     
Однако в XVI–XVIII вв. не было общего наименования для тайнописи. Существовали различные термины, относившиеся к заранее оговоренным способам преобразования исходного текста сообщения с целью его защиты. Шифры носили названия азбука, цыфирная азбука, мудрая азбука, литорея, цыфирь. Ключом называлась информация, необходимая для зашифровки и расшифровки сообщений, а сами зашифрованные сообщения именовали затейным письмом, цыфирным письмом, личбой. Наиболее ранней из известных по древнерусским памятникам письменности систем тайнописи является система «иных письмен». Здесь буквы кириллицы заменяются буквами других алфавитов: греческого, латинского, глаголицы, пермской азбуки

.

Государственная тайнопись в трудах отечественных исследователей, в той или иной степени изучавших ее, долгое время именовалась дипломатической тайнописью. Впервые этот термин был введен А. Н. Поповым, в 1853 г. опубликовавшим работу «Дипломатическая тайнопись времен царя Алексея Михайловича с дополнением к ней»

. Однако известие об использовании тайнописи в дипломатической переписке встречается в конце XVI в., в царствование Федора Иоанновича (правил в 1584–1598 гг.). Глава московского правительства Борис Годунов (с 1587 г.) проводил курс на участие в антитурецкой коалиции. В 1588 г. от имени царя Федора Иоанновича к императору Священной Римской империи Рудольфу II было направлено тайное письмо с гонцом Загрязским, путь которого лежал через неспокойную Литву. Решено было продублировать связь, послав еще трех тайных гонцов, в том числе московского торгового человека Тимоху Выходца и «немчина» Лукаша Павлусова

. Тимоха Выходец был арестован в Риге и посажен в тюрьму, другие два гонца возвратились от границы. Только Лукаш Павлусов достиг Вены

, «и дело государя, царя и великого князя цесарю объявил, и грамоты подал»

. На следующий год он вернулся в Москву уже в качестве посла «Максимилияна арцыкнязя Аустрийского» [эрцгерцога Австрийского], сопровождая «цесарского посла Миколая Варкача». Обратный путь в Москву был не менее опасен, чем дорога в Вену

.

Московское правительство предлагало императору Рудольфу II заключить антитурецкий договор с участием Священной Римской империи, Испании, Римской курии и Персии. Переписка, по мнению императора, должна была вестись «писмом мудрою азбукою». В 1589 г. в Посольском приказе был сделан «перевод с Лукашова писма Павлусова, как ся у него государево дело делалось»: «И мы хотели в прошлом году учинити и стояти против всякого недруга за один… и только начают войне быти, и цесарево величество послу своему приказал на первом приезде, как будет у царского величества и царского величества умышленье уведает о том, а проведав наскоро, о том тотчас с двема или с трема велел отписать; а написать велел писмом мудрою азбукою, которую азбуку от себя в науку дал, чтоб опричь [кроме] цесарского величества никто не разумел, а им бы было мочно проехати; а того писма опричь цесарского величества, никому не прочести, и той тайные думы не уведают; а тех посланых, хоти один доедет, и ко цесарскому величеству вести будут»

. Письмо Лукаша Павлусова – это обстоятельный доклад об увиденном и услышанном во время его путешествия к императору Священной Римской империи, хотя задания о целенаправленной разведывательной деятельности у «немчина» не было.

Как поясняется в «Словаре русского языка XI–XVII вв.», мудрая, цифирная азбука – это ‘шифр’

, своего рода ключ, с помощью которого можно было прочитать послание. Наряду с азбукой в этом же значении встречается существительное литорея – ‘письмо, употреблявшееся для сохранения тайны, тайнопись’. Литорея – ‘письмо особого рода, употреблявшееся для сохранения тайны; тайнопись, шифры’

, – дается в «Словаре церковно-славянскаго и русскаго языка» 1847 г.

На первых порах, как правило, письмо составлялось по одному из наиболее примитивных способов зашифровки, получившему название “тарабарской грамоты”

, либо простой литореи (т. е. «буквенной», от лат. litera – ‘буква’). Литорея – ‘тарабарская грамота, условная азбука, тайнопись’

, сообщает в 1863 г. В. И. Даль. Самая ранняя тайнопись основывалась на взаимной замене букв

.

В 1613 г. дворянин Денис Оладьин (Аладьин) был направлен «в гонцех… от духовного чину, и от бояр и ото всяких людей» к Сигизмунду III Вазе – королю польскому, шведскому и великому князю литовскому. В наказе Оладьину перечислялось, какие сведения он должен, проведывать тайно, как эти сведения следует фиксировать и через кого их надлежит отправлять в Москву. Документ составлен в самом начале царствования Михаила Федоровича, а это конец Смутного времени: «Лета 7121-го [1613] марта в 10 день… велели Денисью Григорьевичу Оладьину ехать к в<ликому>. Г<осударю>/ Жигимонту, королю полскому и в<еликому>. г<осударю>. литовскому… в гонцех з грамоты… А едучи ему от Вязьмы до Смоленска, и от Смоленска до Орши, и от Орши до короля дорогою и на станех проведывати ему себе тайно у всяких людей про короля и про панов-рад: где ныне король и паны-рада, на сойме ль или где инде… И что король и паны-рада на сойме приговорили и на чом уложили на Московское государство, и как вперед хотят с Московским государством быти – смиритца ли или воеватца… А болши всего проведывати ему всякими мерами накрепко, что с сойму вперед королевской и панов-рад над Московским государством умышление, и про королевской поход и про всякие вести, которые надобны ведати для обереганья от недругов в Московском государстве. А проведав про всякие вести подлинно, записати себе тайно и держати то письмо у себя бережно, чтоб отнюдь про то не ведал у него нихто.

Да о том ему промышляти всякими мерами накрепко, чтоб ему о том о всём, что он проведает, з дороги отписати к бояром к Москве с руcским человеком с полонеником, в котором почаят правды или хотя кого из литовских людей, прикормя или что дав, которой бы верен был и то письмо от него к Москве донес; а изыскивати ему для такова дела, с кем ему то письмо к Москве тайно послати, с великим береженьем, уведав и розсмотря гораздо, чтоб хто на такое дело изязался [выразил желание] не на искус [не будучи соблазненным], чтоб отнюдь про то, оприч его да того, с кем пошлет, никому не отозвалося и не объявилось. А кого из русских или из литовских людей прикормит, и тому дати денег или мяхкие рухляди [пушнину], что пригоже, чем бы его хотна учинити [чтобы его желание удовлетворить]; да и тем его обнадежити: как он то письмо до московских бояр довезет, и ему за то будет великое жалованье. – А написати ему про свой приезд и про всякие вести самым мелким письмом, или литореею или иным каким затейным письмом, как он умеет, да то письмо зашити в платье или в ыном в чем, где б не знатно было»

.

Промышляти (промыслити) – ‘действовать, заниматься чем.-л.’

.

Простую литорею (или симметричный шифр) вынуждены были постоянно усложнять, чтобы она была эффективной. В результате через некоторое время появился более совершенный шифр – литорея мудрая

. Этот шифр, в отличие от простой литореи, предполагал обязательное наличие ключа и имел несколько вариантов, среди которых был один под названием цифирь

.

В 1675–1678 гг. Николай Спафарий возглавлял русское посольство в Пекин, в ходе которого проделал длительный путь по Сибири, Забайкалью и Китаю. Из «Отписки Николайко Спафария (Николай Милеску) государю царю и великому князю Алексею Михайловичу» выясняется: «А к великому государю писано и цыфирным письмом, о чем на Науне [река в пограничных районах Китая] в тайне слышали и не смели писать явным письмом для ради того, чтоб китайцы не задержали письмо по дороге, п[отому]. ч[то]. были они в подозрении от нас, а у них по-русски чести есть изменник один, которой грамоты русские и китайские умеет же»

.

Цыфирное (цифирное) письмо – письмо, зашифрованное с использованием цыфири – шифр, когда вместо букв в тексте использовались цифры.

Петр I уделял большое внимание тайнописи как надежному средству сохранения государственных секретов

. Он настаивал на том, чтобы дипломатические представители имели средства тайнописи. В 1700 г. русскому послу в Константинополе П. А. Толстому была дана цифирная азбука для переписки с Посольским приказом. Она представляет собой шифр простой замены, в котором кириллической азбуке соответствует специально составленный алфавит. В Архиве внешней политики России в связи с этим имеются две записи. Первая из них: «Список с образцовой цифирной азбуки, какова написана и послана в Турскую землю с послом и стольником с Толстым сими литеры». Вторую азбуку изволил «в 1700 г. написать своею рукою великий государь», то есть автором этого шифра был Петр Великий

.

В годы Северной войны (1700–1721 гг.) высший командный состав русской армии и флота имел шифры для переписки с царем и между собой. Большую часть писем Петр I зашифровывал сам, сам же и составлял шифры. Для защиты сообщений от военных, как и в дипломатической переписке, использовались шифры, составленные на разных языках. В этот период применялись шифры с русским, немецким и французским алфавитом открытого текста, при этом, помимо отдельных букв, шифровались также слоги, слова и целые предложения, соответственно, русские, немецкие, французские. Сам Петр I предпочитал французские шифры

.

Ответы на письма царя военачальники также шифровали, при этом нередко собственноручно, а в отдельных случаях и сами составляли шифры, которые не всегда устраивали царя из-за простоты дешифровки. «Цифирь вашу я принел, но оная зело к разобранию лехка; того для последней нужной пункт написал к вам другою цыфирью чрез господина Репънина»

, – писал Петр барону Георгу Огильви 6 февраля 1706 г.

Однако и у барона Г. Огильви были претензии к шифрованным посланиям. В одном из писем он жаловался государственному канцлеру Головкину, что не сумел прочесть присланных ему распоряжений Петра I: «Францужские цыфирные грамотки нихто читать не может, тако не знаю, что на них ответствовать… Прошу вашего превосходительства, да изволте мне на все мои [письма] ответ учинить немецкою [цыфирью], ибо той францужcкой нихто не разумеет»

. Как видим, у Г. Огильви не было ключа, поэтому и письмо не могло быть расшифровано и прочитано: «Никого здесь нет, который бы французское ваше мог разуметь, понеже Рен [Карл Эвальд Ренне] ключ от того потерял… Изволте ко мне через цыфирь мою писать, чтоб я мог разуметь»

, – писал он Петру I в 1706 г. Отсутствие ключей объяснялось пренебрежительным отношением К. Э. Ренне к сохранению секретности переписки.

Петр в ответном письме к Г. Огильви, объяснил, почему перешел к переписке тайнописью с немецкой системы на французскую: «Письма ваши, от 6-го дня по новому стилю писанныя, я принял, на которыя ответствую. Францускою азбукою к вам писали для того, что иной не было, а которую вы перво прислали, и та негодна, понеже так, как простое писмо честь мочно; а когда другую прислал, то от тех пор ею, а не францускою, к вам пишем, а и француской ключ послан»

.

Для обмена шифрованными посланиями требовалось наличие ключа у обеих сторон. Так, в сентябре 1709 г. генерал-майору Я. В. Полонскому было поручено следить за войском великого литовского гетмана Яна-Казимира Сапеги, «старосты бобруйского», воевавшего до этого на стороне Карла XII, но принявшего на себя обязательство не участвовать в боевых действиях. В случае движения этого войска к Висле для соединения с корпусом шведского генерала Крассау, Полонскому предписывалось «на нево итти и атаковать». «При сем посылаем к Вам ключ, – писал Петр генерал-майору, – и ежели сей посланной здорово [благополучно] с ним доедет, и о том к нам отпиши, дабы мы впредь нужныя писма могли тем ключем писать и посылать»

.

Для сохранения в тайне содержания писем предпринимались разные предосторожности. Так, письмо Петра I к Огильви от 17 февраля 1706 г. сопровождалось следующей записью: «Февраля в 17 день цыфирью Реновою, а посланы в 22 день; замешкались за тем, что азбуку переписывали и в пугвицу вделывали. Посланы с маеором Вебром»

[майор Вебр в помете на письме Петра I к Репнину назван майором Черным]. 28 мая 1707 г. князю А. И. Репнину был направлен Петром I особый шифр: «При сем писме посылаетца к вам азбука особливыми литерами и знаками имян изображенная, против которой изволте в нужное время ради опасения оною азбукою к нам писать»

.

1 ноября 1711 г. князь Б. И. Куракин писал из Гааги секретарю Посольского приказа Г. И. Волкову

, отправленному Петром I в Париж: «Имею указ, чтоб мне с вами корришпонденцию иметь и свое мнение давать. Азбука, которая от двора дана, та и у меня есть, и по той продолжать будете ко двору. Но ныне при сем вновь иную посылаю, для того что некоторыя нужды буду в цыфири я сам разбирать и писать, чтоб по сей мне было способнее делать, нежели по той, и новую при сем прилагаю. Прошу сделать какой иной себе адрес, под которым бы я мог посылать ваши письма, и чтоб вернее могли доходить. Но мой адрес фальшивый прилагаю. Однакож, почты две или три прошу ко мне вдвое письма посылать – одно под одним властным [подлинным, настоящим] именем, а другое – под фальшивым, для того что будет ли из тех верно, которое доходит, то и употребим»

.

Появление слова адрес в русском языке датируется 1710 годом, оно заимствовано из европейских языков: происходит непосредственно от французского Adresse и через польский adres, немецкий Adresse вошло в русский язык

.

«Фальшивый адрес» Б. И. Куракина принадлежал некоему давшему согласие на сотрудничество иностранцу (отнюдь не безвозмездно), который, получая письмо на свой адрес, немедленно передавал его истинному адресату. В ХХ в., в годы Первой мировой войны, появится термин почтовые ящики – так будут называть лиц, предоставлявших разведке свои почтовые адреса для получения и передачи агентурной корреспонденции.

Как уже отмечалось, представители зарубежной церковной православной иерархии в той или иной степени занимались разведывательной деятельностью в пользу Московского государства. Из дела об «отпуске» (отправлении) из Москвы в мае 1672 г. в Палестину митрополита области Газа Паисия узнаём:

«Великому государю бьет челом Газской митрополит: О жалованье на отпуске. Для тайного писма о цыфирной азбуке. О мантии, о рукомойнике и о лохани»

. Просьба митрополита не в полной мере, но в части цыфирной азбуки была удовлетворена, правда, в Палестину Паисий так и не попал

.

Торговые представители, посылавшиеся за границу и получавшие нередко важные дополнительные поручения, имели шифры для письменных сношений. Сохранились зашифрованные азбуки для переписки с С. В. Рагузинским – агентом в Рагузе, Венеции, Средней Италии; с Осипом Соловьевым – агентом в Амстердаме и с Ф. С. Салтыковым, закупавшим в Лондоне суда для российского флота

.

Во время Северной войны (1700–1721 гг.) как никогда важна была для России упреждающая информация о возможном выступлении Османской империи на стороне Швеции. От русского посла в Константинополе требовалось, не считаясь с расходами, иметь источник в окружении султана, который мог хотя бы за полгола предупредить Москву о готовящемся нападении. 9 декабря 1707 г. «Piter» писал к П. А. Толстому: «Господин амбасадер. Посылаем к вам о некотором деле писмо, здесь вложенное, на которое немедленной желаем отповеди… чтоб купить или Мовъракардата или иного такого, которой ведает секрет турской, суля ему хотя три или четыре тысячи червонных в Венецыи (которые Сава Рагузинской обещает дать там, а буде б сему не поверили, то Сава обещает посредникоф в том дать из царегородских жителей), чтоб совершенное турское намерение (от чего, Боже, сохрани) к войне мог объявить за шесть месецов»

. Заметим: в собственноручном черновике перед текстом письма рукою государя написано: «Цыфирью».

Получив это письмо, П. А. Толстой докладывал графу Г. И. Головкину, что он делает и собирается делать для исполнения царского указания: «Предреченным цыфирным писмом изволил великий государь повелеть, чтоб удоволствовать здесь Маврокордата или иного такого, каторой ведает секрет турецкой, суля ему хотя три или четыре тысячи червоных в Венецыи (каторые Сава Рагузинской обещает дать), чтоб совершенное турецкое намерение к войне мог объявить за шесть месяцов. Се, мой милостивой государь, есть фундамент нашия пол<ь>зы, и по всякой возможности о сем попекуся, чтоб сие великого государя повеление изполнить; обаче, чтоб сулить оные золотые в Венецыи, не чаю, чтобы могло так збытися, понеже, государь, когда бывает дар пред очима, лутче к нему помысл человеческой склоняется, и того ради писал я к блаженному иерусалимскому патриарху в Букарешню, чтоб он приятелем предложил мое прошение, дабы они мне дали четыре тысячи червонных; а сие учинил для того, что ваше сиятелство изволил мне означить, еже изволил к ним писать, чтоб они мне учинили ссуду в нужное время; и ежели оные приятели дадут мне денег, буду домогатися не иного кого, токмо самого Маврокодата купить; а ежели оные приятели и не дадут денег, буду промышлять, чтоб здесь у кого занять; и ежели займу, у тех ли приятелей или у иного кого, дам в тех денгах писмо, чтоб их заплатить на Москве, по чему за червонной золотой великий государь укажет… А еже бы для сих дел взять на изждивение денег у приятелей, и ныне, государь, мне видится, что на сие дело денег имать не для чего, понеже еще казны великого государя соболиной имею немало, и где будет потребно, буду тою казною управлятися; толко писал к приятелем о вышеупомянутых золотых червонных, однако ж, не знаю, дадут ли или не дадут; и то учинил для того, чтоб соболиная казна была у меня готова на нужное время. Что же ваше сиятельство изволил мне повелеть по прошению святейшаго патриарха иерусалимского давать поденной корм одному скорняку по левку в день, и по тому вашего сиятелства велению начал ему давать поденной корм; однако ж вашему сиятелству доношю, что ему и прежде от меня была дача не по одно время соболми, к тому ж еще дал ему две неволницы шведки из тех, которых сюда присылают плуты греки, Параскева с товарыщи, и сколко их возмог здесь у тех плутов отнять, тех роздал, кому надлежало: Маврокордату, и сыну ево Николаю, и племяннику ево Мецевиту, и Луке Барке, понеже мне их послать было назад в Росийское государство и у себя держать невозможно»
<< 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 >>
Новинки
Свернуть
Популярные книги
Свернуть