А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню
Свернуть
Скачать книгу О спасении в миру. Из писем и келейных записок афонского старца Иеронима

О спасении в миру. Из писем и келейных записок афонского старца Иеронима

Язык: Русский
Год издания: 2018 год
1

Читать онлайн «О спасении в миру. Из писем и келейных записок афонского старца Иеронима»

      О спасении в миру. Из писем и келейных записок афонского старца Иеронима
монах Арсений Святогорский

Предлагаемая читателю книга содержит фрагменты из духовного наследия иеросхимонаха Иеронима (в миру Иван Павлович Соломенцов; 1805–1885), касающиеся вопросов спасения мирских людей. Наставления и советы о. Иеронима, духовника Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, не потеряли значения и в настоящее время – это наши пособия на пути спасения. И как при жизни старца соприкасающиеся с ним люди изменялись, так и теперь его духовное наследие, примеры богоугодной жизни способствуют преображению души грешного человека. Книга рассчитана на широкий круг православных читателей.

В оформлении книги использованы рисунки художника Дмитрия Полякова.

монах Арсений Святогорский

О спасении в миру: Из писем и келейных записок афонского старца Иеронима

© Издательство Сибирская Благозвонница, текст, оформление, 2018

* * *

Монах Арсений Святогорский

«Спасение везде можно обрести…»

Иеросхимонах Иероним (в миру Иван Павлович Соломенцов; 1805–1885), старец-духовник Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, был истинным отцом своим духовным чадам: и опытным подвижникам, и новоначальным послушникам. Он с равным вниманием следил за каждой душой и руководил ко спасению многих и разными способами: кого строгостью наказания, кого тихостью отеческой ласки, кого возвышением, кого унижением, но в результате все его ученики духовно преуспеяли. День и ночь о. Иеронима осаждали жаждавшие излить перед ним душу, и каждый получал врачевство, умиротворение совести. Не только пантелеимоновская братия, но и монашествующие со всей Афонской Горы шли к нему на исповедь, ибо он значительно возвышался над другими афонскими подвижниками даром духовного рассуждения. Иноки говорили про о. Иеронима: «Пойдем к нему, он решит наше недоумение, ибо его устами вещает Бог». И так бывало на самом деле: вопросы трудноразъяснимые, крайние затруднения совести он решал сразу, так что приходившим оставалось лишь удивляться его дару духовного рассуждения.

Этот дар старец Иероним получил еще в начале своего подвига, во время четырехлетнего странствования по России со своим единомышленником и другом. По сохранившемуся рассказу, раз шли они куда-то, и о. Иероним, тогда еще Иоанн, почувствовал невыносимые боли в желудке. От болей он не мог продолжать путь и лег при дороге, а его спутник отправился в ближайшее селение, чтобы принести ему хоть теплой воды.

Возвращается – видит, что Иоанн сидит спокойно. «Что чувствуешь?» – спрашивает спутник. «Подожди, брат, – отвечает тот, – дай мне прийти в себя». Спустя немного времени он поведал сему брату как великую тайну, что видел въяве апостола и евангелиста Иоанна Богослова, которого благоговейно чтил с детства и которому молился об исцелении. Апостол спросил его: «Что с тобою?» – «Болит невыносимо желудок», – ответил Иоанн. Апостол посмотрел на него и сказал: «Теперь ты здрав!» И Иоанн почувствовал, что боль мгновенно утихла. И добавил апостол: «Проси у меня еще чего хочешь». И дерзнул Иоанн просить себе дара рассуждения и слова. «И сие дастся тебе», – проговорил апостол Христов и стал невидим.

И действительно, старец всегда находил, что сделать, что сказать, и его мудрое слово ценилось братией как извещение свыше.

Наставлениями о. Иеронима пользовались не только афонские монахи и паломники, но и многие россияне, люди мирские, которые знали о нем заочно – по устным рассказам, письмам или по его печатным сочинениям. Известно, что письма о. Иеронима сестре, игумении Маргарите (в миру Евдокия Павловна Соломенцова), расходились не только в ее монастыре, но и по всей округе. Как отмечали знавшие старца, он мог наложить узду на всякого «необъезженного коня». Константин Леонтьев[1 - Константин Николаевич Леонтьев (1831–1891) – русский религиозный мыслитель, писатель, литературный критик, публицист, дипломат. – Примеч. ред.] говорил, что он сам испытал на себе какую-то непонятную и притягательную силу, исходившую от о. Иеронима, которою он без труда подчинял себе людей, и те отдавались ему «с изумлением и любовью».

В духовном наследии иеросхимонаха Иеронима есть так называемая «Повесть о помещике». В ней рассказывается, как в Свято-Пантелеимонов монастырь приехал помещик Г. И. Б. (Григорий Иванович Безгин). Отправился он на Афон, как сам объяснил, в поисках «истинной христианской веры». В начале повести перед нами предстает человек высокомерный, надмевающийся своими знаниями. «…Знайте хорошо, – заявляет он духовникам о. Иерониму и о. Макарию[2 - Будущий игумен Свято-Пантелеимонова монастыря схиархимандрит Макарий (в миру Михаил Иванович Сушкин; 1820–1889); в 1860 г., когда происходят описываемые события, был иеромонахом и помощником о. Иеронима. – Примеч. ред.], – с кем будете иметь дело, потому что я изучил все веры, знаю все религии: древние и новые, еллинские, индийские, персидские, халдейские, египетские, читал Талмуд, кабалистику, Коран и разные магии. Читал также и новых философов, особенно люблю германских, но во многом последую мистическому мудрованию. Все это я предварительно высказал для того, чтобы знали, с кем имеете дело, и потому обращались бы со мною поосторожнее, не как с простым вашим братом…» Богослужение для него было бессмысленной формалистикой. Бесы? «Я не признаю бытие их», – говорил он с насмешкой. Не верил помещик и в бессмертие.

Как же помог о. Иероним этому мирскому человеку, зараженному духом неверия, найти «истинную христианскую веру»? Первый совет, который старец дал помещику, – слушаться своей совести и открывать все помыслы духовникам. Вообще, вниманию к внушениям своей совести – закону, написанному в сердце человека перстом Божиим, – в наставлениях о. Иеронима отводится особое место. «Совесть для нас и в нас – закон, – учил старец. – Совесть не оправдает, когда неправо поступаем». Один из его заочных духовных чад, воспринявший в простоте сердца завет слушаться всегда своей совести, писал, что, прочитывая святоотеческие книги, нередко обнаруживал, что причастен тем видам духовного делания, в которых наставляют святые отцы. Он незаметно обучился им, оказывая послушание своей совести. Отец Иероним, имея от младенчества совесть непорочной, приучил себя слушать ее голос и не допускать ни малейшего отклонения, и это доставляло его душе невозмутимое спокойствие. Чтением святоотеческих книг он поверял свое духовное состояние и таким образом, до приезда на Афон не имея наставника (хотя при нужде всегда советовался с опытными), укрепился в исполнении воли Божией, достиг значительного совершенства. За такое внимание к собственной совести он получил от Бога дар воздействовать и на совесть других.

И совесть привела помещика на богослужение, которое со временем он полюбил, служба стала для него утешением. Потом пришли и слезы (хотя герой повести «отроду не плакал»), и раскаяние в грехах. Отец Иероним говорил, что грехи смываются горькими слезами, а потому слезы так важны. Своих духовных чад он поучал:

«Слезы, когда приходят без нашего особенного усилия, – это оружие, нам данное милостию Божиею. На что нужно, на то и употребляй сие оружие: о грехах ли плачь, или проси у Господа нужное, или благодари Его о дивном Промысле и попечении о нас, грешных, вся строящему к нашему спасению. О сем воспевает святой Давид: “И милость Твоя, Господи, предварит мя” (ср.: Пс. 58, 11)».

«Не бойтесь, что вы не плачете о грехах своих, о которых надо бы плакать, а плачете по слабости природы о недостатках телесных потребностей, только хотя после благодарите Бога, что Он смиряет вас, и тогда скорбь и слезы те не погибнут, но послужат для очищения грехов ваших».

«А что вы пишете, что все вы плачете не ради Бога, а ради недостатка телесных потребностей и будто потому скорбь вашу или слезы ваши не принимает Бог, то эти мысли ваши несправедливы, их внушают вам бесы, чтобы вовлечь вас в ропот на Промысл Божий. Неужели вы забыли, для Кого пошли в монастырь, – не для Бога ли? А когда так, то что бы ни случилось вам в монастыре претерпеть скорбное и неприятное или за что поплакать, то все это Господь примет, ибо многие скорби прилучается нам в монастыре терпеть, а в монастырь пришли мы ради Него» (из письма сестре от 1 марта 1853 года).

Наконец, поверил помещик и в бессмертие. «Что мне делать? – сокрушался он. – Хочу верить, но не могу – не верится, и это состояние мучит меня постоянно». На что получил такой ответ: «Вы сами знаете из Писания, что вера есть дар Божий, ибо мы сами себе дать ее не можем. Вспомните апостолов: и они просили у Господа приложить им веру. По этому примеру и нам следует просить у Господа, да дарует нам веру, и просить должно без сомнения, и тогда мы непременно оную получим. Так и вы с детским доверием предоставьте это великое дело Господу и с болезнию сердечною умоляйте Его милосердие о сем и будете Им услышаны. Священное Писание уверяет нас в этом, когда говорит: Услышит тя Господь в день печали и даст ти Господь по сердцу твоему и весь совет твой исполнит» (Пс. 19, 1, 5). Помещик стал молиться о том, чтобы «Господь избавил его от неверия в бессмертие и даровал ему веру несомненную в Него», что вскоре и получил.

Искра веры, всеянная благодатью Божией в его сердце при Святом Крещении и поддерживаемая временами причащением Святых Таин Христовых, до сих пор едва теплилась, заваленная всяким хламом. Теперь же по молитвам духоносного старца она стала разгораться в настоящую пламенную веру. У него обнаружилась детская простота и, вероятно, под действием все той же притягательной силы – искреннее доверие к старцу.

Наставления о. Иеронима, его советы не потеряли значения и в настоящее время – это наши пособия на пути спасения. И как при жизни старца соприкасающиеся с ним люди изменялись, так и теперь его духовное наследие, примеры богоугодной жизни способствуют преображению души грешного человека. Спасение же, писал о. Иероним, «везде можно обрести: где только человек понудится творить волю Божию, там и спасется» – и в монастыре, и в миру.

Иеросхимонах Иероним (Соломенцов)

[Повесть о помещике][3 - Печатается по кн.: Духовное наследие иеросхимонаха Иеронима, старца-духовника Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря. М., 2012.]

В 1860 году прибыл из Германии на Афонскую Гору русский помещик Г. И. Б. – и прямо в наш монастырь. При первом свидании с русскими духовниками иеросхимонахами И[еронимом] и М[акарием] он отрекомендовал себя так: «Я русский помещик Г. И. Б., служил по статской службе, чин имею восьмого класса, в настоящее время живу в Германии уже двадцать лет для воспитания детей. Прибыл на Афон не как паломник или турист, а как изыскатель потерянной истинной христианской веры».

На это духовники сказали ему: «Как же это случилось с вами? Вы в России родились и в своей православной вере воспитались там, где самая истинная христианская вера во всей своей красоте и славе процветает, а вы не видели ее там. Это для нас странно и непонятно! Не так для нас было бы удивительно, смотря на нынешний дух времени, если бы такая слепота помрачила одну вашу молодость, что со многими случается. Этот дух неверия обыкновенно одним внешним образованием воспитанных молодых людей бросает и в огонь, и в воду разных бедствий в жизни, покуда своими собственными горькими опытами не убедятся, что без веры в Промысл Божий нет счастия ни в чем. А теперь для нас более чем странно, что вы, человек зрелых лет, и до сего времени помрачены юношескою слепотою неверия. А вот мы, напротив, знаем, что в настоящее время в православной России есть много великих святых и столпов Православия. Разве вы не слыхали о высокой христианской жизни митрополитов Филарета Московского и Филарета Киевского, от которых всякий может научиться таинствам веры?» – «Да, я с ними знаком, – ответил он, – особенно с Московским, и когда бываю у него, то мы беседуем с ним два или три часа.

Впрочем, и тут истинной веры христианской я не видал. Да я и с оптинскими отцами знаком и всегда в эту обитель езжу говеть и часто с ними говаривал о многом, но все это не удовлетворяло меня. Во мне осталось убеждение, что истинная христианская вера потеряна и вовсе погибла». Затем старцы спросили его: «Кто же указал вам отыскивать истинную христианскую веру на Афонской Горе?» На этот вопрос он отвечал так: «Я читал книги великих германских философов, которые доказывают, что в настоящее время истинная христианская вера потеряна везде. Отыскать ее можно разве только на Афонской Горе». Теперь только поняли старцы, что он читал книги германских мистиков, которые вбили ему в голову, что истинная христианская вера потеряна. Он, как православный христианин, должен был сперва изучить свое, православное богословие и потом уже дозволить себе, и то по совету опытных людей, заняться изучением других христианских вер. Но он сделал наоборот: не зная своей, православной догматики, он прилежно принялся читать сочинения разных западных философов без разбору, не понимая происходящего от того вреда и увлекаясь одним любопытством. Таким образом он прочитал много философских сочинений, начиная с еврейских и языческих авторов до последних германских мистиков, и все это совокупно сбило его со стези Православия, в коем он не был утвержден в юности.

На другой день свидания его со старцами он просил их указать ему таких старцев, от которых бы он мог познать истинную христианскую веру. Старцы спросили его, знает ли он по-гречески. Он отвечал, что он многие языки изучил и знает по-немецки, по-французски, по-итальянски, по-английски и по-испански, а по-гречески не учился. «Если вы по-гречески не знаете, то ваше желание не может осуществиться, потому что те старцы, о которых мы знаем, что они могут удовлетворить ваши желания, – греки или болгары, с коими вы, не зная их языка, не можете говорить, а чрез переводчика они не захотят говорить с вами о столь важных предметах веры». – «Жаль, что не умею говорить по-гречески, – сказал он. – В таком случае вы помогите мне, посоветуйте, что мне делать и куда обратиться по моему делу. Если я не найду желаемого мною на Афоне, где столько живет строгих подвижников, то где же я буду искать разрешения моих сомнений? Не можете ли вы показать мне то, что я ищу? Я готов слушать вас. Но только знайте хорошо, с кем будете иметь дело, потому что я изучил все веры, знаю все религии: древние и новые, еллинские, индийские, персидские, халдейские, египетские, читал Талмуд, кабалистику, Коран и разные магии. Читал также и новых философов, особенно люблю германских, но во многом последую мистическому мудрованию. Все это я предварительно высказал для того, чтобы знали, с кем имеете дело, и потому обращались бы со мною поосторожнее, не как с простым вашим братом, и не навязывали бы мне того, чего я понести не в силах физически и нравственно, и не заставляли бы меня делать то, что я не могу. Например, если вы будете заставлять меня исполнять вашу бессмысленную формалистику – ходить на каждую службу в церковь – или если дадите мне хотя одну вашу четку поклонов, то вы этим вовсе убьете меня».

При этих словах духовники, рассмеявшись, сказали ему: «Вот так, хорош же искатель высокого христианского просвещения! Желаете достать из земли драгоценность, а сами и одного раза не хотите копнуть землю». – «Да, я нравственно подчиняюсь вам, как ваш послушник, только трудов телесных не могу исполнять», – отвечал он. «Вот видите, – сказали ему духовники, – вы и сами понимаете себя человеком многоученым. Кто же после этого согласится связать себя с вами родством духовным? Потому что во всяком случае вы не захотите отказаться от самомнения, что вы гораздо умнее ваших старцев, а потому и советы их, хотя бы были и полезные для вас, вы тоже не захотите исполнять, чрез что вы и не можете достигнуть желаемой вами высочайшей цели».
Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу
1
Новинки
Свернуть
Популярные книги
Свернуть