А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню
Свернуть
Скачать книгу 43Л083К

43Л083К

Язык: Русский
Год издания: 2019 год
<< 1 2 3 4 5 >>

Читать онлайн «43Л083К»

     
– Да все вместе, – я вяло пожимаю плечами. На самом деле мое настроение уже успешно выровнялось, общество бывшего босса и само по себе тому способствует, а уж после столь мастерской подачи напитков (квартира Зэта, кстати, второе место по качеству кофе в Городе) и вовсе не мудрено растаять.

– Я думал, вы больше не работаете с Отделом Мыслей и Грез, но, судя по всему, именно вы теперь разбираетесь с подобными инцидентами? – решаю я все-таки выразить свое недоумение по поводу сокрытия от меня этой информации.

– Ой, мальчик, ну прости старого учителя, что не раскрыл сразу все секреты, – Зэт молниеносно подается вперед, как будто становясь больше в размерах, – а то люди должны сами тебе все рассказывать, а, господин сотрудник ОМГ? Или я не учил тебя, как собирать информацию из разных источников и не говорил, что никому нельзя доверять полностью? – он откидывается назад в кресло, и его голос начинает звучать более миролюбиво, – Ну, разумеется, кроме бывшего начальника, он то никогда не обманет. Так, разве что, запамятует какой-нибудь незначительный факт…

– Ну да, а то ведь проще простого выяснить, чем вы занимаетесь. Пол Города, как обычно, только об этом и шушукается… – я уже привык к подобным эмоциональным вспышкам со стороны Зэта, он всегда так делал, когда я не мог справиться с какой-нибудь задачей или вел себя, с его точки зрения, слишком по-детски. – И что теперь будет с этим 86Р203А? – я максимально отстраненно произношу пи-мер сказочника, одновременно пересылая запись его ролика собеседнику, – Я слышал, что таким, как он, оказывается психологическая помощь, да и откуда он получил запрещенную информацию непонятно…

– Вот с этим я и разберусь, – говорит отчего-то повеселевший Зэт. – Впрочем, я уверен, ничего страшного не случилось, наверняка излишне впечатлительный парень, просто по ошибке, получил доступ к специальным пограничным материалам, которые мы иногда выдаем узким специалистам, ну и переволновался от увиденного. Разумеется, я исследую все это получше, но тебе-то уж точно здесь переживать больше не о чем.

– Есть еще кое-что, – я все же решаюсь поделиться своей проблемой, – мне кажется, я становлюсь зависимым от запрещенных материалов. Иногда я просто не могу справиться с желанием пойти в архив и почитать книги или послушать музыку из старого мира.

– Тоже мне проблема, – мой опекун пристально смотрит на меня. – Наша работа является одной из самых сложных, требующих максимальной точности и чутья у специалиста. А как ты отличишь разрешенное от запрещенного, допустимое от недопустимого, если не изучишь в равной степени и то и другое? Да, наша работа опасна, мы все время ходим по краю, мы единственная стена между горожанами и всей той информацией, прорвись которая, и нам не миновать катастрофы. Волна вредных идей повлечет за собой опасные настроения, а это, в свою очередь, – депрессии, суициды, недовольство простой сытой жизнью, волнения. В нашем Городе чуть больше миллиона жителей, и все они и дальше должны оставаться спокойными и счастливыми. Так что, пока ты понимаешь, какой цели служишь – все в порядке. И даже напротив, мои данные говорят, что ты один из самых успешных молодых сотрудников ОМГ, а изучение архивных материалов лишь подчеркивает ответственность твоего подхода к работе, – он привстает из кресла и похлопывает меня по плечу. – Ехал бы ты домой, мальчик, а то уже спишь сидя.

– Самое последнее, – я чувствую, что, и правда, засыпаю, – у вас нет какого-нибудь нового голосового пакета для персонального идентификатора? А то старый надоо-о-е-ел, – чудовищный зевок чуть не сворачивает мне челюсть.

– Да уж, удивил, – Зэт насмешливо хмыкает. – Я отправил тебе три новых голосовых пакета еще в начале разговора, – он вытаскивает меня из кресла и подталкивает в сторону двери. – Все отправляйся домой, Лок, а мне сегодня еще работать и работать…

В полудреме я спускаюсь на первый этаж, выхожу на улицу и сажусь в машину.

– 19, 84, – называю я адрес своего дома. «Раньше у улиц были названия, а теперь только номера. Раньше у людей были имена, а теперь только пи-меры». Я понимаю, что мои мысли текут в каком-то неправильном направлении, тут нужно было подумать, что номерные обозначения намного удобнее обладающих совершенно избыточными значениями слов, ведь с цифрами все сразу ясно, девятнадцатая улица и восемьдесят четвертый дом на ней. Придя к этому светлому выводу, я мгновенно проваливаюсь в сон, проснувшись лишь на несколько минут, чтобы оттранспортировать свое тело из машины на четвертый этаж, где добравшись до лучшего места в Городе – своей кровати, я наконец-то окончательно перемещаюсь в сладостный мир сновидений.

Неделя вторая. Суббота

Я просыпаюсь с радостным осознанием того, что сегодня суббота – мой единственный законный выходной. Не открывая глаз, закутавшись в одеяло, я размышляю над самым сложным и актуальным вопросом, какой только может возникнуть у жителя Города с утра: «Как выглядит моя комната?».

Или вернее, как же она будет выглядеть, когда я на нее взгляну. Ведь сейчас там нет ничего, кроме серых бетонных стен и однотонной, максимально примитивной мебели.

Я начинаю перебирать варианты: беседка в джунглях – нет, хижина в горах – не то, дом у озера – надоело, огромное поле, покрытое цветами – мимо. Поняв, что это безнадежно, я, по привычке, перекладываю мучительный выбор на плечи судьбы, приказав персональному идентификатору установить случайное оформление, и открываю глаза.

Мягкое, играющее бликами по полу, желтое освещение; темная плетеная мебель; полупрозрачный тюль, прикрывающий окна; уходящие вдаль песчаные дюны и, появляющийся время от времени, шаловливый ветер, подхватывающий рыжеватый песок и постепенно меняющий изгибы и формы этого умиротворяющего своим спокойствием пейзажа.

Мне досталась имитация пустыни. Самое редкое и дорогое оформление в моей коллекции. Раньше, как и многие другие, я собирал их, стараясь не пропустить ни один из ландшафтов. Часть из них продается за деньги, другие можно было получить только в определенный период, некоторые и вовсе раздавались бесплатно в честь праздников. Пустыню я получил от Зэта на двадцатилетие. И, насколько мне известно, она была выпущена тиражом всего в тысячу экземпляров.

Впрочем, в какой-то момент, я перестал следить за новыми оформлениями. Что толку во всем этом многообразии, если на ощупь вода неотличима от камней или стволов деревьев, а цветы ничем не пахнут. Единственная стоящая иллюзия – это лес в релакс-зале, где, в соответствии с расписанием отдыха, я и окажусь сегодня вечером. Он достаточно натурален, чтобы на время забыть о поджидающей за углом реальности.

Вытащив себя из кровати, совершив все необходимые утренние процедуры и съев йогурт на завтрак, я отправляюсь в архив. Раз уж Зэт не видит в подобном времяпрепровождении ничего плохого, то и мне переживать не стоит.

Спустившись по лестнице, я становлюсь свидетелем любопытной картины. Девушка лет восемнадцати прикладывает свой персональный идентификатор к двери на улицу. На расположенном рядом экране, как и положено, загорается зеленая надпись: «Доступ получен», однако дверь, оставаясь неподвижной, и не думает открываться. Горожанка, с удивлением и, кажется, даже осуждением взирая на неисчезающую преграду, еще раз производит эту манипуляцию, но ничего не меняется.

Я продолжаю наблюдать за развитием событий. Цикл повторяется без каких-либо значимых отклонений. Персональный идентификатор вновь и вновь прикладывается к панели, система подтверждает право его владельца выйти на улицу, но дверь так и остается закрытой. Единственное новшество в эту миниатюру вносит выражение лица девушки, с каждой попыткой становящееся все более беспомощным, недоумевающим и обиженным.

Поняв, что происходящее может длиться еще долго, я подхожу и легонько толкаю дверь, которая, как и следовало ожидать, без труда распахивается наружу. Я поворачиваюсь к спасенной мной горожанке и вижу, насколько ее шокировала подобная развязка.

– Механизм, открывающий дверь, сломался. Нужно было просто толкнуть, – решаю пояснить я это, видимо, нетривиальное решение проблемы.

Девушка, как будто очнувшись, судорожно кивает и торопливо исчезает на улице. Я пожимаю плечами, отправляю запрос на починку в единую социальную службу, после чего продолжаю свой запланированный маршрут.

И ведь, что странно, она не намного младше меня, но ей даже не пришло в голову попытаться самостоятельно открыть дверь… впрочем, тут дело не в возрасте, нельзя забывать, что сотрудников службы безопасности с детства учат совершенно иначе, чем остальных горожан, и наша автономность (как физическая, так и психологическая) от технических приспособлений намного выше, чем у них.

Самое первое, что еще ребенком прочно усваивает каждый житель Города, это манипуляции с персональным идентификатором. Что бы ты ни хотел сделать, куда бы ни хотел попасть, без идентификатора ничего не выйдет. Он – твой лучший друг, совершенный помощник, универсальный пропуск, кошелек и удостоверение личности. Перемычка между сознанием владельца и слишком сложными для понимания обычного человека технологиями, окружающими тебя со всех сторон, берущими на себя заботу о твоих потребностях и удобствах. Голос, который даст мудрый совет и поддержит в трудную минуту. Самый лучший и точный источник информации.

Строго говоря, без персонального идентификатора, тебя не существует вовсе. Именно он определяет твои возможности, выступает решением любой проблемы, какую ты только имеешь право самостоятельно решить.

В этом свете, не остается ничего удивительного в том, что встреченная мной девушка так растерялась, когда проверенный годами и единственно необходимый способ взаимодействия с миром оказался бессилен и, что еще хуже, начал противоречить сам себе, утверждая, что задача, которую он был призван решить – выполнена. И если вспомнить, что технологически наш Город столь совершенен, что поломки почти никогда не случаются, а все же возникнув, быстро устраняются, будучи засеченными специальным программным обеспечением, то можно с высокой степенью уверенности предположить, что это был и вовсе первый случай, когда она столкнулась с какой-либо неисправностью.

А даже если и нет, сознание человека, встретившись с чем-то ненормальным, не укладывающимся в привычную картину мира, зачастую предпочитает просто проигнорировать это, лишь бы не разрушать свои устоявшиеся представления об окружающей действительности. Так что, на самом деле, вообще не понятно, почему я счел произошедшее чем-то забавным или необычным.

Придя к этому неожиданному выводу, я обнаруживаю себя возле входа в метро, куда и начинаю спускаться, решив ради разнообразия приобщиться к общественному транспорту, линии которого проходят ниже основного уровня Города и соединяют между собой 112 станций. Оказавшись на платформе, где кроме меня в ожидании поезда стайками стоят, уткнувшись в экраны своих персональных идентификаторов, горожане, я окидываю вестибюль взглядом: это максимально невыразительное помещение с белым потолком и серыми стенами визуально ничем не отличается от любой другой станции, если, конечно, не принимать во внимание цифры, выгравированные на стене: 7—9, означающие номер линии и, соответственно, остановки на ней.

Дождавшись поезда и усевшись недалеко от окна-экрана, транслирующего различные природные пейзажи, я откидываюсь на спинку сиденья и готовлюсь максимально комфортно провести время в пути.

Забавно, что все окна в вагоне показывают совершенно разные картины, из-за чего складывается ощущение, будто находящиеся возле них горожане существуют в отдельных реальностях и движутся по какому-то собственному, отличному от других, маршруту. Эта странная мысль почему-то поднимает мне настроение, и я, приняв более вертикальное положение, начинаю рассматривать пассажиров. Они едут, в большинстве своем погрузившись в экраны персональных идентификаторов, и судя по всему, совершенно не интересуются чем-то за пределами выбранных ими потоков информации.

Внезапно мое внимание привлекают парень и девушка лет двадцати пяти, сидящие в соседнем ряду. Они столь оживленно беседуют, что мне отлично слышно каждое их слово:

– Как же я хочу новое многомерное оформление от Оплота для идентификатора! – возбужденно жестикулируя, тараторит девушка, – Они ввели новые визуальные переходы, повысили интенсивность цветовой передачи! Ощущение погружения увеличено на тридцать один процент! И я не говорю об инновационном динамичном дизайне рамок для интерфейса. Старые просто бесят! Они все время одни и те же и совершенно не сочетаются с происходящим в инфотоке! Как вообще, глядя на это, можно получать удовольствие?! – она прерывается, чтобы перевести дух.

– Послушай, но ты ведь только купила последнее оформление Самсона, – вяло возражает парень. – И вообще, продукция Оплота стоит бешеных денег.

Я отворачиваюсь обратно к окну. В их разговоре нет ничего интересного. Все прекрасно знают, что «Оплот» намного лучше, чем «Самсон», и захватил бы рынок дополнительной продукции для персональных идентификаторов полностью, если бы не чудовищно высокие цены. Споры о том насколько они оправданны, успели изрядно надоесть уже больше месяца назад, когда только вышло новое «откровение» от Оплота.

– Даже не говори мне об этом мусоре! – снова заводит пластинку почитательница модной продукции, – Оформления Самсона – прошлый век, им нужно уволить всех своих дизайнеров! Мне стыдно показываться с подобным на людях!

– Еще вчера утром все было в порядке, – продолжает меланхолично сопротивляться ее спутник. – Что с тобой вдруг случилось?

– Ничего не вдруг! Я всегда считала, что нужно держать планку. Пользоваться второсортными вещами ниже моего достоинства, – ее голос брезгливо вздрагивает. – А эта шлюха из отдела кадров, видимо, не успокоится, пока не переспит с каждым из парней: «У меня есть новое оформление от Оплота, не хочешь взглянуть? А давай вместе сходим на псевдоголограммную выставку дизайнов стен?» И эти придурки сразу клюют! Бесит! – голос девушки окончательно срывается, и она замолкает.

Я закрываю глаза. Иллюзия автономных миров со счастливыми, движущимися только по им известному маршруту путешественниками рассеялась, так и не сумев стать хоть немного реальной. И дураку понятно, что в действительности существует только одно направление: «Покупай больше! Имей больше! Выгляди лучше! Ты же не неудачник? Тогда купи это. И вот это. Что значит, не можешь купить? Да кому ты тогда нужен?! Этот мир не для таких отбросов. Он для счастливых успешных людей. Счастливых, потому что успешных. Тем более счастливых, чем более успешных. Купи! Владей!»

– А он мне говорит: «Точно победит Го, очевидно, что его поддерживает большая часть населения и предлагаемый им вектор развития Города лучше». А я ему: «Не спорю, в этот раз Род действительно перемудрила со своими проектами увеличения промышленных территорий, производство – это хорошо, но надо же проявить внимание и к людям. Я бы предложил ей добавить несколько пунктов в программу, ну, к примеру, увеличить пособия, снизить плату за услуги социальной службы. В конце концов, ради повышения популярности можно подарить всем какой-нибудь новый голосовой пакет для идентификаторов».

Видимо, за время моих размышлений тот парень все же сумел завладеть инициативой в разговоре. Впрочем, так стало только хуже. Лучше бы они и дальше обсуждали красоту дизайнерских решений относительно каких-нибудь полосочек. Нет ничего бесполезнее разговоров о политике.

Когда старый мир пал, уже не вызывало сомнений, что демократия, как система, себя полностью не оправдала. Да и в столь сложной ситуации даже попытка принимать демократичные решения привела бы к неминуемой гибели. Нет, управлять должны хорошо подготовленные и соответственно воспитываемые с детства профессионалы. Поэтому в самом начале существования Города из верхушек службы безопасности, представляющей реальную силу, и бюрократов, составивших все законодательство, была сформирована элита, имеющая единую четкую и проработанную стратегию.

Первое время, пока жизнь была крайне тяжелой, а военное положение сохранялось, людей совершенно не интересовала политика. Им было достаточно того, что у них есть правительство, знающее, что делать. Но как только ситуация выровнялась, анализ настроений горожан показал: они хотят иметь возможность влиять на выбираемый курс. Тогда элита была разделена на две партии (одна на основе службы безопасности, другая на основе законодателей), которые представили конкурирующие программы жителям, предложив путем голосования определять, лидер какой из них более достоин носить гордое звание мэра Города.

Так политическое устройство вновь вернулось к демократическому, точнее, к видимости демократического. Ведь, на самом деле, никакого соперничества между партиями нет. Они по-прежнему являются цельной элитой, составляющей программы таким образом, чтобы одна из них была заведомо лучше другой, тем самым, в зависимости от текущих целей, избирая нужного представителя.

Эта система крайне эффективна, за счет подобного регулирования в развитии Города все время поддерживается один и тоже курс. А люди остаются довольными, поскольку, как известно, хотят хлеба и зрелищ, а вовсе не реального влияния на политику. В составе ГСБ даже есть специальный отдел, отвечающий за продумывание конкурирующих политических программ, лозунгов и мероприятий, розыгрышей и подарков для жителей, приемов, которые применят лидеры партий для привлечения населения (разумеется, в том объеме, чтобы победил нужный кандидат). А если коротко – за восхитительное политическое шоу, столь сильно любимое нашими горожанами.

Вот и сейчас разыгрывается очередное представление, в котором 12Г345О, представитель партии законодателей, путем честного голосования одержит победу над 43Р210Д, представительницей партии службы безопасности.

Женский голос, немного с хрипотцой (теперь мой идентификатор разговаривает именно так), сообщает о прибытии поезда к искомой остановке 7—2. Прошло уже больше недели, а я все никак не могу привыкнуть к его звучанию, что в очередной раз доказывает – Зэт знает меня даже лучше, чем я сам. Ведь проблема всех предыдущих вариаций заключалась именно в скорости моего к ним привыкания и, соответственно, в возникающей скуке, а затем и в отвращении к ним.

Да, недооценивать значение скуки никак нельзя… Это один из основополагающих факторов, вынуждающих власть сменять уже исполняющего свои функции мэра на другого, применять неожиданные предвыборные ходы и вообще всячески развлекать население. Можно было бы подумать, что народ хочет видеть новые лица в правительстве, поскольку его не устраивают действия старого, но, на самом деле, причина вовсе не в этом. Будь оно хоть трижды прекрасным и мудрым, стоит ему застыть на сколь-либо продолжительный срок, как людям становится тошно, – их не волнуют проекты и законы, не волнует смысл принимаемых решений, зато волнует тот факт, что уже просто физически невозможно слышать один и тот же голос в информационных потоках, видеть одно и то же лицо на экранах. Поэтому так важно раз в несколько лет, в соответствии с волеизъявлением горожан, избирать нового лидера.

Поднявшись на поверхность, я вспоминаю прочтенную мной пару недель назад книгу. В ней достаточно подробно излагалась мировая история, начиная от самых древних времен. Империи возникали и распадались, развязывались войны различной величины и значения, политические режимы приходили на смену друг другу лишь затем, чтобы пасть, так и не сумев полностью утвердить себя и свои идеалы. Все это многообразие произвело на меня странное ощущение зацикленности, повторения одного и того же сюжета раз за разом.

Каждая революция, каждый перелом в векторе развития государств, прежде всего, происходил в головах у людей, которые смотрели по сторонам, искали альтернативы чего-то иного, лучшего и более привлекательного. И когда эти враждебные для политического устройства идеи проникали внутрь, начиная распространяться в общественном сознании с огромной скоростью, строй погибал подобно человеку, пораженному раковой опухолью.

И именно поэтому система управления Городом столь эффективна, – предложи населению как можно больше вариантов, утопи его в многообразии продукции, бесчисленных оформлениях внешнего вида жилищ, тысячах конкурирующих потоков информации, множестве озвучек, программных апдейтов и функциональных надстроек для персональных идентификаторов. Заставь людей совершать выбор буквально на каждом шагу, создай прочную иллюзию того, что каждое из этих решений непосредственно влияет на качество их жизни, определяет их дальнейшую судьбу.

Но, на самом деле, все это лишь запутанные ответвления и перекрестки единого лабиринта, где, сколь уникальным бы ни был маршрут, ты выйдешь в одно и то же, давно установленное место. Поскольку за всеми мириадами пройденных развилок не скрывалось ни одной действительно новой идеи, ни одной реальной альтернативы.

Люди, как и сама жизнь, любят находиться в движении, но если ты хочешь стабильности, то ответ прост и очевиден, – пусти их бегать по кругу. А единственной угрозой, которая после этого останется для политического строя, будет устаревание и закостенение правящей элиты. Однако и это вовсе не является проблемой, ведь партии постоянно, хоть и в небольших количествах, набирают новых членов, тем самым обеспечивая приток свежей крови и решая проблему с редкими исключениями среди населения: очень талантливыми и амбициозными людьми, сумевшими каким-то удивительным образом, приподняться над столь старательно сплетаемой паутиной.

За размышлениями о доведенной до совершенства политической структуре нашего Города, я и не замечаю, как прохожу всю дорогу до здания архива, на вид абсолютно идентичного окружающим домам, за исключением, разве что, крайне потертой таблички с плохо различимым текстом: «Хранилище документации и прочих материалов». Приложив идентификатор, я проникаю внутрь. Попасть в это место могут только горожане с уровнем доступа не ниже пятого, которым я, вследствие своего служебного положения, и обладаю.

Первое, что привлекает внимание любого посетителя зашедшего в архив, это полная тишина и находящаяся повсюду, парящая в воздухе, покрывающая каждую поверхность пыль. Что, честно говоря, довольно-таки странно, поскольку все остальные принадлежащие ГСБ помещения исправно убираются роботами соответствующей модели, которых в этом здании я почему-то ни разу не видел.

Я поднимаюсь на второй этаж (всего-то из шести существующих), где находится мой любимый кабинет с самыми удобными креслами, а, главное, установленным возле него, единственным на все здание автоматом с напитками. Уже на выходе из лифта меня охватывает странное, пробивающее до мурашек ощущение, что я вступаю на совершенно чужую, неизведанную и загадочную территорию. Территорию Старого Мира.

Сложно объяснить, что именно изменяется вокруг или, возможно, только внутри меня, когда я даю команду включиться архивному компьютеру, когда передо мной на экране появляется бескрайний каталог запретных произведений, разобраться в хитросплетениях которого под силу разве что его создателю.

Я ощущаю это как черную дыру, затягивающую все вокруг, пропасть, едва заглянув в которую становится ясно, – лишь сделай шаг, и дороги назад для тебя больше не будет. Но что кроется там внутри? Вот тайна, не дающая мне покоя, приводящая сюда снова и снова, заставляющая все ближе подходить к этой бездне, гадая, сколько еще я смогу балансировать на ее краю.

Впрочем, получить ответ на подобный вопрос, можно только одним способом, а значит, пора бы мне уже приступать к выбору книги. Обычно, я стараюсь найти другие произведения понравившихся писателей, но сегодня мне хочется чего-то принципиально нового, поэтому я просто приказываю архивной системе вывести на экран случайный документ и, погрузившись в его изучение, на время исчезаю из этой вселенной.
<< 1 2 3 4 5 >>
Новинки
Свернуть
Популярные книги
Свернуть