А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню
Свернуть
Скачать книгу «Черный пояс» без грифа секретности

«Черный пояс» без грифа секретности

Язык: Русский
Год издания: 2018 год
1 2 >>

Читать онлайн ««Черный пояс» без грифа секретности»

      «Черный пояс» без грифа секретности
Александр Евгеньевич Куланов

Александр Дмитриевич Арабаджиев

Гриф секретности снят
За какие-нибудь четверть века Россия превратилась из страны, где воинские искусства Востока были под строжайшим запретом, в великую державу боевых единоборств, которые практикуют ныне около пяти миллионов человек, объединенные в десятки федераций, что позволяет говорить о самом массовом российском виде спорта. Но в том-то и дело, что японские будо – комплекс традиционных единоборств – никогда не были спортом! Чем они являлись в действительности на протяжении столетий? Что представляет собой личность современного Мастера и Наставника? В чем состоит преемственность канонов будо? Кому дано стать в XXI веке хранителем истинных традиций древних воинских искусств? И, наконец, кто же в Японии имеет право оценивать настоящих мастеров? Ответы на все эти вопросы мы найдем в книге А. Арабаджиева и А. Куланова, которая впервые приоткрывает завесу тайны над Обществом Воинской добродетели Великой Японии, этой своеобразной «масонской ложей» корифеев будо, созданной более ста лет назад в Стране восходящего солнца. Авторы, знающие не понаслышке структуру и характерные отличия этой уникальной организации, постигающие ее работу изнутри, сами участвуют в процессе передачи знания, сохранения и приумножения традиций воинских искусств как в теории, так и на практике. Прочитать эту книгу обязан каждый, кто сегодня примеряет на себя гордое звание будока, кто хочет узнать больше о сокровенной сути боевых единоборств, их прошлом, настоящем и будущем.

Александр Куланов, Александр Арабаджиев

«Черный пояс» без грифа секретности

© Арабаджиев А.Д., Куланов А.Е., 2014

© ООО «Издательство «Вече», 2014

© ООО «Издательство «Вече», электронная версия, 2018

Сайт издательства www.veche.ru

Зерцало Воинской Добродетели

Нам с вами, дорогие читатели, необычайно повезло: мы стали свидетелями чуда. За какие-нибудь четверть века Россия превратилась из страны, где воинские искусства Востока были под строжайшим запретом, в великую державу боевых единоборств, организатора Вторых Всемирных игр боевых искусств, прошедших в Санкт-Петербурге. Российские бойцы уверенно побеждают в международных турнирах. Восточные единоборства, которые практикуют ныне около пяти милиллионов человек, объединенные в десятки федераций, уже называют самым массовым российским видом спорта. Более половины этих федераций имеют японские корни и самым непосредственным образом связаны с комплексом традиционных единоборств будо.

Но в том-то и дело, что японские будо, завоевывающие сердца миллионов, никогда не были спортом. Чем они являлись в действительности на протяжении столетий, пытаются разъяснить многие авторы, но успешных попыток было слишком мало. В океане книг и статей о японских боевых искусствах сегодня можно обнаружить массу информации о технических отличиях школ, некоторые сведения по истории их происхождения и минимум данных о реальной общественной роли будо в Новое и Новейшее время. Еще меньше известно о том, что представляет собой личность современного Мастера и Наставника, какие критерии определяют уровень его духовной, психической и физической подготовки вне зависимости от конкретных видов будо, школ, направлений, секций и федераций, в чем состоит преемственность канонов будо, кому дано стать в XXI веке хранителем истинных традиций древних воинских искусств, и, наконец, кто же в Японии имеет право оценивать настоящих мастеров.

Ответы на все эти вопросы мы найдем в книге А. Арабаджиева и А. Куланова, которая впервые приоткрывает завесу тайны над Обществом Воинской добродетели Великой Японии, этой своеобразной «масонской ложей» корифеев будо, созданной более ста лет назад в Стране восходящего солнца, прошедшей долгий и трудный путь через тернии ХХ века и явившейся сегодня миру во всем блеске обновленной, очищенной от примесей рыцарской доблести.

Особенность этой книги состоит в сочетании академически фундированного беспристрастного анализа истории Дай Ниппон Бутокукай на основании множества переработанных книг и документов с живыми впечатлениями инсайдеров – людей, непосредственно причастных к Обществу Воинской добродетели. Авторы, знающие не понаслышке структуру и характерные отличия этой уникальной организации, постигающие ее работу изнутри, сами участвуют в процессе передачи знания, сохранения и преумножения традиций воинских искусств как в теории, так и на практике. Прочитать эту книгу обязан каждый, кто сегодня примеряет на себя гордое звание будока, кто хочет узнать больше о сокровенной сути боевых единоборств, их прошлом, настоящем и будущем.

    Александр Долин,
    автор первой русскоязычной книги о японских единоборствах «Кэмпо. Традиции воинских искусств», доктор исторических наук, профессор Международного университета Акита, Япония

От авторов

Токийский международный аэропорт Нарита. Объявлена регистрация на рейс авиакомпании JAL до Москвы. К стойке, подтаскивая перекрещенные скотчем объёмистые коробки и сумки, приближается большая группа наших соотечественников – в основном мужчины среднего возраста, многие с проседью, внешне совсем не похожие на челноков, несмотря на обилие сумок. На них и их багаж с удивлением смотрят другие русские – из туристической группы, этим же рейсом возвращающейся в Москву. Когда первые начинают проходить регистрацию, выясняется, что они действительно не челноки, а в устрашающих размеров багаже тщательно упакованы деревянные и металлические мечи, специальные тренировочные доспехи, форма для занятий единоборствами. Один из туристов толкает в плечо другого: «А нам гид сказал, что боевые искусства в Японии давно умерли».

Истории о том, что «истинного будо в Японии больше не существует», более ста лет. Примерно столько же – рассказам о поныне здравствующих «последних самураях». Едва ли не каждый иностранец, тесно связанный с Японией, знает одного представителя этой страны, которого с полной уверенностью представляет друзьям как «последнего настоящего воина-буси». Учитывая, что людей, работающих с Японией, только в нашей стране несколько тысяч, получается, что из «последних самураев» вполне можно было бы сформировать войсковое соединение, примерно равное по численности бригаде.

Как и многие другие, тот русский гид, что рассказал туристам о «безвременной кончине» будо, конечно, преувеличил – пусть и не по своей вине. Серьезные мужчины с большим багажом знали это, как никто другой – на родину возвращалась российская делегация Дай Ниппон Бутокукай – Общества Воинской добродетели Великой Японии – самой важной, древней и, одновременно, самой малоизвестной сегодня, одним словом – элитарной организации боевых искусств в Японии. Они пробыли в этой стране 14 суток. Десять дней – самых трудных, самых насыщенных, самых счастливых – в Киото, городе, который сами японцы считают родиной своих единоборств. Возможно, это и преувеличение, но оно вызвано общенациональным культом поклонения древней столице, одному из самых красивых и намоленных мест в стране, где на два миллиона человек населения приходится более трех тысяч храмов. Значительную часть посетителей этих святилищ составляют приезжие из самой Японии и, разумеется, из-за границы. Многие из них, как и тот гид, что сопровождал наших туристов, тоже считают, что боевые искусства умерли. Но многие придерживаются совершенно иной точки зрения. Не случайно на улицах древнего города то и дело попадаются сосредоточенные, бодро шагающие японцы, несущие за плечами или в руках длинные чехлы, в которых опытный взгляд без труда узнает футляры для мечей, луков и алебард. В апреле и мае каждого года таких странных личностей на улицах Киото заметно прибавляется. Более того, кварталы, примыкающие к великолепному храму Хэйан-дзингу, утром и вечером наполнялись сотнями гайдзинов – иностранцев, одетых в форму для занятий разного рода единоборствами, в наброшенных сверху форменных куртках Дай Ниппон Бутокукай, обутых в соломенные сандалии дзори и все с теми же футлярами в руках. В эти дни в Киото, вблизи великого храма Хэйан-дзингу, в Павильоне Воинской добродетели – Бутокудэн – проходил 3-й Всемирный фестиваль Воинской добродетели (Сэкай Бутокусай) – своеобразные «олимпийские игры» мастеров будо, проводящейся раз в пять лет. Одновременно с ним шел очередной, сорок шестой по счету, ежегодный Всеяпонский фестиваль Воинской добродетели (Дзэнкоку Бутокусай).

Российская делегация, состоявшая из тех самых серьезных мужчин – представителей Российского отделения Дай Ниппон Бутокукай, участвовала тогда в такой «олимпиаде» во второй раз. Этим людям посчастливилось изнутри увидеть в настоящем деле святая святых японской традиции боевых искусств – Бутокудэн. Им повезло участвовать в уникальном событии, главными действующими лицами которого вместе с ними стали легендарные мастера, обладатели высших степеней отличия, учившиеся у основателей многих стилей будо и вписавшие свое имя нетленными иероглифами в историю японских единоборств. Более того, само участие команды из России в 3-м Всемирном Бутокусай уже стало частью истории, а все члены той команды – ни много ни мало, а историческими персонажами, своим мастерством, мужеством и пониманием сути боевых искусств добившимися такой чести.

Но если с мастерством еще хоть как-то ясно, то что такое «суть боевых искусств»? Как ее понять? Где она изложена? У кого это можно прочитать? Ответ на этот вопрос состоит из двух частей. Первая очень проста: понять это можно только на татами. Правда, для этого тоже требуется масса условий, важнейшее из которых – наставник. Учитель. Сэнсэй, что по-японски значит «преждерожденный». Человек, который не просто умеет владеть своим телом, но который сам глубоко понимает, что, как и, главное, зачем он делает, досконально знающий исторический и культурный контексты существования будо, и (возможно, это главное) способный донести это знание до своих учеников. И вот здесь начинается самое сложное: часть вторая – как передать это людям?

Ответы на эти вопросы у нас есть. Чтобы найти их, мы обращаемся к Традиции воинских искусств Японии, традиции многовековой, но очень современной. В нашей книге мы постараемся рассказать о некоторых малоизвестных фрагментах истории будо и об аспектах японской культуры, религии и искусства, связанных с ним, чтобы наш читатель хотя бы немного смог ощутить обстановку, в которой родились, живут и развиваются современные боевые искусства. Мы попытаемся рассказать об этом через историю создания и развития легендарной элитной организации – Дай Ниппон Бутокукай, через свои впечатления от участия в Бутокусай, семинарах и специальных тренингах, проводимых этой организацией.

Шанс увидеть великое есть у каждого. Короткая японская фраза – итиго итиэ – переводится обычно длинным и рассудительным объяснением ощущения сочетания одного счастливого или несчастного мига, мимолётного шанса, штриха в жизни, который часто предопределяет нашу судьбу. Надеемся, что вместе с нами вы сможете пережить итиго итиэ и таким образом изменить свое представление о мире будо. Это непросто, но необходимо: расширение восприятия мира через изучение воинских искусств воспитывает высокое духовное начало, заставляющее нас двигаться вперед в поисках истины. Истина же – это вызов самому себе, это и есть Путь. Чтобы уяснить достоинства будо, следите за его истинным духом, следуйте ему на своем Пути, ибо это Путь служения, Путь Воинской Добродетели. И тогда, кто знает, может быть, в следующий раз мы вместе с вами окажемся у стойки регистрации на рейс Москва – Токио в начале нашего общего Пути…

    Александр Арабаджиев
    Александр Куланов

Введение

«Основание в 1895 г. Дай Ниппон Бутокукай в городе Киото внесло существенный вклад в дело сохранения классических воинских дисциплин», – бесстрастно зафиксировал в своем, ставшем уже классическом, трактате «Современные будзюцу и будо» крупнейший иностранный исследователь этой темы Донн Дрэгер[1 - Указ. соч. М., 1998. С. 57–58.]. «Открытие специальной школы по подготовке профессиональных преподавателей будо; изменение роли и смысла Пути воина в предвоенный период, запрещение преподавания боевых искусств и его разрешение», – чётко, как вешками дорогу, обозначил американский автор историю будо ссылками на историю Дай Ниппон Бутокукай (ДНБК), опираясь на историю этой организации и аппелируя к ней. При этом сама по себе история Общества Воинской добродетели до сих пор оставалась в стороне от интересов исследователей и любителей будо. На первый взгляд это странно… По нашему мнению, такая странность, в первую очередь, обусловлена противоречивым имиджем ДНБК, сформировавшимся в результате сложных событий середины прошлого века. Мы надеемся отчасти исправить сложившуюуся ситуацию, представляя сегодня на суд читателей сжатый «курс истории» Дай Ниппон Бутокукай, восстановленной нами по различным источникам, важнейшим из которых является само Общество Воинской добродетели – его хроники, свидетельства мастеров, а также на основе нашего личного видения философских основ его существования.

Нам посчастливилось услышать немало рассказов о прошлом, настоящем и планах на будущее Дай Ниппон Бутокукай от его высшего руководства и опытных наставников. Мы также использовали издающиеся ДНБК бюллетени, посвящённые важнейшим событиям в жизни организации, и сразу же рекомендуем всем читателям обратиться к официальному веб-сайту Дай Ниппон Бутокукай – http: //www.dnbk.org/ (на английском языке) и http://butokukai-honbu.org/i – на японском. Там можно получить всю основную официальную информацию по различным вопросам жизнедеятельности Общества, включая его историю, философию, сведения о штаб-квартире и представительствах Международного дивизиона. Заметим сразу, что вопреки гуляющему на просторах Рунета мнению некоторых недобросовестных горе-исследователей, это сайты не «американского филиала» ДНБК, а корневой организации, штаб-квартира которой расположена в Киото.

Помимо указанных источников при подготовке книги мы пользовались материалами других веб-ресурсов, в том числе стилевых федераций, чьи основатели или известные представители имели отношение к ДНБК, а также консультировались с учёными и исследователями смежных областей истории Японии. Мы постарались привести в списке литературы, прилагаемом к данной книге, максимальное количество источников на русском языке, чтобы облегчить всем заинтересованным русскоязычным читателям задачу более глубокого понимания изучаемой темы. При этом мы ни в коем случае не претендуем на глубину и исчерпывающий охват всей полноты картины возникновения и развития Дай Ниппон Бутокукай, отдаём себе отчёт в том, что наша работа не свободна от недостатков и неточностей, и надеемся, что в будущем сможем улучишь её качество и расширить спектр рассматриваемых вопросов – в том числе и с помощью наших читателей.

Одновременно мы обращаем ваше особое внимание на то, что предлагаемая книга не является официальным документом Дай Ниппон Бутокукай, продуктом пропаганды или выражением взглядов руководства Общества. Наше произведение отражает лишь наши личные взгляды на историю ДНБК, роль, которую играла и играет эта организация в жизни будо, на ее этическую и философскую основу. Официальным же изданием является уже упоминавшийся десятитомник «История Дай Ниппон Бутокукай».

Прежде чем приступить непосредственно к изложению этих взглядов, следует сделать некоторые пояснения, касающиеся, в первую очередь, японской терминологии. Авторы воспринимают будо как часть японской культуры, а не как разновидность рукопашного боя. Это заставляет нас более внимательно и уважительно относиться к японской традиции в целом, тем более, что сложившаяся обстановка требует внести ясность даже в название организации.

В своей работе мы придерживались принятой в СССР и современной России так называемой «поливановской» транслитерации японского языка, отличающейся от англоязычного воспроизведения японских текстов главным образом несовпадением отображения шипящих «си-ши» и «тё-чо». Большинство японских слов, названий и терминов мы выделили в тексте курсивом (например, Дай Ниппон Бутокукай), некоторые наиболее важные снабдили также иероглифическим чтением (???? ? ?) и отказались от попытки склонения их по правилам русского языка, за исключением слов, наиболее прочно укоренившихся в русском языке и требующих падежных окончаний в целях благозвучия (например, Бутокусай, а не Бутокусае, но даны, данов и т. д.). Кроме того, в соответствии с принятой в японистике нормой, японские имена и фамилии приводятся по японским правилам: сначала фамилия, потом имя (например, Уэсиба Морихэи, где Уэсиба – фамилия, но не Морихэи Уэсиба).

Принципиально важные проблемы возникли в связи с этим при попытке адекватного перевода названия Дай Ниппон Бутокукай на русский язык. Во-первых, несмотря на то, что наиболее точно передающим на русском языке специфику записи самого названия нам показался вариант, предложенный переводчиком и исследователем будо Ф. Кубасовым – Дай-Ниппон Бутоку-кай, в целях унификации мы решили оставить общепринятый – Дай Ниппон Бутокукай. Имеется, однако, еще один распространенный вариант записи, принятый в том числе в англоязычных источниках: Дай Ниппон Бутоку Кай или Dai Nippon Butoku Kai. Но так как в тексте неоднократно приводятся названия других японских организаций, имеющих в конце названия слово кай – «общество», и записывающихся при этом, как по-русски, так и по-английски, обычно слитно (Кокурюкай, Сококукай, Бутокукай и т. п.), авторы сочли логичным применить это правило в общем случае – Дай Ниппон Бутокукай. Кроме того, из двух вариантов названия Японии – Нихон и Ниппон, не отличающихся друг от друга в иероглифическом написании (и то и другое – ??), нами был выбран более официальный и чаще применяемый в современном Бутокукай – Ниппон.

Во-вторых, существующие варианты собственно перевода названия нашей организации поражают своим многообразием: от «Великого физкультурного общества Японии» до «Ассоциации спорта императорской армии». Не считая плюрализм положительным качеством в решении филологических вопросов и учитывая важность наиболее точного перевода названия не только по букве, но и по смыслу, нам пришлось сделать выбор между двумя наиболее распространёнными предложениями: «Общество Воинской Доблести Великой Японии» и «Общество Воинской Добродетели Великой Японии». Несложно заметить, что противоречие заключается в попытке адекватно перевести на русский язык слово бутоку (??) – «доблесть» или «добродетель»? «Большой японско-русский словарь» под ред. Н.И. Конрада (М.: Советская энциклопедия, 1966–1976) трактует бутоку как «воинскую доблесть», но току – как «нравственность, добродетель». «Краткий русско-японский словарь» (М.: 1950) под ред. того же академика Н.И. Конрада не даёт перевода бутоку вообще, определяет току как «добродетель», но зато переводит слово «доблесть» на японский язык как юканса (? ? ?), а «воинскую доблесть» как бую (??). Русско-японский словарь «Кэнкюся» (Токио, 1988) называет «доблесть» – юканса, а «воинскую доблесть» – букун (??). Японско-русский словарь издательства «Коданся» (Токио, 2007) и Японско-русский словарь издательства «Сансэйдо» (Токио, 2002) переводят току как «нравственность, добродетель». Сопоставляя эти варианты, мы неизбежно приходим к выводу, что наилучшим переводом бутоку на русский язык является «воинская добродетель», а наше представление о сути самой парадигмы бутоку, приводимое в соответствующей главе книги, как нам представляется, полностью подтверждает эту версию.

Значительную часть исследования составили приложенные к основному тексту документы, переведённые главным образом с английского языка: отчёты, справки и донесения американских спецслужб, письма японских мастеров будо в Штаб оккупационных сил союзнической коалиции в конце 40-х – начале 50-х годов прошлого века; а также перевод со старояпонского языка первого варианта Устава Дай Ниппон Бутокукай. Мы считаем, что знакомство с этими уникальными материалами существенно расширяет представления о реальной истории японс ких боевых искусств, являющейся сегодня в высокой степени мифологизированной.

Не меньшее значение имеют, по нашему мнению, примечания в конце книги. Авторы надеются, что эти примечания, как и источники, к которым мы отсылаем читателей, помогут более полно и правильно представить картину, на фоне которой развивались описываемые события, передать дух времени, эмоции и настроения героев описываемой эпохи. При этом, нам ещё раз хотелось бы особо подчеркнуть, что многие важные вопросы, такие как этика и философия бусидо, история самурайского сословия, общие сведения о японских религиях – всё то, что необходимо знать для правильного восприятия будо, как части японской культуры, не являются предметом изучения данной книги. Авторитетные исследователи прошлого, современные ученые и переводчики уже создали огромную исследовательскую базу. Малая часть ее указана в числе наших источников. Мы настоятельно рекомендуем ее освоить нашим читателям. Для того, чтобы избежать в своей жизни феномена эксплуатации мифа о «последнем самурае», с которого мы и начали нашу книгу, мы видим единственную возможность – наиболее широко и глубоко изучать историю, культуру и национальные особенности Японии, воспринимать будо через призму общекультурного подхода – только так и никак иначе.

Мы также сочли возможным отвести целую главу личным впечатлениям (впрочем, не только своим) от тренинга в Дай Ниппон Бутокукай, так как, повторимся, данная книга не претендует на академичность и отражает наши личные взгляды, воспроизводит наши личные ощущения от увиденного, услышанного, пережитого. Наконец, мы горячо благодарим всех, кто помогал нам в создании этой книги: наших наставников из Дай Ниппон Бутокукай (Киото), друзей в Токио – доктора В.Э. Молодякова и Танака Такэюки, членов российского преставительства Дай Ниппон Бутокукай Алексея Гржибовского, Сергея Лановенко, Владимира Лукина, главного редактора интернет-портала «Загадочная Япония» Анастасию Кальчеву и многих других людей, чьи советы были нам очень важны и чью помощь трудно переоценить. В книге использованы фотографии авторов, членов российского представительства Международного дивизиона Дай Ниппон Бутокукай, а также М. Мартыненко.

Причина возникновения Общества Воинской добродетели Великой Японии[2 - Из Устава Дай Ниппон Бутокукай, принятого в 1895 г. Перевод Ф. Кубасова.]

Почтительно разъясняем:

Некогда божественный воин Дзимму[3 - Император Дзимму (???)) – легендарный основатель и первый император Японии. Согласно «Кодзики», родился 1 января 711 г. до н. э. и умер 11 марта 585 г. до. н. э. В древней японской религии синто Дзимму выступает как правнук богини солнца Аматэрасу Омиками, являющейся главной богиней пантеона синто. Сам же Дзимму является вторым по старшинству божеством. Нынешний, 125-й по счёту, император Японии – Акихито (р. 1933) считается прямым потомком Дзимму.], прародитель императорского дома, установил мир в нашей стране и стал с любовью править всем её народом, заставив Воинскую добродетель Империи воссиять, не уступая солнцу.

С тех пор ему без перерыва наследовала череда мудрых императоров, правивших в согласии с веяниями времени и потребностями народа, чем даровали они стране нашей немало веков блеска и процветания. Пика же своего величия достигла наша страна в годы Энряку[4 - 782–806 гг. н. э.], когда император Камму[5 - Камму Тэнно (????, 737–806) – император Японии (781–806). В 794–796 гг. перенёс столицу государства из г. Нагаока (недалеко от современного г. Осака) в Хэйан-кё – ныне Киото, основав, таким образом, первую постоянную столицу (до этого было принято менять места расположения главных городов после смерти императоров).], объединявший в себе добродетели мудрости, учёности и доблести, негодяев и смутьянов по всей стране покарал, а ужасных варваров за её пределами усмирил. Ещё перенес он столицу в Хэйан и, великими думами преисполнившись, Павильон Воинской добродетели при дворе соорудив, часто-часто собственной персоной туда пожаловать изволил.

В исторических хрониках зафиксирован указ от 3-го месяца 15-го года Энряку[6 - 796 г. н. э.], в котором кратко упоминалось о планах государя выбрать по всем провинциям людей, достигших высот в военном деле.

Император, высоко ценя Воинскую добродетель, всему народу мир даровать изволил. Подданные же в ответ на это лишь с ещё большим усердием стали изучать военное дело. Именно здесь лежат корни тысячелетнего Духа Ямато. Ужели можем мы относиться к нему без должного уважения?

После Обновления[7 - Имеется в виду, по всей вероятности, Мэйдзи Исин – Реставрация Мэйдзи (????)), известная также как Революция Мэйдзи, – консервативная революция, приведшая к кардинальным изменениям в японской политической и социальной структуре и положившая начало современной Японии.], в 4-м месяце 28-го года Мэйдзи [1895], в связи с наступлением 1100-летней годовщины со дня перенесения столицы из Нагаока в Хэйан, в Киото устроили праздник, дабы почтить добродетели императора. Кроме того, был восстановлен Павильон Великого Предела[8 - Дайгокудэн (Тайкёкудэн) – помещение для важных церемоний. В частности, там в старину проводилась церемония возведения нового императора на престол. Древнее здание погибло при пожаре в 1177 г. (Примечания переводчика здесь и далее даны по данным «Расширенного словаря по истории Японии» (Нихон-си кодзитэн) изд-ва Кавадэ сюппанся, 1997.)] как почтительный знак нашей памяти.

Его величество ныне правящий император [Мэйдзи[9 - Император Мэйдзи (????, Мэйдзи Тэнно), прижизненное имя Муцухито (3.11 1852–30.07.1912) – 122-й и один из наиболее почитаемых императоров Японии (1867–1912), при котором она сменила статус малоизвестной азиатской страны на роль одного из лидеров мировой политики.] ] всё более и более приумножал Воинскую добродетель: в частности, возвёл он в Киото святилище Хэйан-дзингу. Будучи весьма тронуты этим, мы при вашей, наших уважаемых единомышленников по всей стране, поддержке, учредили Общество Воинской добродетели Великой Японии. Восстановив Павильон Воинской добродетели неподалёку от святилища, мы обязательно раз в год, собрав товарищей, проводим фестиваль, читаем лекции о боевых искусствах, почитаем добродетель богов, стараемся не забывать о духе патриотизма и благополучии Родины.

В последнее время, однако, нашими боевыми искусствами стали восхищаться во многих других странах. Наверное, дело в том, что они по достоинству оценили, как Его Величество Император заботится о том, чтобы Воинская добродетель достигла у нас расцвета, ранее невиданного, и воспитывает тем самым в нас – подданных – чувство братского единства, преданности и верности, трудолюбия и миролюбия. Тем не менее красота японского духа [ямато дамасий] – вещь, которую не так-то просто взрастить в короткое время. Так что учреждение нашего Общества состоялось не единственно по инициативе нас, недостойных: напротив, главной его причиной явилась насущная необходимость, проистекающая из реалий нашего времени. Поэтому мы горячо призываем благородных людей всей страны нашей, кто не чужд духу верности, отваги и героизма, не отказываться от изложенных здесь наших заветных мыслей, но искренне с ними согласиться и примкнуть к нам.

Представители основателей организации:

Ватанабэ Тиаки[10 - Ватанабэ Тиаки (1843–1921), политический деятель периодов Мэйдзи (1868–1912) и Тайсё (1912–1926), граф. Выходец из самураев клана Такасима провинции Синано. Занимал важные посты в провинциях, с 1910 г. вошёл в число придворных. Был членом тайного совета (сумицуин).], придворный младшего третьего ранга, 3-й степени

Мибу Мотооса[11 - Мибу Мотооса (1835–1906), политический деятель годов бакумацу (начального периода Реставрации Мэйдзи) и Мэйдзи. В период бакумацу активно выступал за почитание императора и изгнание варваров (сонно дзёи). После революции Мэйдзи вернулся к активной общественной деятельности. С 1891 г. граф. Член верхней палаты парламента.], придворный младшего третьего ранга, 2-й степени, граф 4-й месяц 28-го года Мэйдзи (1895)

Лучшие из лучших

Символ нации

Каждый, кто хотя бы немного интересовался историей восточных единоборств, знает, что зарождение в Японии мощного военного сословия буси (??) или самураев (?) относится к VIII–X вв. В это время стало очевидно, что для укрепления границ государства, постоянно расширяющегося на восток и ведущего жестокие войны на выживание с коренным населением Японских островов – айну, а также для безопасности феодальных поместий необходимо создать крупные подразделения профессиональных воинов, способных решать поставленные перед ними боевые задачи быстро и эффективно. В определённом смысле и на определённом историческом этапе легендарных самураев вполне можно сравнить с былинными русскими богатырями, защищавшими пограничные рубежи Руси и, по возможности, отодвигавшими их всё дальше и дальше, а в более поздний период – и с казаками, первоначальная задача которых также заключалась в охране и освоении приграничья, и которые тоже постоянно привлекались для участия во внутренних вооруженных конфликтах России в качестве профессиональной военной силы[12 - Заметим, что японские авторы никогда не согласятся с таким сравнением, так как у нас в этом вопросе разные системные подходы. Так, по мнению популярного писателя Сиба Рётаро, «ничего подобного феномену казачества не найти в истории Японии. Вот почему для нас часто непонятна сама идея “героя”. Система, о которой я пишу, сама рождала героев, в то время как в традиционном японском сознании герою появиться на свет очень трудно (хотя нельзя сказать, что в нашем климате не рождались крупные политические деятели» (Сиба Рётаро. О России. Изначальный облик севера. М., 1999. С. 60).].

Именно тогда – в эпоху зарождения и перспективного роста самураев, в 794 г. н. э., в только что выстроенной японской столице Хэйан-кё – будущем Киото властью императора Камму был основан первый Павильон Воинской добродетели – Бутокудэн – с тем, чтобы развивать военные искусства и оттачивать боевое мастерство дворцовой охраны и провинциальных самураев. Известно, что 5 мая 818 г. н. э. по указу императора Сага в Бутокудэн была проведена церемония ябусамэ (???) – стрельбы на скаку из лука. Это стало началом формирования официально поддерживаемых на самом высоком уровне демонстраций национальных воинских традиций. С тех пор на протяжении всей истории Японии Бутокудэн остаётся главным центром обучения всем видам боевых искусств.

С конца XI в. усиление класса воинов, в целом уже сформировавшегося экономически и политически, воинов, обладавших высокоразвитыми навыками ведения боя, явилось доминирующим фактором, определившим весь дальнейший ход японской истории. С профессиональной же точки зрения самураи обучались татиути (????) – искусству боя с мечом, содзюцу (??) – бою с копьем, нагинатадзюцу (???) – владению японской алебардой, кюба-но мити (????) – искусству конного лучника), а также другим известным в то время способам ведения боя[13 - См. приложение 2.].

В феодальной Японии более позднего периода – конца XIV в. – начала XIX в. самураи развивали уже комплексные формы военных техник – сого будзюцу – с использованием разного рода оружия, доспехов и различных боевых принадлежностей. Широкое распространение получили рюха будзюцу (????) – специализированные, профильные школы боевых искусств, совершенствовавшие собственные уникальные методы боевой стратегии, теорию военных действий и прикладные методики боя. Буси, ставшие к тому времени правящим сословием[14 - В средневековой Японии при сёгунате Токугава была принята сословная система си-но-ко-сё, где си – самураи; но – крестьяне; ко – ремесленники; сё – торговцы. Над всеми сословиями находилась немногочисленная аристократия, компактно проживавшая в Киото. Кроме того, священники и монахи не выделялись в отдельное сословие, но сохраняли определённое влияние. Отдельно существовали также неприкасаемые – эта. К их числу относились мясники, дубильщики, кожевенники, мусорщики и могильщики – то есть японцы, выполнявшие самую грязную работу.], в силу своих профессиональных обязанностей и призвания почти полностью посвятили свою жизнь развитию боевых навыков высокого порядка и служению культу военной доблести. В Японии XV – начала XVII в., а особенно в период Сэнгоку-дзидай (????) – так называемую «Эпоху воюющих провинций» (1467–1568), получили развитие комплексные системы хэйхо или боевой стратегии – хёхо (??).

В 1603 г. в стране установилось военное правление сёгунов[15 - В данном контексте имеются в виду фактические правители Японии, представители верхушки буси, установившие в стране военно-бюрократический режим, при котором самураи являлись господствующим классом.] дома Токугава, продолжавшееся до 1868 г. При режиме военного правительства – бакуфу – сражения, до того времени непрерывно терзавшие Японию, практически прекратились, но класс самураев на протяжении всех последующих двухсот шестидесяти лет старался поддерживать традиционный дух в занятиях боевыми дисциплинами, надеясь таким образом сохранять в своих рядах высокую боевую готовность, реальная потребность в которой сошла на нет. В это время буси начали считаться не только высшим слоем, элитой общества, но и эталоном морального превосходства, «идеальными людьми», неукоснительно следующими законам своеобразного кодекса этики самураев – того, что был осмыслено, систематизировано и со временем явлено миру как бусидо (???), или Путь воина.

В никогда не формулировавшихся точно и сжато, но тем не менее понятных всем японцам заповедях бусидо особое внимание всегда уделялось полному подчинению строгим правилам поведения и образу жизни, глубокому пониманию и искреннему восприятию идеалов чести, верности, отваги, ответственности, сыновнего почтения, самопожертвования, единения, дисциплины, сочувствия в соединении с высочайшим боевым духом. При этом конкретные цели и объекты поклонения, ради которых самурай «взваливал» на себя груз бусидо, со временем менялись. Основной конфликт разгорался между разными проявлениями чувства долга: с одной стороны, перед своим непосредственным хозяином, что на философском уровне обосновывалось широко распространенными и популярными в среде воинов нормами конфуцианской добродетели. С другой – перед высшим сюзереном – императором, что, в свою очередь, теснейшим образом было связано с культом синто – первоосновой японского восприятия окружающего мира и определения своего обособленного места в нём.

С таким специфическим способом мышления и мировосприятия буси продолжали совершенствовать искусство боя с мечом и другие известные тогда военные дисциплины. В период правления Токугава возникли и получили распространение множество различных школ боевых искусств – рюги-будзюцу (????), каждая из которых заявляла о своем превосходстве и особой боевой доблести. В то же самое время из-за прекращения войн самураи неизбежно превратились в класс, функциональное существование которого и совершенствование будзюцу не могло быть оправдано реальными потребностями ситуации. В результате многие мыслители той эпохи были обеспокоены привилегированным положением класса воинов в обществе, которое уже не очень-то в них нуждалось с практической точки зрения, и пытались найти обоснование такого положения.

Одним из этих мыслителей был Ямага Соко (????), влиятельный философ периода Гэнроку[16 - 1688–1704 гг.], основатель школы военной стратегии Ямага-рю (???) и сторонник классического обучения – когаку. Он являлся учеником Хаяси Радзан, японского философа неоконфуцианского толка, советника первых трёх сёгунов династии Токугава, и имел большое влияние на самурайскую элиту того времени. Не случайно кисти Ямага Соко принадлежит одна из первых попыток изложения идей, впоследствии получивших известность как бусидо. В определённом смысле он стал и идейным вдохновителем мести сорока семи ронинов – самураев, оставшихся без хозяина, во главе с Оиси Ёсио (????), который являлся его учеником. Эта самая известная история, ставшая легендой, иллюстрирует идеалы самураев токугавской Японии и до сих пор служит «учебным пособием» по воспитанию самурайского духа преданности[17 - Эта история повествует о том, как сорок семь самураев подготовили и претворили в жизнь план отмщения Кира Кодзука-но-Сукэ, чиновнику при дворе сёгуна Токугава Цунаёси, за смерть своего господина – князя (даймё) Асано Такуми-но-Ками Наганори. В 1701 г. Асано был приговорён к сэппуку (харакири) за нападение на чиновника в ответ на оскорбления и издевательства со стороны последнего – такова каноническая версия событий. Потеряв своего господина, 47 буси, ставших самураями без хозяина – ронинами, во главе с Оиси, дали клятву отомстить за смерть. Однако, чтобы не возбуждать подозрений, они около двух лет, тщательно соблюдая конспирацию, делали вид, что забросили все думы о мести, и в конце концов ввели обидчика в заблуждение. 15 декабря 1702 г. ронины напали на поместье Кира в Эдо, перебив 16 и ранив более 20 человек. Самому Кира было предложено совершить сэппуку, но тот отказался или же просто не смог этого сделать. Оиси убил его сам. Голову поверженного врага ронины отнесли в монастырь Сэнгакудзи и возложили на могилу своего господина, исполнив тем самым клятву, данную ими два года назад, после чего сдались властям. Сёгун оказался в затруднительном положении: с одной стороны, ронины поступили согласно духу бусидо, отомстив за своего хозяина; с другой стороны, они нарушили ряд его приказов. В итоге суд всё же приговорил заговорщиков к смерти. Однако им было позволено провести благородный обряд ритуального самоубийства, как надлежало настоящим самураям, вместо того, чтобы быть казненными как уголовникам. Их могилы с тех пор стали объектом поклонения, а история мести – классическим, хотя и далеко не бесспорным, примером исполнения самурайского долга, который и по сей день является предметом ожесточённых дискуссий между историками и специалистами по бусидо.]. Размышляя о роли буси в обществе, Ямага Соко писал: «Самурай потребляет пищу, не выращивая ее, использует утварь, не изготавливая ее, получает доход, не покупая и не продавая. Чем оправдать все это? Самурай ничего не выращивает и не производит, он также не занимается торговлей, но не может быть, чтобы у него не было совершенно никаких функций». Отвечая на этот вопрос, Ямага Соко писал, что отныне самурай более не должен быть лишь воином. У него более высокое предназначение: служить образцом добродетели и символом всей нации. Именно такое понимание роли самурайского сословия повлекло за собой значительные изменения в сущности воинских искусств, со временем воплотившихся в оформлении их нового типа – будо.

1 2 >>