А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню
Свернуть
Скачать книгу Перекресток судеб

Перекресток судеб

Язык: Русский
Год издания: 2015 год
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 >>

Читать онлайн «Перекресток судеб»

      Перекресток судеб
Евгений Владимирович Щепетнов

Нед #6
Приключения вчерашнего найденыша, а ныне мага-демонолога Неда Черного продолжаются!

Что может быть красивее летящего в небе дракона? Но не нужно забывать – это не игрушка, это довольно умное и опасное существо, способное выжечь целую армию врагов! Возрождение расы драконов, судьба народа ардов и всей страны – все зависит от могучего мага и воина Неда.

Заканчивается длинный путь, ведь все когда-то заканчивается. Сходятся и расходятся судьбы людей на Перекрестке, там, где все началось. Место Силы, оплот Северного Клана Ширдуан – он все расставит по своим местам. Кто останется в живых, кто погибнет, покрыв себя вечной славой? Знают боги. Люди же пока живут, радуются жизни, не подозревая, что грядет Последняя Битва, в которой многие, ох многие найдут свою судьбу…

Евгений Владимирович Щепетнов

Нед. Перекресток судеб

© Щепетнов Е., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Глава 1

– Принимай! Быстро, быстро, шевелись! Взяли! Взяли!

Портовые рабочие споро перехватили канат, наматывая его на причальные тумбы, плотнее притягивая корабль к причалу. Швартовка судов – работа вполне приличная и неплохо оплачиваемая. Каждый капитан платил за нее немалую сумму, это обычная практика портов Замара. Впрочем, никто не жаловался – бесполезно. Да и некуда жаловаться. Так воспринимается дождь или град – не богам же отправлять жалобу на стихийные бедствия. Для чего тогда строить порт, если не выкачивать деньги из судовладельцев?

С грохотом пал трап, и по нему, прогибая толстые доски, сошел пассажир – огромный широкоплечий мужчина, заросший лохматой копной седых волос, спадающих на темные глаза, зыркающие из глазных впадин так, как зверь выглядывает из своей норы на жестокий, опасный мир, в котором найдет добычу или погибнет в борьбе за жизнь.

Толпа на причале была разношерстной. Вопили разносчики пирогов, предлагающие свои подозрительные изделия всем желающим приобрести за два медяка расстройство желудка, мелькали полураздетые грузчики, на покатых мускулистых плечах проносившие сразу по два мешка или здоровенный бочонок. Шатались подвыпившие матросы, уже с обеда надравшиеся кислого вина. Помощник капитана поливал их отборной бранью и пинал в твердые сухие зады, просоленные, как корабельная пенька. Бегали подозрительные мальчишки – то ли попрошайки, то ли воришки, отправившиеся в порт за поживой, – если у кого и водятся денежки, то это у моряков, вернувшихся из плавания, а таких тут было великое множество, – корабли стояли у причала, на рейде, десятки кораблей разного вида и конструкций. Одни из них поднимали паруса – эти суда были загружены до предела и, похожие на огромных китов, наевшихся планктона, отправлялись в свой тяжкий рейс. Другие, потрепанные жестокими штормами, качались на волнах под лучами жаркого солнца, впав в спячку, как морские звери, обожравшиеся жирной рыбы.

Мужчина, сошедший с корабля, равнодушным взглядом осмотрел причал, глянул наверх, на дорогу, уходящую из порта в центр города, и, поправив на плече лямку походного вещмешка, зашагал по брусчатой мостовой. Куда – он сам пока не знал. Денег у него оставалось не так много, но при достаточной экономии мужчина мог прожить около месяца – не шикуя, снимая койку в самой дешевой из гостиниц. Если Нед не появится в городе в течение месяца, тогда придется зарабатывать лекарским делом. А уж лечить бывший армейский лекарь умел! Не маг-лекарь, конечно, но хирург отличный, и в снадобьях разбирался, как никто другой. Армейская школа, годы службы в Корпусе морской пехоты не прошли даром.

Что Коста Жересар собирался сказать Неду? Уж само собой, он не собирался уговаривать Неда простить тех, кто убил Санду, убил Имара Шорокана и, главное, убил его, Жересара, сыновей.

После гибели сыновей Жересар будто выгорел изнутри. Высох, как старый дуб после многолетней засухи. Не осталось ничего, кроме сжигающего желания отомстить тем, кто лишил его счастья, лишил тех, кто был смыслом жизни, – сыновей.

Дальше мести планы Жересара не распространялись – уничтожить врага, а там… там можно будет подумать, как жить. А жить ему не хотелось. Ну да, красавица жена, дочь… но никогда он не обнимет сыновей, никогда.

И сам виноват – зачем взял их с собой? Зачем согласился на их уговоры? Что теперь говорить… поздно. Первая мысль была – пойти и порвать на куски гадов из Военного Совета, организовавших нападение, своими руками уничтожить виновников случившегося. Но ведь убьют. Никто не сможет дойти до членов Совета, напасть на них и остаться в живых. Да и напасть-то не дадут – убьют на подходах. Нет уж – надо добраться до Неда – вот тот точно дойдет до негодяев. И убьет. И отомстит за всех! За сыновей! За свою Санду! За Хеверада! Только бы найти Неда… Он должен быть где-то в этих краях – не сейчас, так позже, но все равно будет тут. И бывший лекарь его найдет. Ах, Нед, Нед… бывший пастух, бывший сержант Корпуса… а теперь – могучий боец, черный маг-демонолог… друг. Друг! И это главное. Если он потребует от Жересара жизнь в уплату за месть убийцам сыновей – Жересар не задумываясь ее отдаст. Месть! Месть! Месть!

А в городе хорошо. Жересар не ожидал, что этот захолустный город окажется таким большим, чистым и красивым. Высокие дома, ухоженные улицы, мощенные брусчаткой, канализационные сливы – видно, что тут не бывает потоков из помоев и грязи, – все цивилизованно и продуманно, не хуже, чем в столице, а может, даже и получше. Только вот странно – откуда эта груда развалин? Как будто кто-то огромным кулаком ударил по башне и развалил ее под самый фундамент. Возятся рабочие, разбирая постройку, груда кирпичей выше забора. Плохо построили? Обрушилась? Но кирпичи обожжены. Был пожар? Вероятно, пожар.

Жересар с минуту разглядывал полуразваленный большой дом, пожал плечами и пошел дальше. Какое ему дело до чужих проблем?

Народ на улицах ничем не отличается от столичного, но по ощущениям – двигаются как-то помедленнее, или так кажется? В столице все куда-то бегут, как будто им в зад вставили шило, – бегают все, от разносчика булочек до зеленщика с тележкой. Иногда кажется, что это их последняя пробежка в жизни, – иначе отчего они так стараются как можно скорее прибыть в место назначения? Будто от смерти бегут…

Наряд стражи подозрительно посмотрел на огромного человека, но Жересар спокойно встретил взгляд капрала, и тот, сам не ожидая того, отвел взгляд – приезжий смотрел спокойно, но так тяжело, что казалось – на плечи стражника взвалили штук двадцать кирпичей из разваленного дома. Стражник было дернулся, чтобы остановить странного человека, похожего на югра, вставшего на задние лапы, а потом передумал – что ему, больше всех надо? Треснет по башке, и все – прощай обед с кислым вином (опять трактирщик, тварь, налил каких-то помоев, а не вина!), прощай, любимая жена, родившая ему двоих детей, прощай, еще более любимая любовница – женушка капрала Иструга (не дай боги, ее муж про их связь узнает, пьянь проклятая! Пришибет! Но сладкая баба!), прощай, трактир «Зеленая корова» со столом, на котором так славно катятся кости, обещая удачу и благосостояние. И обманывают – как и всегда. Опять придется занимать монет на игру.

Стражник, занятый своими важными проблемами, уже забыл о странном прохожем, а Жересар пошел дальше, к рынку, туда, где можно найти дешевую гостиницу. Возле рынка обязательно была недорогая гостиница, в которой жили возчики и небогатые купцы, – там и стоило поискать комнату. Хотя Жересар и сомневался, что так с ходу ее найдет, – что-то в городе многовато приезжих. Наметанный глаз городского жителя сразу усмотрел в районе рынка неподобающую провинциальному городу суету. Да и в порту слишком много кораблей. Впрочем, это же крупный северный порт, почему бы и нет? Убедиться в наличии или отсутствии комнат можно, только придя в гостиницу, – так чего заранее заморачиваться по этому поводу? В крайнем случае можно и на конюшне переночевать, на сене. Не очень приятно, зато под крышей, а там можно и комнатку поискать – всегда полно пожилых одиноких вдов, недорого сдающих комнаты. В этом жестоком мире вдов всегда хватает, а вот достатка – увы, маловато.

Пожалел, что отказался от обеда на корабле. Надоела их убогая еда, однообразная и невкусная (повара протащить бы на веревке десяток ли за кораблем, чтобы знал, как эту дрянь готовить!). Но еда, хоть и убогая, безвкусная, была сытной, а теперь нужно искать, где перекусить. Организм большой, требует свое – ему безразлично, что хозяин в печали и встал на дорогу мести. Дай ему жрать, и все тут! И пить – неплохо бы кружку-другую пива выпить. А то живот совсем пропал…

Жересар не уставал удивляться происшедшим с ним переменам: до трагедии он был массивным, даже слишком массивным – большой живот, лишний жирок. Теперь куда-то это все подевалось. Так он выглядел только в юности – массивные кости, мощные мышцы. И ни грамма жира. Теперь Жересар был в хорошей форме. Видимо, демон, вселившийся в его тело, не желал, чтобы носитель быстро загнулся, потому поддерживал организм в «боевой готовности».

Базар шумел, толкался. Горой стояли новенькие корзинки, стояли торговки с куриными яйцами, с подозрительным темным мясом, лениво сгоняя с него деловитых жирных мух, отблескивающих на солнце зелеными брюшками. Зеленщик истошно вопил, зазывая хозяек, привлекая их «особо свежей» зеленью, увядшей, как мужская сила старого базарного сторожа. Пахло пирожками, жареными осьминожками, на свою беду угодившими в сетку рыбаков, висела копченая рыба, поглядывающая на покупателей сонным взглядом, и портили воздух лошади, всхрапывающие в липкой жаркой одури полудня.

Жересар продирался через ряды, досадуя, что не обошел базар сбоку, по дуге, – он терпеть не мог массовые скопления народа, эти пахнущие потом и портянками тела, эту вонь жаровен, обугливающих «трупы» осьминогов и рыб. Кроме того, нужно было опасаться воришек, коих на рынках великое множество. Держи кошельки и карманы! Останешься нищим, под смех добрых горожан, радостно встречающих беду ближнего своего, – ведь наказали не их, а какого-то придурка, ничуть не стоящего жалости. Придурков ведь нужно учить!

Насторожился – чья-то ловкая рука пролезла под куртку, добираясь до кошелька, прикрепленного к ремню. Денег там было немного – десяток серебреников, два десятка медяков, но и это деньги – на неделю попитаться хватит. Нет уж – не дам!

При всей своей массивности Жересар умел двигаться быстро, а потому его ладонь, больше похожая на лопату, прихлопнула шаловливую ручонку воришки так, как торговка мясом прихлопывает тряпкой особо надоевшую муху, покусившуюся на хозяйкин потный нос.

Мальчишка взвыл, забрыкался, выпустив кошелек, до которого успел добраться, и начал вопить, закатывая глаза:

– Ай-ай! Помогите! Помогите! Проклятый извращенец! Люди, помогите! Он мне руку ломает за то, что я отказался с ним спать! Люди! Люди!

Жересар молча, не обращая внимания на вопли плененного супостата, поволок парнишку туда, где стояли две будки-лавки – зеленщика и торговца пирожками. Между ними было два шага свободного пространства, и на этом пяточке, свободном от базарной толкотни, лекарь собирался побеседовать с парнем, разузнать о Неде – вдруг воришка что-то знает? Базар – средоточие новостей и банк информации, это известно любому горожанину. Впрочем, большинство сведений с базара зачастую оказывались бесполезными – базарный люд любит приврать. Но тут уж смотри сам – голова-то на что?

– Пу-усти! Пусти! А-а-а! Сссу-у-ка-а! Помогите! А-а-а!

– Да заткнешься ты или нет?! – рявкнул Жересар, разозленный вопливым парнем, извивающимся, как змея. – Я просто поговорю с тобой, и все!

– Пусти! Помогите! – не слушая, блажил парень, и Жересар с досадой решил – без толку с таким идиотом общаться. И только собрался его отпустить, как сзади послышался густой хриплый голос:

– Эй, извращенец, чего мальчишку пытаешь?! Проходу уже от вас, поганцев, нету! Пусти его!

Жересар обернулся и увидел здоровенного парня лет тридцати, с маленькими колючими глазками под низким лбом – типичный уличный задира или грабитель. Его засаленные волосы стягивала серебряная заколка с кричаще ярким красным камнем, скорее всего – стеклянной подделкой. Для дешевого металла заколки камень был слишком большим, так что не было никакого сомнения – фальшак. Задира выглядел довольно сильным парнем, его покрытые наколками руки упирались в крутые бока, а рядом с ним стояли еще трое парней похилее, но выглядевшие не менее агрессивно и опасно, чем их вожак.

Жересар пожал плечами и выпустил воришку:

– Да забирай. Он хотел у меня кошель срезать, не получилось.

– Врет он! – плаксиво заныл вор. – Он предлагал мне пойти в гостиницу, а я отказался! Он чуть руку мне не сломал! Пусть заплатит на лечение! Я теперь рукой неделю двигать не смогу, а мне семью кормить!

– Какая семья – у тебя, поганца?! – усмехнулся Жересар. – Скажи спасибо, не оторвал руку напрочь и не отлупил ею тебя! А надо было, чтобы не шастал по базару и не воровал!

– Слышь, ты, извращенец! Заплати парню за ущерб! – Предводитель шайки нагнул голову, как атакующий бык, и потянулся за спину, извлекая короткую дубинку с кожаной петлей на конце. – С тебя десять золотых, и разошлись полюбовно! Плати, а то башку разобью! Я очень вас не люблю, глиномесов!

«Коллеги» бандита перекрыли проход между палатками, чтобы отрезать путь чужаку, сзади был высокий забор, ограждающий базар, – бежать некуда. Жересар вздохнул – это же надо, в первый день и так влипнуть! Похоже, что кто-то его проклял – удача отвернулась, и навсегда. Слишком было все спокойно и хорошо в его жизни – до тех пор, пока Совет не организовал нападение на дом Хеверада.

– Ну что вытаращился, как баран? – усмехнулся бандит. – Давай сюда котомку, будем смотреть, что там у тебя есть!

Жересар скинул с плеча вещмешок, взял его в левую руку и шагнул вперед, передавая его осклабившемуся разбойнику. Тот протянул руку, принимая мешок, и тогда Жересар ударил – со всей мощью, на какую был способен. Его массивный, гранитный кулак врезался в челюсть парня, и она сломалась с треском, похожим на треск ломающегося пересохшего хвороста. Разбойник как стоял, так и упал, потеряв сознание.

Спутники негодяя на секунду застыли, не в силах поверить в происшедшее, и Жересар успел двумя ударами сбить еще двух разбойников, разлетевшихся в стороны, как придорожные травинки, срубленные хворостиной мальчишки.

Оставшийся на ногах громила успел выхватить нож и броситься с ним на чужака, но тут же завопил от боли в сломанной руке, потом замолчал, добитый коленом в хрустнувший нос.

Воришка успел сбежать. После первого же удара он скользнул между громилами, скрывшись в толпе, старательно не замечавшей разборки у палаток – кому нужны чужие неприятности?

Жересар пару раз сжал и разжал пальцы, слегка онемевшие от соприкосновения с головами противников, поднял с пыльной земли вещмешок и отправил его туда, где он был до столкновения, – на левое плечо. Повернулся, чтобы уйти, и тут заметил, что кто-то смотрит в дырочку, проделанную в стене торговой палатки. Глаз мелькнул, потом исчез, а через несколько секунд появился его хозяин, боязливо выглянувший из-за угла:

– Сваливай отсюда, и быстрее! Он сейчас толпу приведет! Вот тебя угораздило с ними связаться! Иди отсюда, а то и мне достанется – еще палатку попортят, когда тебя месить начнут! Понаедут тут!

Красноносый полноватый мужчина – торговец пирожками с тухлятиной – был полон искреннего негодования от того, что чужак приволок к его палатке неприятности, потому кипел от злости, как чайник на огне.

Жересар промолчал, перешагнул через поверженных, истекающих кровью разбойников и шагнул в толпу, успев заметить, как лавочник, воровливо оглянувшись, наклонился над лежащими без сознания парнями – якобы для того, чтобы оказать им помощь, но лекарь видел, как рука проходимца шарит по карманам. А что? Все равно спишут на чужака – мол, он обворовал бесчувственных разбойников.

Лекарь хотел вернуться и дать пинка мародеру, но передумал – какое ему дело до базарных страстей? Вор вора обобрал – и что? Да чтоб они все сдохли…

Через базар ему пришлось пробираться еще с полчаса – Жересар заблудился, уткнувшись в какие-то фургоны, заставленные клетками с кудахчущими и дико вопящими птицами, долго выбирался, блуждая в этом лабиринте, резко пахнущем птичьим дерьмом, вымазал башмаки и злющий, как цепной пес, все-таки выбрался ко второму выходу с базара, в который уже раз нещадно костеря себя за то, что не обошел базар стороной.

У выхода его снова ожидал сюрприз. Возле будки базарного сторожа, собирающего деньги за въезд повозок, лекарь увидел давешнего воришку, внимательно разглядывающего прохожих.

Жересар удрученно вздохнул – ну вот, неприятности не кончаются! Все-таки привел своих подельников, поганец! Осмотрел выход – нет, никого подозрительного не было. Тем более что рядом с будкой стояло спиной к базару человек шесть-семь городских стражников, живо обсуждающих свои проблемы, опершись на копья, уткнутые в землю потемневшими от времени древками.

Жересар расслабился и пошел на выход, не обращая внимания на воришку. Однако, как только лекарь приблизился к воротам, парень завопил противным, визгливым голосом:

– Вот он! Вот разбойник, напавший на честных граждан, сломавший челюсть Брюску! Хватайте его! Держите!

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 >>
Новинки
Свернуть
Популярные книги
Свернуть