А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню
Свернуть
Скачать книгу Лексика русской разведки. История разведки в терминах

Лексика русской разведки. История разведки в терминах

Язык: Русский
Год издания: 2018 год
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 >>

Читать онлайн «Лексика русской разведки. История разведки в терминах»

     
.

Не только отдельные люди могли вести разведку в интересах соседних государств, но лазутчики обнаруживались и среди направляемых в Россию посольств. «И как мы до того доведались, что нашим людем от руских людей учинились убытки великие, а в те поры сей имянующей посланник Никита у нас, и мы того не чаяли, что руские люди в нашей земле были для лазучества, и мы для того посланника Никиту у себя задержали и тех руских купцов розослали по иным городом»

, – сообщалось в грамоте 1556 г., адресованной шведскому королю Густаву Вазе о деятельности его посланника Никиты Кузмина, прибывшего в Москву с предложением от шведов о прекращении обоюдных неприятельских действий. В «Словаре русского языка XI–XVII вв.» лазучество определяется как ‘шпионаж’

.

О выявлении разведчиков турецкого султана в составе посольства Великого княжества Литовского говорится в грамоте литовскому послу от «великого государя, божью милостию, царя и великого князя Иван Васильевича всеа Руси» от 26 августа 1570 г.: «А ныне то ново учинилось, что с литовскими послы приходили розных земель людеи; а те люди с вами были салтана турского, а под именем государя вашего, и те люди с вами были для лазученья и искали над государя нашего землею лихова дела»

.

В 1574 г. толмач одного из шведских посольств Аврам Николаев [Оврам (Обрам) Миколаев], живший в Москве с целью «учити наших русских робят свейскому языку», был задержан и потом отпущен на родину с грамотой к шведскому королю. Однако до Швеции он не доехал. Его остановили на границе, в Орешке, и «выняли книги о наших о великих делех, и многие наши родословцы, и иные наши многие дела повыимали у него, а Аврам, живучи в нашем государстве, те наши великие дела крал лазучством»

.

В Западной Европе еще с XVI в. был распространен обычай держать в различных государствах постоянных первоначально торговых, а в последующем и дипломатических представителей – резидентов и агентов.

Значение слова резидент дается в «Словаре русского языка XI–XVII вв.»: «Резидент (резедент, резыдент, рыдезент) – ‘дипломатический представитель одного государства в другом, рангом ниже посланника

’». Резидент (лат. residens, франц. resident) – ‘пребывающий на месте’

. Понятие резидент не было новым для Москвы – уже в 1585 г. упоминается английский резидент, функции которого приближались к консульским

. Помимо защиты торговых интересов соотечественников (не забывая при этом о собственных), резиденты выполняли роль «шпионов и осведомителей»

.

Отсутствие постоянных представителей за границей неблагоприятно отражалось на деятельности русской дипломатии (и как следствие – разведки), которая нередко оказывалась недостаточно осведомленной о положении в Европе и готовившихся против Русского государства союзах и войнах

. Московское правительство только в середине XVII в. приступило к направлению постоянных представителей за границу, в первую очередь, в те государства, с которыми Россия была связана непрекращавшимися войнами – в Швецию и Речь Посполитую. В 1635 г. в Стокгольм «был отправлен русский резидент, или пребывательный [‘постоянный, неизменный; долго остающийся, сохраняющийся в каком.-л состоянии, положении’

] агент, Дмитрий Францбеков (Фаренсбах)

, крещеный иноземец»

. В наказе ему поручалось не только вести официальные переговоры со шведским правительством, но и «тайно проведывать от нарочитых [знатных, именитых] людей, добрых и досужих, кому бы доверить можно, и у агентов разных земель, как с цесаревыми людьми войну ведут, кто от цесаря против свейских людей учинен начальником, и чаять ли миру»

. Большая часть обширного наказа касалась польских и крымских дел. При отправлении в Швецию Францбеков получил государева жалованья и подмоги 500 руб. деньгами, да соболями на 200 руб.; даны были ему разные запасы (рыба, икра, меды, пастила и т. п.), «чем ему иноземцев потчевать»

. Но уже в апреле 1636 г. царской грамотой Францбеков был отозван в Москву. Причина – неудовлетворительная работа по информированию Посольского приказа о событиях в Швеции и других странах, представлявших интерес для Москвы: «По нашему указу велено вам быть в Швеции и проведывать всяких вестей, и каких вестей проведаете, о том велено было вам писать к нам в Москву часто. Вы жили в Швеции немалое время, а к нам о вестях не писывали; если же и писали, то дело небольшое, и потому указали мы вам ехать из Швеции назад в Москву»

.

В последующем в Посольском приказе посчитали необходимым объяснить, что отзыв Францбекова был вызван не только скудными вестями, поступавшими от него из Стокгольма, но и заключением мира с Речью Посполитой, в связи с чем надобность в польских и литовских вестях якобы отпадала

. Все это свидетельствует о непонимании в Посольском приказе важности иметь на постоянной основе дипломатических представителей в столицах иностранных государств, особенно в Швеции.

В царствование Алексея Михайловича (1645–1676 гг.) осуществлялись всякие закупки товаров за границей и приглашения нужных людей на службу в Россию через посредство специально командируемых иноземных торговцев. В 1660 г. «торговый англичанин Иван Гебдон» посылается «блюсти за русскими интересами в Голландии и других окрестных государствах» в звании резидента: «По нашему, великого государя, указу послан с Москвы за море для наших, великого государя, дел резедент иноземец Иван Иванов сын Гебдон

, а что ему для наших, великого государя, дел будет надобно ефимков [русское название европейского талера], а ему те ефимки велено имать взаймы в Галанской земле в Амстрадаме у бурмистров из их городовые казны»

. Гебдону не вменялось в обязанность оставаться в Голландии постоянно, предполагалось, что он вернется в Москву через несколько лет, что и произошло.

Масштаб решаемых задач и круг лиц, с которыми Гебдону приходилось иметь дело, далеко выходили за рамки обязанностей обычного торгового представителя. Так, согласно наказу, полученному из Тайного приказа, Гебдон обращается к королю Англии Карлу II с просьбой разрешить призвать на московскую службу 3000 конных и пеших ратных людей с офицерами

.

Гебдон был принят в Генеральных штатах [парламенте Нидерландов], где вручил «верющую грамоту» и обратился к присутствовавшим с речью. В его обязанности входило не только приглашать специалистов на русскую службу, но и «проведывать всяких вестей», и «каких вестей проведает… о том велено писать в Москву… по часту»

. Однако при информировании московского правительства о событиях, происходивших в Западной Европе, он был крайне сдержан и лапидарен. В 1661 г. он пишет «наместнику шатцкому и лифлянтскому» А. Л. Ордин-Нащокину: «Из Галанские земли, из Амстердама города, великого государя царя нашего царского величества в окрестных государствах резидент Иван Гебдон челом бьет…А про Свитцких здеся славят же [‘распространяют слухи, какие-л. сведения о ком-, чем-л.’

], будто конечно весною пойдут оне войною на великого государя нашего, его царского величества землю. Тож я в дело не ставлю: раде оне и сами быть ныне при младом своем короле в покои»

, а далее – подпись: «Твой милостивой покорной раб рабов Иван Гебдон». Речь идет о положении в Швеции при Карле XI (1655–1697 гг.), ставшем королем в 1660 г.

Производным от резидент

стало существительное резиденция – ‘пребывание в иностранном государстве в качестве дипломатического представителя, резидента’

. Слово резиденция воспринималось как процесс исполнения резидентом своих функций. Резиденты совершенно открыто посылались в соседние государства, их пребывание не было тайным. Так, в грамоте Петра I польскому королю Августу II от 30 июля 1699 г. говорилось: «Живет на вашем королевского величества дворе для скорого доношения наших царского величества дел вашему королевскому величеству столник наш Алексей Никитин, которому ныне указали мы быть с той резиденции к Москве, а для надежнейших же впредь… пересылок по любви братцкой посылаем к вам на перемену ево, на резиденцию ж, посланника нашего Любима Сергеевича Судейкина»

.

Заимствованное слово агент от немецкого – аgent [с ударением на втором слоге], от польского – аgent [с ударением на первом слоге], от латинского глагола agеre ‘действовать, двигать, править, управлять’ появилось в русском языке во второй половине XVI в.

. В значении ‘торговый представитель, посредник’

оно встретилось в тексте 1584 г.: «Пожаловали есмя Аглинские земли купцов… Ульяна Товерсона да Ульяна Тронбура агента с товарыщи, ослободили есмя им ходити на кораблех в свое государство в Двинскую землю со всякими товары», – находим в «Английских делах» Посольского приказа

. Они освобождались от уплаты пошлин на товары, доставлявшиеся из Англии в Московское государство, в историческую область в бассейне Северной Двины – часть современной Архангельской области.

Сохраняя за собой первоначальное значение (торговый представитель, посредник), термин агент в значении ‘доверенное лицо, представитель иностранного государства’

появляется в первой половине XVII в. В 1634 г. между Россией и Шлезвиг-Гольштейном подписывается Договор об обмене постоянными агентами. Гольштинский агент появляется в Москве через несколько лет: «Октября в 9 день сказывал в Посольском приказе Голштинскаго Фридерика князя агент Балтазар Демушаран: писали де к нему из Астарахани голштинские послы, что они пришли в государеву вотчину в Астарахань июня в 15 д., а с ними де, государь, идут кизылбашскаго шаха послы, а посланы де от шаха в Голштинскую землю», – доносил боярин Федор Иванович Шереметев в отписке царю Михаилу Федоровичу 12 октября [7]147 [1638]

года

. Значение слова агент как название иностранца, привлекаемого к негласному (конфиденциальному) сотрудничеству с русской разведкой, сформируется только к началу XIX в.

В начале XVIII в. встретилось наименование комиссар применительно к отправляемому за рубеж дипломатическому представителю. По Инструкции от 12 ноября 1706 г. «его царского величества воинскому советнику и обер-комиссару господину Литу» [Альбрехт фон дер Лит – российский дипломат немецкого происхождения] предписывалось при дворе прусского короля «вступать с министры его величества в разговоры и трудится, дабы отвратить его королевское величество прусское от Швецкой страны к стороне его царского величества… разведывать накрепко о неприятелских замыслех и наипаче о дружбе и пересылках ево, каковые имеет с королевским величеством прусским, тако ж и при иных дворех какия имеют сообщения, а особливо о тройном союзе пруского и гановерского и шведа… и о том о всем и о всяких ведомостях, разведывая, доносить чрез почты к его царскому величеству почасту»

. Как видим, разведывательная деятельность вменялась в обязанности обер-комиссара. Но в отличие от наименований резидент и агент термин комиссар не закрепился в разведывательной лексике. Термины же резидент, агент (пребывательный агент) в середине XVII в. еще не имеют разведывательного наполнения и воспринимаются как синонимы дипломатического представителя Московского государства за границей.

В XVI–XVII вв. наряду с широко встречающимся словом весть в значении ‘известие, сообщение, донесение’ появляется производное от него наименование лица вестовщик в значении ‘тот, кто поставляет сведения; разведчик, лазутчик’

.

Необходимость организации разведки во время войны была отражена в одном из первых рукописных воинских уставов русской армии, составленным в 1607 г. (дополнен в 1621 г.) дьяком Посольского приказа Онисимом Михайловым (Родишевским) на основе иностранных военных книг и опыта русского войска XVI – начала XVII в. Он называется «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки, состоящий в 663 указах или статьях, в государствование царей и великих князей Василия Иоанновича Шуйского и Михаила Феодоровича, всея Русии самодержцев, в 1607 и 1621 годах выбран из иностранных военных книг Онисимом Михайловым»

.

Организация разведывательной деятельности в войсках впервые обретает правовую основу. В Уставе подчеркивалось, как организатору разведки (командующему войском или самому государю) следует относиться к вестовщикам и лазутчикам: «Прежде всего подобает государю или великому воеводе воинству великое прилежание имети, чтоб ему всякия прямыя вести, от мужеска полу и женска известны были, и тех вестовщиков доведется бити больно [для того, чтобы окружающие не заподозили, что этот человек является лазутчиком], толко б никто друг про друга не ведал, и в тех вскоре возможно узнать, которые из них будут лутчие и тайнее и прямее. И в таких мерах не доведется денег щадити, но единым золотым возможно уберечи, что сто тысяч золотых стоит, ино добрые тайные и прямые вестовщики к таким делам есть»

. Как видим, в «Уставе» говорится о необходимости соблюдения конспирации при работе с тайными вестовщиками («только б никто друг про друга не ведал») и утверждается, что нельзя экономить денежные средства на разведчиках. Тайный вестовщик – это тот, кто негласно, тайно от окружающих доставляет по назначению прямые [честные правдивые, верные

] разведывательные сведения. Здесь же указывалось, что для сбора разведывательных сведений должны использоваться не только лазутчики, но и подъезды: «Да к тому же доведется имети в великих и в малых полкех добрых и прилежных смелых людей, смотря по делу для посылки в подъезды для многих причин, а добро б чтоб под люди послати по толику своих людей, чтоб добытися языки и такими б языки [т. е. языками] доведатися мочно не дружних людей хотение и умышление лучше лазутчиков»

. Автор «Устава ратных, пушечных и других дел» противопоставляет подъезды лазутчикам, которые не являются сопоставимыми понятиями и, являясь силами разведки, каждая из которых имеет свои задачи, свои плюсы и минусы.

О содержании и стилистической окраске терминов лазутчик, вестовщик, соглядатай свидетельствуют бытовавшие пословицы и поговорки с этими словами, правда, с уничижительным оттенком: «Лазутчик, что стопок: обносил и бросил» [стопок – стоптанный сапог, обносок

], «Вестовщик да перенощик, что у реки перевощик: надобен на час, а там – не знай нас»

. Соглядатай дорог на час, а там – не знай нас», «Соглядал бы ты не в людях, а дома – там нездорово» [намек на неверную жену

].

Слова соглядать, соглядатай дошли до наших дней, утратив свое значение ‘разведывать’, ‘разведчик’. «Словарь современного русского литературного языка» дает два значения слова соглядатай: ‘1. Тот, кто наблюдает, созерцает что-либо. 2. Тот, кто тайно наблюдает за кем-, чем-либо, выслеживает кого-либо’. Второе значение иллюстрируется цитатой из исторической повести П. И. Мельникова-Печерского «Княжна Тараканова и принцесса Владимирская», опубликованной в 1867 г. в «Русском вестнике»: «За Елизаветой учрежден был секретный, но бдительный надзор, но напрасно соглядатаи старались подметить в ней какие-либо политические замыслы»
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 >>