А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню
Свернуть
Скачать книгу 43Л083К

43Л083К

Язык: Русский
Год издания: 2019 год
<< 1 2 3 4 5

Читать онлайн «43Л083К»

     
Возвращаюсь я только через несколько часов и сразу устремляюсь к автомату добывать кофе, поскольку моим усталым мозгам явно требуется пауза. Концентрация устаревших слов, для понимания которых пришлось пользоваться словарем, в этой книге оказалась рекордно большой.

Вскрыв банку, я делаю первый глоток и привычно морщусь, – кофе в архиве катастрофически плох. Вернувшись обратно в кабинет и продолжая уничтожать эту непонятную горькую жидкость, я начинаю обдумывать прочитанное:

Сюжет истории достаточно прост. Принц одной страны узнает, что его отца предательски убили и, разумеется, хочет отомстить. Только вот, воплощает свои планы он столь нелепо, что в результате, помимо обидчика, погибает куча совершенно неповинных людей, в том числе, его собственная мать и возлюбленная. Да и сам главный герой, если уж на то пошло, не избегает смерти, что в целом неудивительно, учитывая его излишнюю эмоциональность и полное неумение просчитывать последствия своих слов и действий.

Если так посмотреть, получается, что произведение это более чем спорное. Однако, несмотря на абсолютную нелогичность поступков принца, я почему-то не могу относиться к нему, как к заигравшемуся в месть безответственному ребенку.

И, возможно, причиной является один странный момент, примерно из середины книги, где герой истории размышляет о самоубийстве (все же насколько вредные идеи содержатся в том, что раньше свободно мог прочитать кто угодно, даже дети!). Причем смерть, в его мыслях, представляется чем-то привлекательным, сулящим избавление от всех ужасов и несовершенств нашего мира. А единственным, что не дает выбрать столь соблазнительный вариант, оказывается страх перед неизведанным. Страх того, что может ожидать нас после смерти. Именно он мешает нам трезво осознать не только преимущества прекращения жизни, полной несправедливости и мучений, но и сам факт наличия подобной альтернативы.

– Напоминание. Через тридцать минут вы должны прибыть в релакс-зал для восстановления и отдыха, – бесцеремонно прерывает мои мысли идентификатор, заодно, надо понимать в подтверждение своих слов, выводя на экран часы, где действительно значится 16:00.

Выходит, мне и вправду пора бы уже покинуть архив. Переместившись на улицу, я нахожу ближайшую стоянку машин, решив, что общественного транспорта с меня на сегодня довольно, и отправляюсь в сторону единения с виртуальной природой.

И все же, я никогда в жизни, как и подавляющее большинство горожан, всерьез не задумывался о самоубийстве. А ведь не исключено, что это единственный значимый выбор, который у нас есть… Впрочем, жители города пребывают в убеждении, что они собственноручно вершат свою судьбу и влияют на развитие общества. Но что делать мне? Ведь я знаю, что последствия моих решений ограничиваются разве что цветом стен или звучанием голоса, сообщающего, куда и к какому времени я должен прибыть. И кто по итогу свободнее, наши прекрасные горожане, дремлющие в плену сладостных иллюзий, или я, знающий правду? Может ли быть, что возможность прекратить свое существование и в самом деле последняя реальная альтернатива, которая у меня осталась?

– Нужно успокоиться, друг, – я пытаюсь привести в порядок свой разум, – ты знаешь, это все негативное влияние «искусства» старого мира, соберись! – подобные диалоги с самим собой – проверенное временем средство вернуться в адекватное состояние, особенно если вывела из равновесия тебя какая-нибудь полнейшая чепуха.

Очевидно, что мои согорожане довольны жизнью. Разве это не главное? Они могут выбрать, как провести вечер, в какой ресторан сходить, наконец, с кем вместе проснуться в одной постели. Да, возможно, это все незначительные мелочи, но разве не из них состоит жизнь? И с чего бы это вдруг мне требовалось нечто принципиально иное…

Видимо под влиянием подобных самоувещеваний, а может, просто в силу любви к лесным прогулкам, вблизи релакс-зала мое состояние уже мало чем отличается от обычного, так что я, зарегистрировавшись на входе, весьма бодро и радостно захожу в лифт и начинаю вместе с группой случайных попутчиков спускаться к помещению с капсулами. Думать о чем-то серьезном больше решительно не хочется, и я от нечего делать принимаюсь разглядывать экраны с объявлениями на стенах.

Крайне малоодетые девушки, облепившие явно сдающего под их напором, но все же сохраняющего героическое выражение лица киборга, призывают приобрести какую-то компьютерную игру. С другой стены на меня покровительственно и, в то же время, по-дружески заботливо взирает Го, явно намекая, что именно ему стоит доверить управление Городом. Ну а на третьей я обнаруживаю действительно любопытную информацию: строительство семнадцатого релакс-зала, на который будет переписана часть жителей нашего района.

Эта, казалось бы, нехитрая новость означает, что руководство Города собирается в ближайшее время повысить численность населения, поскольку с текущим потоком отдыхающих отлично справляются и существующие шестнадцать. Интересно… Обычно подобное происходит только в связи с запланированным созданием множества новых рабочих мест, а я ни о каких проектах столь внушительной величины даже не слышал. Впрочем, причиной готовящегося демографического роста может являться и то, что в уже существующих компаниях и структурах возросла потребность в сотрудниках.

Проскользнув первым сквозь еще не до конца раскрывшиеся двери лифта, я направляюсь во второй сектор к выделенной мне капсуле и, забравшись в нее, наконец-то впервые за день по-настоящему расслабляюсь.

Я иду по мягкой, податливой, немного пружинящей под моими ногами земле, притрагиваюсь к ребристым, нагретым солнцем стволам, будто наполненным какой-то особой древесной энергией, сочащейся сквозь их поры наружу, – в воздух, в лес, в меня, пропитывающей все вокруг и, кажется, делающей даже само время более медленным, тягучим, смолянистым. Провожу руками по верхушкам растущих то здесь, то там колосьев, срываю их и зачем-то кладу себе в рот, выплевываю, улыбаясь, и иду дальше.

А наверху шелестят в неугомонном движении листья, пропуская сквозь редкие прорехи в своем зеленом заслоне золотистые лучи солнца, пронзающие полусумрак косыми четкими линями. Стрекочут, укрывшись в траве, невидимые насекомые, тревожимые разве что птицами, перекликающимися где-то вдалеке, да ветром, играющим каждым стебельком их непрочного жилища, шуршащим вихрем вырывающимся наружу, уносящимся дальше, вверх, чтобы там, достигнув крон, постукивать ветками, выбивая странный ломаный ритм. И все это вместе, вокруг, во мне, единым потоком звучит и играет, сливаясь в чудную, одновременно успокаивающую и будоражащую музыку. Музыку леса.

Дойдя до прогалины, я останавливаюсь и понимаю, что совершенно не испытываю желания двигаться куда-то еще. Подложив под голову руки, растянувшись во всю длину, я располагаюсь на склоне небольшого холма и начинаю смотреть на небо. Есть что-то невероятно притягательное, гипнотизирующее в его изначально плоской, а затем, с течением времени, все более и более объемной, приобретающей глубину синеве. И, конечно же, в облаках. Их мягкие очертания, бесконечное разнообразие форм, размеров и высоты полета: порой кажется, – протяни руку и дотронешься, сможешь ухватить, достать. А бывает, напротив, целая пропасть, и они в этой недосягаемой дали мерно движутся, свершая свое нескончаемое шествие по небосклону. И если лежа на спине смотреть долго-долго, то в какой-то момент понимаешь, что вовсе и не небо наверху, а ты, и сейчас упадешь во все это великолепие, захлебнешься в пропитанной солнцем лазури, разлетишься на миллионы брызг. И ладно, и пускай, ведь ясно же – это и будет самое что ни на есть счастье.

Я кладу ногу на ногу, рассеяно провожу рукой по сухой, немного песчаной почве. Не странно ли, что именно в этом искусственном, виртуальном месте я чувствую себя наиболее живым, свободным от постылой обыденности Города? Хоть и понимаю, что оно создано как раз с этой целью, предоставить жителям привлекательную иллюзию, способ сбежать от надоевшей реальности. Однако, даже в момент их отдыха, сладостных грез, когда разум человека блуждает в поисках освобожденья от привычной системы, будь то сам Город, его политика или какой-нибудь сущий пустяк, вроде скучной работы, – продолжать контролировать, не выпускать из своих длинных и цепких лап. Контролировать хотя бы потому, что ты и предлагаешь место, куда осуществляется бегство. Владеешь им.

И, наверное, по этой причине так важно запретить все то, что раньше считали искусством, а современное творчество тщательно приводить в соответствие с установленными стандартами. Ведь каждая старая книга, каждая картина и песня скрывает в себе иную, параллельную, неподконтрольную власти вселенную, где с ушедшим в нее человеком может происходить все что угодно. А это уже, в свою очередь, фактически измена. Поскольку потенциально может вести к измене. А значит, нужно закрыть, подменить, уничтожить.

Я тяжело вздыхаю. Ну вот, снова нарушил свой основной принцип – не думать в лесу о Городе. Я переворачиваюсь набок так, что часть неба заслоняет какая-то трава с длинными узкими листьями, по центру которых проходит более темная прожилка, хорошо заметная на фоне остальной бледно-зеленой, просвечиваемой солнцем и от того будто светящейся изнутри части. Завороженный ее плавным покачиванием, я постепенно возвращаюсь обратно в расслабленно-позитивное состояние. Зеленое на синем, вверх-вниз, туда-сюда…

Внезапно что-то падает мне на лицо, пробуждая ото сна. Я резко сажусь и вижу, – теперь уже у меня на коленях, лежит нечто зеленое и, кажется, живое. Я начинаю изучать этот неопознанный объект, у него шесть длинных согнутых лапок, причем задние поднимаются ощутимо выше спины, две торчащих из головы непонятных штуковины, похожих на леску и, вроде как, крылья на спине. Судя по количеству ног, не пойми откуда взявшееся существо является насекомым (изучение коллекции бабочек Зэта не прошло даром), и, если картинки, что я видел в некоторых книгах, не врут, таких называли кузнечиками. Удивительно. Видимо накатили новый апдейт, добавив к программе леса их модели. Вот уж не ожидал. Интересно, насколько они натуральные? Я пытаюсь схватить его, но он, оттолкнувшись задними конечностями, улетает куда-то вперед. Ну ладно, по крайней мере, с инстинктами выживания все в порядке. Может, еще чего добавили? Вроде я ничего странного не видел…

Над левой рукой материализуются часы, а женский голос, заботливо, но настойчиво звучащий в мозгу, напоминает, что до конца отдыха остается всего лишь десять минут. Я встаю на ноги и начинаю двигаться в сторону опушки. На самом деле, совсем неважно откуда возвращаться в релакс-зал, но я, по привычке, всегда прихожу к точке своего появления в лесу. Возможно, моему мозгу просто удобнее воспринимать это мгновенное перемещение между мирами, привязав его к какому-то определенному месту.

Уже через семнадцать минут, поднявшись на основной уровень Города, я отправляюсь в антигресс, мерзейшее заведение, походы в которое, к сожалению, столь же обязательны, как и отдых в релакс-зале. Тем обиднее, что на этой неделе они выпали на один день. Но тут ничего не поделаешь, раз уж Единая Система Расчетов и Вычислений составила расписание именно таким образом, значит, тому и быть.

Да и сам я вполне понимаю необходимость и пользу происходящего в антигрессе. Как бы счастливо ни жил человек, раздражение, злость и агрессия все равно накапливаются и ищут выхода. Разумеется, для этих целей могут служить спорт и активная работа, но, как показывает опыт старого мира, лишь их недостаточно. Умелые политики, лидеры древних государств, использовали один очень интересный прием, они создавали (правильным образом подавая информацию) образ сильного недремлющего врага за пределами страны, тем самым вынося объект агрессии за ее границы и даже реализуя возникающие вследствие этого страх и ненависть, как средство сплочения населения.

К сожалению, применить подобный прием у нашего правительства нет никакой возможности, поскольку, по сути дела, за пределами Города ничего нет, да и вся остальная политика построена так, чтобы люди не задумывались о существовании внешнего мира. Поэтому, когда поначалу принимавшие на себя всю злость тяжелые условия существования, стали более терпимыми, возникла опасность, что все чаще появляющиеся вспышки недовольства и неуправляемой агрессии просто взорвут Город изнутри, так что нашим ученым пришлось спешно решить эту непростую задачу: создание процедуры, позволяющей безопасно для здоровья избавляться от негативных эмоций.

Именно ответом на этот вопрос и выступили антигрессы, залы с многочисленными комнатами, мягкими изнутри, где, насколько я знаю, при помощи специальных газообразных веществ, а также определенных, неуловимых человеческим слухом звуков посетитель вводится в состояние мощнейшей всепоглощающей ярости, начиная швырять расположенные в них предметы, бить кулаками по стенам, до тех пор, пока не выплеснет из себя всю скопившеюся отрицательную энергию, очистившись и вернувшись к позитивному состоянию добропорядочного горожанина.

Проходить подобную процедуру положено раз в три недели, и мой черед снова настал. Я захожу в ближайший из многочисленных корпусов антигресса, регистрируюсь и, получив номер комнаты, попадаю в длиннющий коридор, с обеих сторон которого располагаются, уходя вдаль, ряды дверей. Найдя необходимую мне под номером «101» и увидев, как она медленно, но неотвратимо открывается, я окончательно смиряюсь с тем, что меня ждет, и захожу внутрь.

Раздевшись до нижнего белья в специальном закутке, я перемещаюсь в основную часть помещения, где некоторое время просто стою, глубоко дыша и смотря на в целом весьма позитивную розоватую расцветку стен. Они мягкие и довольно уютные, как и пол, я даже думаю сесть, облокотившись на них спиной, но тут понимаю, насколько сильно ошибся. Только полнейший дебил, ничего не смыслящий в дизайне, мог выбрать такие цвета для покрытия, оставив потолок абсолютно белым. Они же совершенно не сочетаются!

Я подхожу поближе к стене так, чтобы уродские стыки не попадали в поле зрения, и содрогаюсь от отвращения, – пористо-шероховатый материал весь испещрен маленькими дырочками и каналами, вмятинами и рытвинами. Мне представляется нечто ползающее и склизкое, обитающее в этих норах, мерзкие существа с заостренными жвалами, что только приложи руку к стене, посыплются из всех щелей, заполнят пол, поднимаясь все выше, начнут заползать на мое тело, вгрызаться в него, проникать в уши, рот и ноздри, пока я не задохнусь под их нескончаемым напором.

Еле сдерживая рвотные позывы, я отпрыгиваю назад и снова вспоминаю о создателях антигресса, сволочах и аморальных выродках, это они запустили в стены омерзительных тварей, это они виноваты в том, что меня заперли здесь. Я начинаю бить ногой по полу. И что? Они думают, я испугаюсь?! Ха! Да я разнесу все вдребезги! Насекомые? Я представляю, как их спинки хрустят под моими ногами, выплескивая желтоватую вязкую жидкость. Я хватаю стул и бросаю в стену. Ну! Где же эти личинки? Давайте! Меня переполняет ненависть, я прямо чувствую, как уничтожив здесь все и проломав выход наружу, доберусь до них. Буду крушить и впиваться зубами… Я еще заставлю их пожалеть!

Город? Правительство? Смешно! Я все уничтожу! Думают, сидят там в своих кабинетах в безопасности? Испоганили всю планету, а теперь хотят наслаждаться жизнью? Я им покажу наслаждение… Я, что есть силы, впечатываю ногу в стену. Я знаю, где располагаются атомные реакторы, мы еще взлетим наружу к звездам! Я начинаю биться головой об пол.

Наружу? К звездам? Я смотрю на стену. Она розовая, и это лишь немного похоже на кровь. Довольно успокаивающий цвет. По моей спине и лицу течет пот, и я понимаю, что все закончилось, положенные мне полчаса агрессии истекли. Осталась лишь пустота и усталость. Я возвращаюсь к своей одежде, принимаю душ и выхожу на улицу. Пора домой.

После посещений антигресса мне всегда немного стыдно: вокруг идут такие позитивные и безобидные горожане, погруженные в свои идентификаторы, обсуждающие работу, просто треплющиеся о пустяках. А я хотел все уничтожить… И, да, я понимаю, что это было вызвано специальными веществами, но ведь появляющиеся образы неспроста именно такие, их зачатки сидят где-то внутри меня. Как замечательно, что я никогда не дойду до подобного ужаса. А все благодаря системам Города и, в частности, антигрессу. Однако, что за странные насекомые мне в этот раз привиделись? Фу! Хорошо, все-таки, что следующее посещение только через три недели. Хотя, чего уж там, я бы их точно героически победил. Лок – Гроза Личинок. Забавное прозвище. Я начинаю смеяться про себя и до самого дома иду, продолжая улыбаться, делясь позитивом с оказавшимися на пути жителями наипрекраснейшего места на свете, нашего Города.

Прибыв домой, я чувствую себя крайне вымотанным, несмотря на то, что часы показывают всего лишь 21:03. Хотя, в дни посещения антигресса всегда так. Я ужинаю мясом с овощами, после чего раздеваюсь и ложусь в кровать, приказав идентификатору развернуть псевдоголограммный экран на всю комнату. Что бы такого посмотреть перед сном? Впрочем, выбор вполне очевиден. У меня же, как раз, есть запись новой программы Сью. Она длится около двух часов и отлично подойдет для засыпания.

Сью появляется в дальнем конце комнаты, у двери, на ней шерстяная кофта крупной вязки, которая лишь чуть-чуть прикрывает ее длинные, потрясающие гладкостью кожи и совершенством линий ноги. Густые каштановые волосы распущены и свободно спадают вниз, достигая середины спины. Она плавной походкой приближается и садится на край кровати (это уже постаралась программа вписывания происходящего в интерьер, браво!). И тут я понимаю, что, собственно говоря, кроме шерстяной кофты на ней больше ничего и нет. Плохо. То есть, конечно же, очень хорошо. Но, если она будет много двигаться, придется дать ролику рейтинг 18+, а это ее расстроит. Впрочем, Сью свое дело знает, в чем я и убеждаюсь, увидев расческу у нее в руках. Выходит, излишне обнаженный вид будет компенсироваться максимально приличным содержанием. Умно.

Она проводит гребнем по волосам, и мою голову наполняет звук, транслируемый идентификатором напрямую в мозг, поражающий чистотой и объемом звучания. Странные мы существа, люди, один лишь вид красивой девушки, шелест соприкасающихся, шуршащих с легким потрескиванием, трущихся о расческу волос, перемежающийся дыханием, способен повергнуть нас в расслабленное наслаждение, сладкую негу, где нет места ничему, кроме покоя и этих чарующих, гипнотизирующих звуков…
Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу
<< 1 2 3 4 5
Новинки
Свернуть
Популярные книги
Свернуть